Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Благо – дарю, благо – куплю: как в России развиваются благотворительные магазины

Versace, Karen Millen, Escada, Louis Vuitton. Вещи дизайнеров Маши Цигаль, Лады Калининой. Одежда, обувь, сумки. Все по демократичным ценам. Это не тотальная распродажа. Это благотворительный магазин, который принимает в дар вещи, а часть выручки направляет на помощь бездомным людям, тяжелобольным детям, на социальные проекты. Широко распространенный в Европе и США вид ритейла, сharity shop в последние годы активно набирает обороты и в России.

Charity shop по-русски

Благотворительные магазины уже на протяжении 70 лет успешно работают в Англии, США и Австралии. На сегодняшний день только в Великобритании около 9 тыс. благотворительных магазинов, которые собирают средства для бездомных, людей, больных раком, малоимущих семей, бездомных животных.

Первый в России благотворительный магазин появился в Санкт-Петербурге в 2010 году. Основатель магазина «Спасибо!» Юлия Титова привезла формат из Лондона. Идея такова: с помощью магазина собирать средства на благотворительные цели и оказывать поддержку организациям города.

53b4ed9e41f3e5a1b13c5182c599ec8c.jpg

В Москве первый charity shop открылся в 2012 году. «Лавка радостей» — один из проектов Благотворительного собрания «Все вместе». Магазин передает одежду в благотворительные организации, помогающие детским домам, хосписам, домам престарелых, многодетным семьям и другим нуждающимся. Вещи тут не продают, а отдают за пожертвование. Рекомендованная сумма пожертвования — 20-40% от стоимости аналогичной вещи в обычном магазине.

a3ffb1c9273e30cc633792a01875b558.jpg

«Лавка радостей», Москва

В регионах России charity shops стали активно появляться в последние два-три года. Открылся благотворительный магазин «Носок» в Новосибирске, магазин «На радость!» в Якутске, «Так просто» в Череповце, «Доброшоп» в Улан-Удэ, «Оранжевое солнце» в Иркутске. В них можно приобрести одежду, обувь и аксессуары (для взрослых и детей), украшения, товары для дома. Магазины принимают вещи новые и уже ношенные, но в хорошем состоянии, которые могут кому-нибудь пригодиться.

Цена вопроса

Благотворительный магазин – не то предприятие, которое стоит открыть, и оно сразу дает показатели. Нужна инфраструктура, нужна работа с людьми, подчеркивает основатель питерских магазинов «Спасибо!» Юлия Титова. «Когда мы открывались почти четрые с половиной года назад, ничего подобного в России не было. Этот сегмент мы создавали с нуля. Огромное количество денег вложено именно в создание самой институции. Центры сортировки вещей, контейнеры — процесс развития не останавливается до сих пор. Скорее всего, даже сейчас рано говорить о каком-то стабильном состоянии, когда все на своих местах. Все эти годы мы только строим систему, чтобы эта стабильность наступила», — говорит Титова.

204f5c3707e7b5c95dde575899cae115.jpg

«Спасибо!», Санкт-Петербург

В 2014 году открылись два новых благотворительных магазина «Спасибо!», огромный центр сортировки вещей на 600 квадратных метров, в городе появились новые контейнеры, в которых можно оставить вещи, а сам магазин приобрел машину, которая обслуживает контейнеры с одеждой.

bf82c67e43073dc5a615352ab2731236.jpg

Контейнер магазина «Спасибо!», Санкт-Петербург

Как отдельный бизнес благотворительный магазин не рентабелен, считает Евгения Панина, руководитель «БлагоБутика» — магазина, работающего в поддержку фондов «Подари жизнь» и «Вера». Но, помимо рентабельности, есть и другие показатели. Благотворительный магазин — форма, которая показывает, что каждый человек может помочь нуждающимся.  «У каждого человека найдется хотя бы одна хорошая вещь, которую он мог бы отдать в помощь больным детям. Кто-то помогает деньгами, а кто-то вещами, которые мы в свою очередь превращаем в деньги. За три года работы «БлагоБутик» перевел в фонды «Подари жизнь» и «Вера» около 4 млн рублей. И это сделал только один магазин, а если бы у нас была сеть? Мы стремимся к ее созданию», — рассказывает Панина.

ccf9f9ca4f33df182cc8b58c05c1cfe1.jpg

«БлагоБутик», Москва

Среди основателей российских благотворительных магазинов — Дарья Алексеева, открывшая Charity Shop в Москве, — едва ли не единственная готова говорить о вложенных инвестициях. Чтобы открыть магазин, понадобилось 20 тыс. долларов. Пока затраты не окупились. Чтобы выходить в «ноль», магазину нужно обеспечить продажи на 300 тыс. рублей в месяц, объясняет Алексеева. Это трудно. Например, чтобы продать 30 платьев, нужно, чтобы в магазин пришли 400 человек. В феврале выручка Charity Shop составила 300 тыс. рублей, а чистая прибыль — 45 тыс. рублей.

Рентабельность зависит от менеджмента: если умеешь этим заниматься, все будет отлично, уверена Екатерина Бермант, директор фонда «Детские сердца», инициатор открытия благотворительного магазина «Лавка радостей» в Москве. В конце 2014 года Благотворительное собрание «Все вместе» поставило вопрос о закрытии магазина — он окупал только аренду и зарплату продавцов. В январе 2015-го Бермант вернулась к руководству магазином, и уже в первые два месяца выручка составила по 500 тыс. рублей, а в марте – миллион.

В регионах благотворительным магазинам выйти на самоокупаемость непросто. Целый год магазин уходил в минус, рассказывает Ольга Цветкова, руководитель благотворительного магазина «Так просто» в Череповце. Только с сентября 2014 года ситуация стала меняться – магазин смог покрывать налоги, аренду и коммунальные услуги. Волонтеры вознаграждение берут одеждой, о зарплате сотрудников речь пока не идет.

Без стандартов

Четкого стандарта, что должно скрываться под названием «благотворительный магазин», нет. Каждый из них особенный. Все магазины принимают у людей ненужные вещи и реализуют их. Дальнейшая схема — на усмотрение каждого отдельного владельца благотворительного магазина.

6eacc85f519f3e1191a3d323260c4b16.jpg

Goodwill Store, Калифорния

Например, американские магазины Goodwill, которых на территории США около 2 тыс., адресной раздачей вещей не занимается, цель — продать по максимуму. Основная идея Goodwill в том, чтобы создать наибольшее количество рабочих мест для людей из групп социального риска: бывших заключенных, людей с инвалидностью, матерей-одиночек. Деньги вообще не выходят за пределы организации, они идут на зарплату сотрудников, психологические тренинги, социализацию людей. Расходы магазина частично субсидирует государство, так как решается проблема занятости.

3bd3e9fcd2ca300f7825f1744ccebfeb.jpg

Goodwill Store, Калифорния

В Англии другая модель: благотворительный фонд имеет при себе несколько благотворительных магазинов и направляет доходы от них на свои проекты. Люди отдают ненужные вещи, магазин только продает их, никому не раздавая. Деньги после покрытия небольшого количества расходов идут в благотворительный фонд. Почему небольшие расходы? Там у таких магазинов есть масса льгот от государства — бесплатная аренда, работают волонтеры.

Каждый из благотворительных магазинов, которые есть в России, как и их зарубежные «собратья», живут по своим законам. Они разных масштабов, целей, устремлений, возможностей. У каждого свои перспективы и свои проблемы. Но при этом одни говорят, что занимаются больше благотворительностью, а другие – социальным предпринимательством, поскольку социальные проблемы решаются с использованием бизнес-схемы: такой подход не свойственен ни некоммерческим организациям, ни государству.

Благотворительность?

По схеме работы «Спасибо!» около 90% из принесенных вещей раздают по благотворительным организациям и нуждающимся адресно, а 10% продают в магазинах. Вырученные деньги покрывают административные расходы, а «чистая» прибыль перечисляется в благотворительные организации («Адвита», «Ночлежка» и др.). Также в магазине продаются сувениры благотворительных организаций, выручка от продажи которых идет на их проекты. За четыре с половиной года деятельности магазины «Спасибо!» перечислили больше 3,5 млн рублей на благотворительность, но много миллионов вложено именно в развитие бизнеса.

С февраля в сортировочном центре «Спасибо!» работают два выпускника детских домов. Один из них − с ограниченными возможностями. Идея реализуется вместе с фондом «Рауль», который помогает трудоустроиться выпускникам городских и областных детских домов и молодым людям с ограниченными возможностями.

«С самого начала мы зарегистрировались как коммерческая организация, ведем деятельность по законам социального бизнеса, существуем на самоокупаемости, сами зарабатываем. Четыре наших благотворительных магазина финансируют и наши проекты – мы ставим контейнеры по всему городу, раздаем огромное количество вещей, запускаем переработку непригодных вещей. В то же время поддерживаем сторонние благотворительные организации. Такая система в комплексе показательна для социального бизнеса», — поясняет Юлия Титова.

Такой точки зрения придерживается и владелица Charity Shop Дарья Алексеева. На сегодня Charity Shop передал центру «Вверх» 68 тыс. рублей.

47f1ce8c2577a261b3fae0269077ab42.jpg

Charity Shop, Москва

«Я бы сказала, что это предпринимательство, потому что бизнес-модель предпринимательская, по организационно-правовой форме мы предприниматели. Я скептически отношусь к тому, что благотворительный магазин может быть фандрайзинговым инструментом. Мне кажется, что это бизнес, в котором есть социальная составляющая: переработка одежды, трудоустройство людей с инвалидностью и других незащищенных групп, но явно не фандрайзинг. С точки зрения благотворительности, нелепо вкладывать 250 тыс. рублей, зарабатывать 50 тыс. рублей и говорить, какие мы молодцы», — считает Алексеева.

Идея социального предприятия не в том, чтобы побольше продать, а развить сообщество и привлечь новую аудиторию, сказать людям, что это может быть приятно, подчеркивает Алексеева. «Мне важно, с какими эмоциями люди от нас уходят. «Я думал, что будет барахолка, а у вас тут бутик» или «Приведу сюда свою дочку, вообще она у меня привередливая, но тут брендовые платья, пиджак Versace за 2 тыс. рублей можно купить». Такое меня радует, когда приходят девушки, которые ни в чем подобном ранее не участвовали», — рассказывает Дарья.

8d8441c7551b5a37e20e585ebd6b339d.jpg

Или социальное предпринимательство?

Другая часть владельцев магазинов считает, что все же больше занимается благотворительностью.

«Магазин выглядит именно социальным в плане раздачи вещей. Приходиться раздавать огромное количество вещей бесплатно, в основном мы отправляем вещи в сельскую местность из-за отсутствия площадей. Считаю, что в данный момент занимаюсь именно благотворительностью, раздавая вещи. Когда буду зарабатывать и перечислять на благотворительные цели — это будет социальное предпринимательство», — говорит Ольга Цветкова.

8a74e8166626e8f573e91d64aa0f5daa.jpg

«Так просто», Череповец

«Я не считаю, что это социальное предпринимательство, так как 100% прибыли идет на благотворительность. Такие магазины, на наш взгляд, нужно создавать при НКО», — уверена руководитель магазинов «Благодарю» в Волгограде Галина Морозова.

Магазины работают в рамках благотворительного проекта «БлагоДарю», есть договор с МЧС о том, что благотворительные магазины являются центрами оказания срочной помощи пострадавшим от стихийных бедствий. Один из магазинов сети обслуживает полностью программу «Скорая социальная помощь» — обеспечивает транспортом детей-инвалидов (круглосуточно и бесплатно). Магазин оплачивает бензин волонтерам, работу диспетчера, который по совместительству и продавец магазина, коммунальные платежи и аренду. Ежемесячно, помимо этих затрат, остается 10-12 тыс. рублей на оказание адресной помощи. Еще в двух магазинах сети прибыль составляет около 20-25 тыс. рублей в месяц на оказание адресной помощи.

645976f82cc792d1f4afbc80e2e2b869.jpg

«Благодарю», Волгоград

Это благотворительность, а не соцпредпринимательство, убеждена Екатерина Бермант. «Во-первых, все деньги идут в фонды – участники собрания «Все вместе». Генератором случайных чисел мы выбираем, кто в этом месяце получит деньги. В этом году мы сделали один розыгрыш. Два фонда — «Живой» и «Жизнь как чудо» — получили по 100 тыс. рублей», — рассказывает она.

Основатели благотворительного магазина «Счастье» (Казань) и вовсе признаются, что магазин для них, скорее, хобби. Магазин арендует помещение абсолютно бесплатно у друзей, продавцами выступают сами создатели магазина, которым остается только платить налоги. «Наш магазин работает в сотрудничестве с благотворительным проектом «Счастье». Мы проводим благотворительные мероприятия, на которых собираем средства, чтобы помочь социальным приютам Республики Татарстан. Недавно мы оборудовали сенсорную комнату в приюте, где находятся дети с девиантным поведением. Понадобилось около 300 тыс. рублей», — рассказывает директор благотворительного магазина «Счастье» Екатерина Макарова.

3566684e9e83974d034c2ce50016996c.jpg

«Счастье», Казань

Бизнес, деньги и успех

Год от года число благотворительных магазинов в России растет. Однако далеко не все из них становятся успешными. Как объясняют эксперты, часто люди понимают неверно суть проекта и просто открывают крошечный магазинчик, ожидая, что он будет приносить определенную прибыль, что можно будет легко заниматься благотворительностью. Но это, к сожалению, не работает.

Чтобы показатели были другими, необходимо серьезно готовиться не только к открытию, но и к управлению, отмечают «первооткрыватели» благотворительных магазинов в России.

В 2014 году создатели «Спасибо!» разработали обучающий курс, посвященный созданию благотворительного магазина. Самая частая ошибка, которую совершают те, кто задумал открыть благотворительный магазин, состоит в том, что они хотят просто открыть магазин и все. Нужно продумывать дальнейшую стратегию, убеждены их более опытные коллеги.

0559ddb7b6744d8416cacb9a6fb9e5f5.jpg

«Благодарю», Волгоград

«Необходимо четко понимать, что это сложнее, чем обычный бизнес. Нужно не просто получать деньги в карман, а пускать их на развитие. Здесь очень много аспектов, которыми нужно заниматься, которых не видно на первый взгляд: маркетинг, пиар, менеджмент, управление командой. Почему-то есть иллюзия, что это все такое простое по своей структуре, еще и не требует начального капитала. Людям кажется, что это просто какая-то комната, в которую просто приносят вещи. И тут же приходят желающие их покупать. А между тем нужно налаживать массу процессов приема вещей, сортировки, раздачи, перечислений в благотворительные организации, управления командой», — отмечает Юлия Титова.

«Все выглядит мило: ты собираешь одежду, цена закупки нулевая, ты ее продаешь. Люди не задумываются, какие расходы могут быть. Идея красивая. А помещение нужно ремонтировать на свои деньги, оплачивать аренду, готовить аудиторию, преодолевать множество барьеров», — говорит Дарья Алексеева.

Кризис не помеха?

Большинство руководителей благотворительных магазинов видят хорошие перспективы в кризис. По их признанию, экономическая ситуация напрямую не отражается на деятельности магазина. Наоборот, в кризис люди снижают уровень потребления и переходят на более экономичный сегмент одежды, поэтому должно быть увеличение числа потребителей.

Уверенно улучшает свои показатели Charity Shop. В среднем выручка растет в месяц на 11%, оборот увеличивается, около 70% покупателей приходят во второй раз. И если три месяца назад все зависело от поста в Facebook, то сейчас можно три-четыре дня ничего не писать, и поток посетителей магазина не ослабевает. Одни рассказывают друзьям, кто-то услышал по радио или прочитал в СМИ о магазине и решил прийти сам.

035c200551298e45fb1241972fe182ba.jpg

«Благодарю», Волгоград

«Что касается развития, мы сделали новую партию контейнеров для сбора одежды, два будут установлены в общедоступных местах, а остальные путешествовать по офисам крупных компаний. Кроме того, в прошлом месяце мы наняли на работу молодого человека с инвалидностью. Важно также участие в городских мероприятиях, проводить свои, чтобы больше денег зарабатывать и покрывать первоначальные затраты, чтобы что-то передать на благотворительность», — говорит Дарья Алексеева.

Независимо от кризиса, всегда есть люди экономные, которые не хотят переплачивать за вещи. Статус у населения разный, а магазин может предложить много новых и качественных вещей для детей и взрослых. Главное, чтобы о нем узнали, считает Ольга Цветкова.

А вот «БлагоБутику» в условиях кризиса выживать стало в разы сложнее. Магазин передает часть средств на лечение детей и пациентам хосписа, а с ростом курса доллара средств теперь нужно вдвое больше.

cfa4cc32678473d6fa18a91d0a3c4eb2.jpg

«БлагоБутик», Москва

Руководители благотворительных магазинов говорят, что хотели бы видеть в каждом районе, в каждом городе хотя бы по одному charity shop. Но для развития таких проектов нужна как государственная поддержка, так и информационная. «Чем больше людей будут о нас знать, тем больше у нас будет возможностей помочь. Нам нужны люди, которые будут приносить вещи в наш магазин, нам нужны и покупатели, и дарители. Так у нас будет больше перспектив для развития», — говорит Евгения Панина.

Немаловажным условием также называют льготную аренду, которая особенно актуальна для больших городов, таких как Москва.

Руководители благотворительных магазинов признаются, что заинтересованы в том, чтобы в России развивались и эффективно работали благотворительные магазины. Конечно, можно много говорить о помощи со стороны – поддержке местных властей на начальном этапе (аренда и реклама). Но самое главное, это понимание того, что благотворительный магазин — совершенно полноценный магазин, который точно так же нужно продвигать, делать маркетинг, продажи, общаться с покупателями. Именно из-за отсутствия плана деятельности подавляющее большинство магазинов не успешны, поскольку открывались они на эмоциях.

Юлия Вяткина

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ