Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Пенсионерку без ноги вынуждают работать

55-летняя Любовь Атанова, страдающая тяжёлой формой диабета и нуждающаяся в инсулине пять раз в сутки, судится с медико-социальной экспертизой, устанавливающей группу инвалидности. В 2005 году ей ампутировали левую ногу выше колена. А через год после ампутации ноги сотрудники МСЭ заменили ей третью степень нетрудоспособности (то есть полная неспособность к труду) на вторую степень.

В результате женщина, которая уже достигла пенсионного возраста, теряет как минимум полторы тысячи рублей ежемесячной пенсии.

Мучения с протезом

Сахарным диабетом Любовь Павловна страдает десять лет, а ноги лишилась за неделю. Небольшое нагноение на мизинце стремительно привело к гангрене - у диабетиков такое бывает. Левую ногу женщине отрезали на уровне средней трети бедра.

- Мне подобрали протез, но он был очень тяжёлым и негнущимся, - говорит Любовь Атанова. - В транспорт я войти не могла: не хватало сил подняться по ступенькам и подтянуться на руках. Потом упросила сделать мне протез, гнущийся в колене. Но тут свои нюансы: если его выпрямить из согнутого положения, но не до конца, он тут же складывается, и ты падаешь!

Из-за этих падений у Любови Павловны появились новые проблемы со здоровьем. Мало того что из-за диабета нарушена чувствительность конечностей, так ещё и связки прошлым летом порвались. Чтобы не мучиться на протезе, женщина пересела в инвалидную коляску. А потом оказалось, что ей нужно искать работу.

- У нас многие как рассуждают? Не можешь ходить - делай коробки или марки наклеивай на дому, тоже лишняя копейка. Но когда официально определяется, трудоспособен ли человек, действуют другие критерии, - рассказывает Любовь Павловна, поднаторевшая в правовых вопросах за время тяжбы. - Есть приказ Минздрав-соцразвития РФ от 22 августа 2005 года № 535 «Об утверждении классификаций и критериев, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы». В п. 9 главы IV этого документа написано: «Оценка показателей способности к трудовой деятельности производится с учётом имеющихся профессиональных знаний, умений и навыков». Я по профессии инженер, 34 года занималась проектированием и строительством элеваторов, ремонтом мостов. Получается, что моя трудоспособность должна определяться не тем, могу ли я строчить на дому фартуки, а тем, способна ли я применять на пользу обществу те навыки и знания, которые у меня имелись до болезни!

Голодовка не помогла

По словам Любови Павловны, при второй степени возможна работа по профессии в специальных условиях, с использованием технических средств. Эти спецусловия и техсредства должны разрабатываться в программе индивидуальной реабилитации, которая выдаётся инвалиду на руки.

- Но у меня нет никаких конкретных рекомендаций. Где работать, кем и как, неизвестно, - вздыхает Любовь Атанова. - Тем более теперь, когда мне исполнилось 55 лет. В этом возрасте здоровые люди не могут устроиться. И прожить на уменьшившуюся пенсию я не смогу: вторая нога тоже на грани и требует дорогостоящего лечения. Маме моей 80 лет, дочь живёт в другом городе. Мне даже продукты доставляет соцработник.

Любовь Атанова жаловалась в Федеральное бюро МСЭ, полпреду президента по Воронежской области, в областное и городское управления здравоохранения, но безрезультатно. Ничего не дало и обращение в суд Ленинского района: в иске об оспаривании степени трудоспособности гражданке Атановой отказали.

Не помогла даже суточная голодовка с отказом от инсулина, на которую лишилась доведённая до отчаяния женщина 30 ноября 2007 года. К ней прибыли тогда 6 экспертов, выслушали, поучили, как питаться и лечиться на 4200 рублей в месяц, и оставили своё решение без изменений.

Однако женщина намерена бороться до победы.
- Я уже подала кассационную жалобу в судебную коллегию по гражданским делам областного суда, - сообщает Любовь Павловна, - потом буду писать в Верховный суд, Конституционный, вплоть до Страсбургского. Должны же люди понять, что я больной человек, а не бездельница!

Комментарий специалиста

«Женщина может посильно трудиться»

Заместитель руководителя ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Воронежской области» Вера Болдырева:

- Наше решение поддержала вышестоящая инстанция в Москве, поэтому изменять степень потери трудоспособности нет оснований. Третья степень давалась сразу после операции, когда ещё не сформировалась культя, не был подобран протез. В настоящий момент у инвалида Атановой протез имеется, есть и инвалидная коляска. Она может начинать посильно трудиться, и не обязательно по своей прежней специальности. Умения и навыки, о которых идёт речь в приказе № 535, упомянутом Атановой, могут быть, например, в области шитья или вязания, инвалид без ноги может работать диспетчером на домашнем телефоне. Как только Любовь Павловна согласится с назначенной степенью потери трудоспособности, мы ей пропишем в индивидуальной программе реабилитации все свои рекомендации. Пока же она не готова работать в принципе.

Евгения Томсон
Фото: Олеся Полякова

От редакции

С судебными решениями не поспоришь. И всё же вызывает удивление закон, который позволяет заменять степень трудоспособности страдающему диабетом безногому человеку предпенсионного возраста. И о каком трудоустройстве можно говорить сейчас, когда Любови Атановой уже исполнилось 55 лет? Любая гражданка Российской Федерации, достигнув этих лет, имеет право на заслуженный отдых. А Любовь Павловна, отработавшая на государство более трёх десятков лет, выходит, этот отдых не заслужила? Наверное, наша страна станет богаче, забрав у женщины полторы тысячи рублей, которые ей нужны просто для того, чтобы выжить...

Источник: newspaper.moe-online.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ