Архив:

Как секс-службы помогают людям с ограниченными возможностями

Сегодня у Шарлотты насыщенный день. На часах 10 утра, ее дочь уже ушла в школу, впереди — расписанные по часам встречи с клиентами, параллельно она работает над постановкой в местном театре и планирует политическую кампанию. Наше интервью по скайпу прерывает деловой звонок, Шарлотта отвечает: «Сегодня у нас сеанс с участием двух девушек, я буду работать с Зарой».

У нее есть примерно полтора часа до выхода из дома. В Лондоне 10 утра, в Нью-Йорке — 5 утра, и это единственное окно в расписании Шарлотты на ближайшие две недели, когда она может со мной поговорить. «Чем я могу быть вам полезна?», — спрашивает Роуз.

Мы связались с шарлоттой через британскую организацию TLC TRUST, на сайте которой размещают свои анкеты работники сферы секс-услуг, готовые помогать клиентам с ограниченными физическими возможностями. Веб-камера направлена куда-то вверх, так что всё, что я вижу, — это лицо Шарлотты, которая подпирает голову подушкой и трет сонные, но уже накрашенные глаза, а также лямки от лифчика на ее плечах.

Помимо работы с людьми с ограниченными физическими возможностями, Шарлотта является открытым сторонником оказания всех видов секс-услуг с тех пор, как пришла в индустрию в 1997 году. Сейчас она активно занимается предвыборной кампанией — планирует стать членом парламента и защищать право на сексуальную жизнь пожилых и людей с ограниченными физическими возможностями, а также углубить и расширить курс сексуального образования в школах. В 2013-м Шарлотта получила награду Golden Flying Penis в номинации «Работница года в области секс-услуг»; за консультацией к ней обращался актер Руперт Эверетт, работавший над документальным сериалом «Love for Sale».

Вечера и выходные Шарлотта проводит на репетициях и выступлениях в «Sex Workers Opera» — мультимедийной постановке лондонского театра Arcola, написанной и исполненной секс-работниками и их друзьями, которые рассказывают свои истории в форме танца и перформанса. В свободное время Роуз организует социальные акции, например недавний шлепатон (от слов «марафон» и «шлепать». — Прим. ред.) или демонстрацию против законодательных ограничений в британском порно, под которые попали такие элементы, как фистинг, сквиртинг, шлепанье, битье палкой, агрессивная порка, пенетрация с участием предметов, ассоциирующихся с насилием, физическое и психологическое унижение, а также удушение. 

3477dd6abb7de0ee50368e6db9471d91.jpg

Шарлотта предлагает принципиально другую опцию — возможность трахаться как все

Можно смело сказать, что ее ничто не пугает — и в профессиональной деятельности в том числе. Шарлотта научилась адаптировать самые разные методы сексуальной стимуляции для самых разных клиентов, в том числе с расстройствами интеллекта, нефункционирующими гениталиями или с функциональными ограничениями. Работая с человеком, парализованным ниже шеи, к примеру, Шарлотта говорит с ним о сексе, вызывая у него эрекцию, а затем описывает, как его возбуждение вызывает прилив крови к лицу: ощущения нарастают на щеках, лице в целом и в конечном итоге подключается мозг.

«У меня был клиент, у которого случался оргазм от того, что его трогали за ухо, — продолжает она. — Тело способно адаптироваться, вне зависимости от того, каким образом — с помощью глаз, ушей или от прикосновений. Наше тело всегда будет эволюционировать в зависимости от обстоятельств. Оно использует свои эрогенные зоны и задействует другие органы чувств, если нужные не функционируют».

«Мне понятен эмоциональный аспект, и иногда это может быть изнурительно для работника сферы сексуальных услуг, — говорит она. — Порой сиделки могут подготовить клиента к моему визиту. Но у меня есть и некоторые клиенты, которые стесняются рассказать обо мне своим сиделкам, так что мне приходится брать на себя некоторые дополнительные обязанности, это тоже может вызвать неудобные ситуации. Боязно, что ты можешь причинить им боль, сделать что-то не так, ведь у тебя нет специальной подготовки в этой области. Например, приподнимать некоторых больных необходимо лишь определенным способом, и ошибка может навредить вам обоим».

Шарлотта предлагает принципиально другую опцию — возможность трахаться как все

Есть и эмоциональные издержки. Один из бывших клиентов Роуз страдал от рака кожи, буквально пожиравшего его снаружи и полностью поглотившего его за время их отношений. «Ему продолжали ампутировать всё новые и новые части тела по мере того, как рак разъедал кожу, — вспоминает Роуз. — Я не могла слишком давить на его кожу, потому что она трескалась и начинала кровоточить. Но он был таким приятным парнем, всё время шутил. Он пришел ко мне сам, связавшись с TLC — он хотел потерять девственность до того, как умрет».

«С каждым постоянным клиентом устанавливается эмоциональная связь. Видеть, как прогрессирует их состояние от месяца к месяцу, как меняется их тело — всё это очень печально». Шарлотта говорит, что сейчас она находится в трех «посмертных списках». Я впервые слышу такое выражение. Роуз объясняет, что после смерти клиентов ей звонят и приглашают на их похороны.

Какими бы мрачными ни были сопутствующие обстоятельства, ее секс-драйв не угасает, по крайней мере, так она утверждает. В документальном сериале «Love for Sale» Шарлотта убеждала скептически настроенного Руперта Эверетта, что ее минимум — по оргазму от каждого клиента, а порой и по два. «Из всех профессий на свете у меня — самый высокий уровень удовлетворенности от работы, — говорит она мне. — Я люблю секс!»

Несмотря на консервативную политику в отношении порно, секс-услуги в Британии всегда были легальны, в противовес США, где проституция запрещена (исключая 11 округов Невады и Калифорнию, где она условно подпадает под закон о «лицах брачного возраста»). По иронии это породило в Штатах доведенную до еще более профессионального уровня версию секс-служб — «сексологическую работу с телом», развивающуюся область «эротического образования», которая, очевидно, не связана с исследованиями секса в медицинском, академическом или мистическом смысле. Уже по названию понятно, что дело это непростое.

77154613f5b3ee65a6197d00c9313d9e.jpg

Практикующие специалисты используют разнообразные звания, от «эротического массажиста» и «интимного наставника» до «суррогата», «соматического секс-инструктора» и «шамана». Их воспринимают как своего рода врачей. Можно даже пройти курсы в калифорнийском Институте углубленного изучения человеческой сексуальности (единственном заведении подобного рода во всех Штатах), и получить сертификат Калифорнийского департамента образования, дающий возможность вести соответствующую практику. «Пока что не существует никаких регламентирующих законов, так как это относительно новая область», — объясняет доктор наук, преподобный Тед МакИлвенна, президент института.

В далекие 60-е методистская церковь уполномочила преподобного МакИлвенну обращать геев в гетеросексуальность — эта невыполнимая миссия, в свою очередь, толкнула его на путь борьбы за сексуальную революцию и права геев. Он также является обладателем одной из самых обширных эротических коллекций в мире. На вопрос, может ли он описать свою область деятельности как терапевтическую, я получаю в ответ резкое НЕТ: «Мы не спасаем людей, мы помогаем им сексуально функционировать. Говорить, что мы лечим тяжело больных людей, — полная чушь».

В числе выпускников университета гордо значится Шерил Коэн-Грин, секс-суррогат, которую в одноименном фильме 2012 года сыграла Хелен Хант. «Она никогда не сталкивалась ни с какими проблемами, как и никто из наших бывших учеников, — говорит МакИлвенна. — В наш адрес не бывает исков о врачебной некомпетентности, потому что к нашим „интимным наставникам“ не обращаются за петтингом или другими вещами, которые могут быть злоупотреблениями врачебных полномочий».

«Не могу сказать, что мы были всегда защищены, но и особого харассмента не встречалось», — это слова доктора наук Кеннета Рэя Стаббса, который вместе с доктором Джозефом Крамером был одним из пионеров сексологии в Калифорнии 70-х (тогда это называлось «эротическим массажем»). «Сейчас стало куда больше практикующих специалистов. Существуют правовые рамки, которые позволяют людям заниматься этим открыто или вроде того».

Стаббс недавно добавил к своим регалиями титул «шамана», поскольку видит свою роль в том, чтобы пробуждать в людях определенные энергии, помогать им исследовать себя посредством сексуальных контактов. «Когда я только начал преподавать эротический массаж, я осознал, что моя цель не просто довести человека до победного конца, — объясняет он. — Когда генитальный контакт в рамках массажа помогает человеку познать свою сексуальность, признать ее и больше понять о себе — вот что вдохновляет лично меня».

«Нет, конечно, я не говорю, что передернуть по-быстрому — бесполезное дело.

И от этого бывает прок».

f2b32b16a3ca93a9d36054b6a0bc7fb8.jpg

У меня был клиент, у которого случался оргазм от того, что его трогали за ухо. Тело способно адаптироваться в зависимости от обстоятельств — Шарлотта Роуз

В сексологии нет места романтике. «Мы не врачуем, мы не меняем ничью жизнь кардинально, мы всего лишь объясняем людям, как снять стресс», — говорит МакИлвенна. Не говоря уже о том, что реализация фантазий может быть очень полезной. «Если я вижу, что кому-то пойдет на пользу съездить на Bunny Ranch в Неваду, я порекомендую ему туда отправиться, — добавляет он. — Некоторые девочки там знают толк в том, как оказать помощь».

В конечном счете сексологическая работа с телом не про любовные ласки — это процесс сродни психологическому тренингу, только при помощи прикосновений, которые, так уж получилось, порой затрагивают и область гениталий. Как подытоживает выпускник института Кен Стоффт, «я не сплю со своими клиентами, и они не спят со мной».

До этого Стоффт занимался поддержкой и консультациями людей с наркозависимостью, и сам он бывший, но излечившийся алкоголик. Обычно он работает с мужчинами от 45 лет и старше. Для него сексуальная разрядка лишь один из способов избавиться от зависимости. «Когда человек глушит боль наркотиками и алкоголем, то, как правило, страдает тело, — говорит он. — Моя задача — помочь человеку пройти через трудный этап, испытать жажду к жизни и направить свою сексуальную энергию в конструктивное русло».

«Подавляющее большинство мужчин, которые обращаются ко мне за помощью, изголодались по мужской поддержке, которая не включает в себя секс. Просто обняться, позволить прикоснуться к себе другому мужчине, опереться на крепкое плечо без сексуального подтекста — всё это почти не вписывается в нашу культуру».

Описания в онлайн-ресурсах по сексологической работе с телом смутно напоминают надписи на нью-эйдж-рекламе: «Проблемы с отношениями? Верите ли вы в силу притяжения? Готовы ли вы познать высший смысл, предназначение, силу и вдохновение в вашей жизни?» — вопрошает один из специалистов. Врачи зачастую обещают «чудеса тела», «расцвет желаний» и порой даже «вечный мир».

Шарлотта предлагает нечто совершенно иное — возможность трахаться так же, как и все остальные. Чтобы почувствовать трансконтинентальную разницу в подходе, достаточно поговорить с ее наставницей Таппи Оуэнс — 70-летней врачом, известной как пионер сексуальной революции в Великобритании, ответственной, в частности, за возвращение радости в порно. Ее порнофотоальбом 1969 года «Sexual Harmony», вышедший за несколько лет до знаменитого «Joy of Sex», украшала беспрецедентная по тем временам обложка: пара, весело занимающаяся сексом, где оба партнера хохочут, потому что мужчина был так напорист, что женщина свалилась с кровати. (Оуэнс также основала журнал-долгожитель «Sex Maniac’s Diary» и премию Sexual Freedom Awards, которой Шарлотта была удостоена в 2013 году).

74bf2ab8e4ad22b29b261e3aac715e0c.jpg

Помимо прочего Оуэнс основала в 1979 году клуб аутсайдеров — секс-сеть для людей с инвалидностью, когда один из дистрибьюторов Sex Maniac’s Diary лишился зрения. По мере того, как его друзья и подруги начали постепенно его избегать, Таппи решила помочь ему с личной жизнью. «Я брала его с собой на вечеринки и знакомила с новыми женщинами. Мы неплохо веселились, и однажды я сказала — слушай, это прикольно. Давай соберем клуб».

Оуэнс с особо теплыми чувствами вспоминает группу поддержки для женщин с ограниченными физическими возможностями. Ее название, «V group», апеллировало к женщинам с церебральным параличом, которые не могли раздвинуть ноги. «Мы встречались четыре раза в год в Лондоне, и спустя пару лет две женщины нашли партнеров, одна из участниц приняла решение, что хочет стать мужчиной, а одна умерла — она так рвалась жить и получать от жизни как можно больше удовольствия, потому что знала, что обречена, хотя и скрывала это от нас. В итоге каждый добился, чего хотел. Конечно, кроме нее».

С каждым постоянным клиентом возникает эмоциональная связь. Видеть, как прогрессирует их состояние, как меняется их тело, очень печально — Шарлотта Роуз

«Меж тем, — добавляет она, — умершая женщина на самом деле продвинулась дальше всех, ни в чём себе не отказывала и жила на всю катушку. После того, что случилось, я разговаривала с ее матерью, мне было интересно понять, как ее мама отнеслась к тому, что ее развеселая дочь вовсю увлеклась онлайн-сексом. Она сказала мне: «Я не имела права ее останавливать, ведь ей оставалось не так много времени. С одной стороны, она требовала уважать ее личную жизнь, а с другой — порой звала меня и говорила, мам, смотри, что у меня тут творится».

«Из секс-работников выходят лучшие секс-инструкторы и учителя для людей с ограниченными физическими и интеллектуальными возможностями, — продолжает Оуэнс. — Да, это никогда не признают, но именно им лучше всего известно, каким множеством способов инвалиды могут получать телесное удовольствие». Вплоть до сегодняшнего момента Таппи лично руководит программой «Sex and Disability Helpline» — линией доверия и поддержки для людей с ограничениями.

«К примеру, сегодня нам позвонила 29-летняя девушка с церебральным параличом, и сказала, что ей ужасно неловко об этом говорить, но она переживает, что у нее нет парня». Таппи уговорила ее встретиться за ланчем. «Я была на седьмом небе от счастья, потому что у меня появилась возможность спасти эту несчастную девочку. Она настолько одинока и даже не могла ни с кем поделиться своей проблемой, сама мысль приводила ее в ужасное смущение. Это настоящая трагедия». Как-то ей позвонили несколько мужчин с врожденной спинно-мозговой грыжей, которые не могли добиться оргазма при обычной стимуляции члена. «Один из них перезвонил мне через 10 минут и радостно сообщил, что только что первый раз в жизни испытал оргазм! Помню, я тогда подумала — быстро ты».

«Это потрясающе и совсем не похоже на пытку, — говорит она и, вздохнув с облегчением, поясняет, — мне никогда не звонили люди в слезах, клиенты относятся к моим услугам серьезно».

«Что мне в ней нравится, так это то, что она никогда не боится сказать тебе правду в лицо, — рассказывает мне по скайпу Джонни «Колеса». Ему 22, у него церебральный паралич и проблемы со зрением. Он друг Таппи и один из клиентов Шарлотты. — Она может дать совет, как ухаживать за собой, как одеваться… Многие врачи или сиделки никогда не будут полностью откровенны с тобой, потому что боятся задеть твои чувства».

a245954fa56b5affc81e6c443be9755a.jpg

Есть такая простая вещь, как обняться. Для многих из нас это большая редкость — Джонни, клиент и защитник движения 

Джонни — один из спикеров и публичных лиц TLC, который часто общается от лица организации с прессой и посещает тематические мероприятия. Меж тем до выхода фильма «Суррогат» ему и в голову не приходило, что можно прибегнуть к помощи секс-услуг. «Людей с инвалидностью не принято рассматривать в контексте сексуальности, — продолжает он. — О них принято думать в каком угодно другом ключе — например, как о людях нуждающихся в заботе… Очень легко найти помощника или сиделку, но как только разговор заходит о сексе — такое ощущение, будто ты серийный маньяк. Люди просто не понимают, как на это реагировать».

Он отдает себе отчет, что их отношения с Шарлоттой строятся на коммерческой основе, но для Джонни всё не сводится к сексу: «Есть такая простая вещь, как обняться. Для многих в этом нет ничего особенного, но для нас подобные контакты — большая редкость».

Речь совсем не всегда идет об оргазме; то, что делает Оуэнс, простирается в области, порой условно связанной с понятиями «инвалидность» и «секс». Однажды ей довелось работать с группой взрослых и полностью физически сформировавшихся пациентов, чье умственное развитие было на уровне полугодовалых младенцев. «На них были подгузники, они даже не могли прикоснуться к своим половым органам, — говорит доктор Оуэнс. — Но, например, во время сонного часа они были без одежды и можно было посвятить это время удовольствию. Это мог быть массаж, который помогал им крепче ощутить связь со своим телом, почувствовать, чего им хочется, возможно, прикоснуться к себе. Это вопрос поиска комфорта с собственным телом и попыток понять, чего ему хочется».

Так считает и Шарлотта.

«Это дает нам, работникам секс-услуг, возможность изменить само отношение к людям с подобными проблемами, и вместо того чтобы сочувствовать или жалеть их, просто отнестись к ним как к обычным живым людям».

Для Шарлотты в этом нет ничего сверхъестественного; секс — всего лишь одна из приятных опций нашей повседневной жизни.

«Сексуальное раскрепощение — прекрасная штука, и в первую очередь это радость: ты можешь позволить себе быть непринужденным и естественным в рамках своей зоны комфорта. В итоге всё сводится к тому, что не надо бояться пробовать новое. Как и вся жизнь».

Whitney Kimball

Источник: Wonderzine

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ