Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Для пользы дела. Как сделать социальную среду доступнее

«Среда, в которой мы живём, отнюдь не настраивает на искренность. Море лжи льётся отовсюду под бравурными лозунгами о равенстве. А ложь и безнаказанность развращают душу человека. Понятия «милосердие», «сочувствие», «вежливость» уходят из нашей жизни. Боюсь, навсегда», - считает член Общественной палаты Майкопа Алексей Хлопов. 

Лабиринты нервотрёпки

- С 2012 года Россия приводит своё законодательство в соответствие с нормами Конвенции о правах инвалидов. А многого добились?

- Нельзя сказать, что результатов нет - они есть. В Майкопе устанавливается тактильная плитка у светофоров, при выходе на проезжую часть. Вещь дорогостоящая. Но насколько она нужна, насколько помогает слепому? Я не нахожу в ней пользы. Вот оснащение светофоров звуковым сигналом, действительно помогает, но тогда, когда рядом со светофором не ревёт звуковая реклама. А что делать незрячему человеку, когда рекламные крики забивают звук светофора? 

90076a69afa4f2a6719be4367dfa044a.jpg

Потом штендеры - наружная реклама, которые устанавливают прямо на тротуаре, мало заботясь о том, как мимо них пройдут слепые. У нас было несколько случаев, когда люди с тросточкой двигались по тротуару - месту, предназначенному для пешеходов, и травмировались о металлические штендеры. Куда это годится?

- Сегодня в России работает проект «Доступная среда». Насколько она доступна в реальности?

- Мы в течение долгого времени просим троллейбусное управление, чтобы водителям вменили в обязанность объявлять остановки. Уже сменилось три руководителя управления, провели кучу общих собраний, уговаривали водителей. Сначала объясняли причину молчания тем, что нет громкоговорителей.

Эти устройства закупили - непростые, а цифровые. Водителю не надо даже объявлять остановку, он просто нажимает кнопку. И всё равно тишина. А считать повороты и остановки инвалиду по зрению трудно. Был момент, когда не стало кондукторов, которые хотя бы могли подсказать остановку. Потом их вернули. Не успели мы вздохнуть спокойно, как восстановили компостеры. Что такое для незрячего человека в движущемся транспорте встать, найти компостер, пробить билет и вернуться обратно? Сейчас компостеры опять отменили. Тут и здоровый человек с ума сойдёт.

- Получается, на доступность среды тратятся немалые деньги, но эффекта мало?

- Эффективность работы, проводящейся за эти деньги, оставляет желать лучшего. Один из основных принципов Конвенции гласит: «Для нас ничего без нас». Нельзя решать какие-то проблемы инвалидов по созданию им доступной среды без их участия и консультации. У нас это делается сплошь и рядом. Советуются, когда уже сделаны работы. А надо просить совета на этапе подготовки, чтобы  бюджетные деньги  не растратить зря. Был момент, когда здание строили вместе с пандусами для колясочников. Пандусы вместе со зданиями принимали. Потом оказывалось, что построены они в нарушение всех норм, колясочники на них просто не заедут.

- Вы тесно сотрудничаете с председателем Союза инвалидов-колясочников Адыгеи Ольгой Карапетян, были в нескольких рейдах. Каковы результаты?

- Неутешительные. Мы решили проверить доступность МФЦ - места, куда обращаются за помощью в оформлении бумаг. Сначала вошёл человек с тросточкой. На него никто не обратил внимания. Потом заехал колясочник - им легче, видят, где окно, куда и к кому надо обратиться. Никто не подошёл, никто не помог. Хотя в таких учреждениях должны быть специальные сотрудники для помощи инвалидам. После таких походов чувствуешь себя человеком второго сорта. Хотя такое внимание со стороны сотрудников центров, аптек, магазинов - одно из положений конвенции.

- Ещё одно из её положений затрагивает банковскую сферу.  Как тут обстоит дело?

- Хоть сейчас можем позвонить даже не в банки - в магазины и по телефону договориться о покупке любой необходимой в хозяйстве вещи. С вами будут приветливы, даже когда речь зайдёт о кредите. Но до тех пор, пока вы не скажете, что являетесь инвалидом первой группы. Тогда вам, скорее всего, в кредите откажут, аргументируя это тем, что вы «клиент повышенного риска».

Отношение к инвалидам, старикам, женщинам - индикатор нравственности общества. У нас уровень низкий. Это не воспитывается с детства. А что видят наши дети? Как в автобусах не уступают место пожилым. По телевидению - секс, детективы, семейные разборки, ранняя беременность. Чему эти темы научат ребёнка?

Забытый лексикон

- Одно из правил МОК: если страна не готова к Паралимпиаде, Олимпиада отменяется. Почему нельзя этому же правилу следовать в жизни?

- Правило жёсткое, но справедливое. А иначе ничего не сдвинется с места. В России есть индивидуальная программа реабилитации (ИПР). Она выдаётся каждому инвалиду, когда ему определяют группу. Это перечень тех реабилитационных средств, которые выдаются государством бесплатно. Для слепых людей это тактильная белая трость, говорящий тонометр, спецустройство для прочтения говорящих книг, говорящий градусник, видеоувеличитель для слабовидящих. По идее, ИПР должна быть примером доступности.

У нас ИПР недоступна. Человек начинает обход с участкового терапевта, потом проходит медико-социальную экспертизу. Он не знает, что входит в ИПР. А ему из всего перечисленного выписывают трость. Часто происходит путаница - слабовидящему выписывают трость, а слепому - видеоувеличитель. А по закону, чтобы получить остальное, инвалид должен ещё раз обойти врачей. Но морально люди не в состоянии вновь пройти все лабиринты нервотрёпки. Доступность носит показной характер. Изменилось понятие «благотворительность». Милосердия, сочувствия и жалости - нет. Эти понятия уходят из нашей жизни. 

Досье

Алексей Хлопов родился в 1960 г. в Сочи. В Майкоп переехал в 1979 г. С 1994 г. - председатель городской организации Всероссийского общества слепых. Женат, имеет сына и двух внучек. Считает, что главное качество человека - искренность.

Карина Кадиева


ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ