Архив:

Барьерная среда карагандинских инвалидов

В Караганде люди с ограниченными возможностями, по их признанию, чувствуют себя изгоями. Почему так происходит, пыталась разобраться корреспондент “КАРАВАН”.

Официальная картинка

Чиновники считают, что людям с ограниченными возможностями в Караганде жаловаться на отсутствие помощи грех. Руководитель отдела занятости и социальных программ Караганды Бахыт ТАЛИПОВА сообщила:

– В городе 19 500 инвалидов, в том числе 1 342 ребенка с ограниченными возможностями. Все они получают помощь из республиканского и местного бюджетов.

Как сказала чиновница, инвалид может претендовать на получение помощи из местного бюджета на содержание жилья и оплату коммунальных услуг. Инвалидам I группы предоставляется помощник, инвалидам по слуху – услуги жестов и языка:

– Через областной бюджет предоставляются протезно-ортопедические средства, сурдосредства, тифло­средства, санаторно-курортное лечение. Одиноким инвалидам I–II группы выплачивается надбавка к госсоцпособию. В Караганде около 400 человек получают этот вид помощи. Есть отделение социальной помощи, где обслуживаются 312 детей, 160 инвалидов с психоневрологическими заболеваниями, одинокие инвалиды и пенсионеры. Им предоставляется гарантированный объем социальных услуг.

Не просто трудно – невыносимо

Теперь – мнение 32-летней карагандинки Евгении ТОЛСТУНОВОЙ. Она уже 11 лет растит сына с диагнозом ДЦП:

– Мой ребенок стал инвалидом по вине врачей. Ошибки медперсонала при родах, халатность после – и вот он на всю жизнь прикован к инвалидной коляске. Имея три образования, я не работаю – все эти годы занимаюсь лечением своего ребенка.

Растить ребенка с ограниченными возможностями в наших реалиях не просто трудно, а невыносимо:

– 22 433 тенге – пособие на ребенка, столько же – пенсия родителю или опекуну по уходу, 1 903 – доплата к пенсии. Как прожить на 46 тысяч в месяц? Это хорошо, мы с моей мамой живем, а как выкручиваются те, кому родители помочь не могут?

При этом гарантированная государством помощь, говорит женщина, не учитывает всех потребностей инвалида, а процедура получения этой помощи порой больше напоминает дополнительные барьеры:

– Чтобы получить ортопедическую обувь, трость, памперсы, инвалидную коляску, нужно множество справок. И за каждой приходится мотаться помногу раз. Хорошо, если ребенка есть с кем оставить, а если нет, то не получишь никакой помощи.

Все права на материалы газеты «Караван» принадлежат ТОО «Агентство “Kazakhstan Today”». Любое использование материалов запрещено без письменного разрешения редакции.

Пока помощи дождешься….

Зачастую помощи нужно ждать месяцами: пока объявят тендер, пока проведут:

– Те же памперсы получаем раз в полгода. Раньше приходилось год ждать. Потом кучу коробок привозили на такси домой и жили, как на складе. Но все равно зачастую бывает, что памперсы быстро кончаются, потому что были плохого качества, ждать получения еще долго. Поэтому идем и покупаем. 1 пачка – и 5 тысяч как ни бывало.

Но и это не все. Проходить врачебную комиссию приходится по любому поводу:

– Когда нужен больший размер обуви, памперсов, требуют заново собирать справки. И это просто мучение. В нашей поликлинике педиатр сидит на четвертом этаже, а лифта нет. Как я 11-летнего ребенка дотащу на прием? Везде высокие лестницы, пандусов нет нигде, а там, где есть, они так устроены, что и здоровый человек не взберется. Какое-то дикое отношение к инвалидам!

Возмущает женщину и то, что гарантированный объем медицинской помощи включает в себя только простейшие анализы и процедуры, тогда как в каждом конкретном случае инвалидам нужен свой объем обследований. И это встает в огромные суммы:

– Специализированное обследование для нас только платно! Вот нам, например, нужна ночная нейросонография. Она стоит около 15 тысяч. А ведь это обследование проводится не один раз! И так во всем.

Неграмотные кадры?

С родителями во многом согласны руководители общественных организаций, занимающихся проблемами инвалидов. Директор ОО “Центр помощи детям-инвалидам “Лучик надежды” Татьяна Кравченко считает, что помимо прочего люди сталкиваются еще и с несовершенством социальной службы.

– В других странах, когда рождается ребенок с ограниченными возможностями, реабилитологи и другие специалисты говорят: “У вас родился необычный ребенок, с особыми потребностями” – и консультируют родителей: на что они имеют право, что им делать. У нас же, хотя в поликлинической службе есть социальные работники, которые должны информировать родителей, они недостаточно грамотны. Поэтому родители зачастую не получают помощи даже в консультативном плане.

Как говорит общественница, причина этого проста – в соцработники принимают людей, можно сказать, с улицы. Без специального образования и необходимых знаний… То есть, как бы привлекательно ни выглядели права инвалидов, не покидает ощущение, что вся эта забота, как правило, только на бумаге.

Лариса Чен

Источник: Караван

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ