Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Безбарьерная социальная среда: возможная реальность или иллюзия?

Сын Галины Рогожиной — инвалид. В этом году мальчик пошел в первый класс, но праздника для него в этот день, увы, не получилось. Многие дети, в особенности старшеклассники, смотрели на малыша с испугом и обходили его коляску стороной.

Одноклассников мальчика не подготовили к тому, что в их классе будет учиться ребенок с ограниченными возможностями здоровья. К счастью, очень скоро дети привыкли к своему школьному товарищу-инвалиду и даже стали ему во всем помогать.

К сожалению, подобных историй случается очень много. И не только в школах, среди детей. Отсутствием культуры общения и чувства такта страдают даже взрослые люди с высшим образованием. Педагоги не исключение. У Галины Рогожиной есть еще старшая дочь. Девочка вполне здорова, делает успехи в учебе и творчестве.

— Однажды мы приехали к дочери на школьный праздник вместе с сыном, — рассказывает Галина Анатольевна. — Учительница неодобрительно посмотрела на нас и сказала: «Зачем вы на детский праздник привезли с собой ребенка-инвалида?» Через три года такого отношения мы вынуждены были уйти из этой школы.

В наше время о «жизни без границ» для людей-инвалидов говорить просто смешно. И дело даже не в том, что физические ограничения не позволяют этой категории наших сограждан жить так, как могут позволить себе здоровые люди. Проблема в том, что большая часть нашего социума просто не готова сталкиваться, а тем более взаимодействовать с инвалидами в различных сферах общественной жизни. И, как показывает хотя бы приведенный выше пример, к работе с детьми-инвалидами не готовят даже будущих учителей в педагогических университетах.

В минувший вторник 31 марта в областной библиотеке имени Крупской прошел круглый стол на тему «Доступная среда жизнедеятельности для людей с ограниченными возможностями здоровья». В беседе приняли участие представители региональных министерств, Фонда социального страхования, областной прокуратуры и сами герои дискуссии — люди с ограниченными физическими возможностями. Организаторы встречи — представители регионального отделения Общероссийского народного фронта (ОНФ). Обсуждали самые острые проблемы, волнующие инвалидов Оренбуржья. В частности, вопросы образования, трудоустройства и формирования безбарьерной социальной среды.

Сейчас в нашей области 253 тысячи 546 инвалидов, 13 процентов из них — дети. Основные причины детской инвалидности — психические расстройства, врожденные аномалии, болезни нервной и эндокринной систем.

— Оренбургская область входит в десятку наиболее неблагополучных регионов России по количеству детей, у которых причиной инвалидности являются психические расстройства, — сообщила Надежда Корнеева, член общественного движения «Народный фронт „За Россию“».

Сейчас в нашей области проводятся мероприятия по поддержке государственной программы «Доступная среда». По инициативе Владимира Путина программа продлена до 2020 года. В регионе сохранены 20 образовательных учреждений для детей с ограниченными возможностями здоровья. Существует сеть коррекционных школ-интернатов для таких ребятишек. В зависимости от физиологических отклонений дети посещают школы, созданные для страдающих детским церебральным параличом, нарушением зрения, слуха или речи. Кроме этого, в Оренбуржье работают 13 организаций для умственно отсталых детей.

— В Оренбургском педагогическом колледже имени Калугина создали три экспериментальных класса для детей с расстройствами аутистического спектра. На базе этого учреждения для ребят с ограничениями здоровья теперь есть ресурсный центр, — рассказывает заместитель министра образования области Ольга Озерова.

Обучение инвалидов проводится и в профессиональных учебных заведениях региона. Улучшение условий пребывания дало возможность 259 инвалидам и 506 детям с ограниченными возможностями здоровья учиться в колледжах Оренбурга и Орска. Условия для обучения инвалидов, по словам Ольги Петровны, созданы в пяти оренбургских университетах. В Оренбургском госуниверситете учатся 95 инвалидов, 12 — в аграрном университете, столько же в педагогическом, 16 — в медицинском университете и семь — в юридической академии. Дистанционно получают образование 95 человек.

Кроме инвалидов, присутствовавших на круглом столе, в обсуждении приняли участие и те, кто не смог приехать в библиотеку по состоянию здоровья. С ними организаторы мероприятия связались в онлайн-режиме. Елена Лебедева, с которой удалось поговорить по скайпу, рассказала о проблемах, с которыми столкнулась при обучении в университете.

В 2005 году она поступила в университет на дистанционное обучение. Через шесть лет пришло время сдавать экзамены и защищать диплом, а для этого в вузе требовали ее личного присутствия. Елена уже 16 лет не выходит из дома: прийти в университет и защитить диплом очно она не может физически. К тому же в самом здании учебного заведения нет условий для передвижения людей в инвалидной коляске на верхние этажи. Так женщина и не может получить диплом с 2011 года.

— Я попросила заведующую кафедрой пойти мне на встречу и дать возможность сдать экзамены в форме онлайн-конференции, — рассказывает женщина, — но на это предложение последовал отказ. Мне сказали, что для проведения защиты подобным образом у университета нет технической возможности.

Странно слышать такое оправдание в нашем XXI веке, тем более от преподавателя вуза. Однако винить в этом руководство университета тоже неправильно. По закону все студенты, в том числе инвалиды, сдавать государственные экзамены и защищать диплом должны в стенах университета. Но что делать, если в некоторых случаях это невозможно?

С каждым годом для людей с физическими ограничениями все более критичной становится транспортная проблема. Инвалиды за круглым столом жаловались на качество обслуживания в автобусах.

Максим Щепачев — эксперт регионального отделения ОНФ в Оренбургской области. Молодой человек лишен зрения и передвигается по городу исключительно с помощью собаки-поводыря. Студент-очник Оренбургского педагогического университета, он вынужден каждое утро в час пик ездить на учебу автобусом.

— Зайти утром в общественный транспорт, набитый битком людьми, не представляется возможным. Тем более с собакой, на которую многие реагируют неадекватно. Если попасть в автобус все-таки удается, то приходится сталкиваться еще с одной проблемой: водители и кондукторы почти никогда не предупреждают пассажиров об остановках. Поэтому вероятность проехать лишние метры — больше 90 процентов.

Куда сложней ездить в общественном транспорте инвалидам-колясочникам. Конечно, этой категории людей из соображений экономии больше подходят троллейбусы. Но инвалиды ими не пользуются, потому что заехать в электротранспорт на коляске почти не реально. Конечно, за последнее время в Оренбурге появился 21 новый низкопольный троллейбус. Но к удивлению многих присутствующих выяснилось: почти никто из колясочников этого не знал. А это уже дает основание полагать, что в Оренбурге чиновники даже не думают общаться с инвалидами, информационное поле для инвалидов не то что не засеяно — даже не пахано.

В нынешнем году из федерального бюджета Оренбургская область должна получить более 80 миллионов рублей на удовлетворение потребностей людей с ограниченными физическими возможностями. Эти деньги будут направлены на организацию медицинских услуг, развитие культурного сектора для инвалидов и улучшение условий для них в общественном транспорте.

Сегодня пребывание людей с ограничениями здоровья в социальной среде затруднено из-за отсутствия необходимого технического и материального оснащения в зданиях и на улицах. Участница круглого стола Елена Иоффе живет на проспекте Гагарина. Она передвигается только на коляске, и когда ей надо съездить за продуктами в ближайший магазин, возникают сложности: дороги разбиты, а выбоины в них часто шире, чем расстояние между колесами инвалидной коляски. Надежда Корнеева напомнила, что недавно на проспекте Гагарина в подземном пешеходном переходу установили подъемник для инвалидов, и поинтересовалась, пользовалась ли им женщина.

— Конечно! И в первый же раз застряла в нем, — усмехнулась женщина. — Ломается он очень часто.

Инвалиды — участники круглого стола жаловались на слишком узкие проходы во многих лифтах больниц и жилых домов, на отсутствие парковок для колясочников там, где они необходимы. А ведь кроме хоть как-то адаптированных для передвижения инвалидов муниципальных учреждений есть и частные. Очень часто руководители этих компаний отсутствие условий для удобства инвалидов неоправданно списывают на отсутствие денежных средств.

Что касается трудоустройства инвалидов, то здесь проблем меньше всего. За прошлый год было создано 936 рабочих мест и трудоустроено 939 инвалидов. На это из бюджета потратили 59 миллионов рублей. В 2014 году в Оренбурге впервые оборудовали рабочие места для колясочников. Сейчас планируется создать еще 218 мест.

А некоторые особо предприимчивые люди с физическими ограничениями в трудоустройстве вовсе не нуждаются и даже могут предложить рабочее место вам. Например, Кирилл Шумилов имеет свой частный бизнес.

Люди с ограниченными возможностями здоровья — одна из самых незащищенных категорий общества. Для того чтобы хоть чуть-чуть преодолеть этот труднейший барьер, им крайне необходимы помощь и поддержка. А чтобы помочь, нужно просто не оставаться равнодушными и быть внимательными ко всем, кто живет рядом с вами.

02d4e685e4b20c28169702fbcceea80b.jpg

Юлия Ситникова