Архив:

Ученые выяснили: дельфинотерапия не имеет отношения к медицине

Смолянка Вероника Картузова не может ходить и почти не говорит. Несмотря на это, она счастлива: востребована как поэтесса, ее стихи печатают, к выходу в свет готовится вторая книга… А несколько лет назад Вероника стала победительницей творческого конкурса Дмитрия Маликова.

Окно в мир для Вероники Картузовой - это монитор ее ноутбука. На листе бумаги, раскрашенном во все цвета радуги, курсивом выделены строки из ее стихов. Над экраном прикреплено маленькое зеркальце - Вероника, как истинная женщина, непременно должна знать, как она выглядит в ту или иную минуту. Она любит яркие аксессуары. Особенно заколки со сверкающими камнями. «Любовь к блесткам - это моя беда», - вздыхает Вероника.

Настоящая беда пришла к ней в 16 лет. У девушки вдруг стали отказывать ноги. Испуганные родители заметались по врачам. Но те только разводили руками - никак не могли поставить диагноз. Потом решили, что у Ники церебральный паралич. Как оказалось позже, много лет девушку лечили не от той болезни…

Вероника осела дома. Она и раньше сторонилась шумного общества сверстников. Прекрасно училась в школе, но из-за плохой дикции одноклассники не принимали ее.

- Меня не замечали, не слышали… И я старалась быть независимой. Меня всегда боялись. Знали, что Картузову нельзя обижать: сочиню злую эпиграмму и прославлю обидчика, - шутит Вероника.

Она начала писать. Получалось действительно неплохо – причем и стихи, и проза. Ее творчество оценили: произведения для детей были настолько потрясающими, что вошли в методическое пособие для студентов одного из смоленских колледжей…

Беда вновь постучалась в дверь Картузовых в 2000 году, когда умерла мама Вероники – Зинаида Петровна. От горя Нику отвлекала только поэзия. Она стала свежим глотком воздуха и вообще смыслом жизни. Еще в юности Вероника придумала себе псевдоним: Ника Карт.

Потом имя изменилось - кто-то из знакомых неправильно услышал и записал «Карат». Когда Вероника указала на ошибку, ей ответили: «Это не случайно - все драгоценности меряют в каратах!» В январе 2007 года ее стихотворения опубликовал русско-американский журнал New Vestnik NJ.

В сентябре 2008 года Веронике стало хуже: она совсем слегла, а ухаживать за ней было некому. Когда ее привезли в Кардымовский дом-интернат для престарелых и инвалидов, сотрудники ахнули: при росте в 167 сантиметров она весила 33 килограмма! Здесь, в интернате, ей наконец-то поставили правильный диагноз: рассеянный склероз. Это очень непредсказуемый недуг - у разных людей он развивается по-разному, а Веронику он просто подкосил.

Уже семь лет ее распорядок дня подчинен болезни. Каждый день сиделки помогают ей подняться. На пару часов она садится по-турецки. Раньше Вероника могла единственным подвижным пальцем попытаться выстукивать на клавиатуре свои стихи. Медсестры подсчитали: за день она могла набирать ровно 32 символа. Но со временем эта цифра начала таять: 32, 26, 20, 16... Теперь придуманные четверостишия Вероника надиктовывает санитаркам.

«Прогрессирующая мышечная слабость - это кошмар: ни сесть, ни одеться, ни умыться, ни причесаться, ни ложку до рта донести! - пишет Вероника в своем дневнике. – Теперь даже яблоки или копченую колбасу не могу разжевать – челюстям сил не хватает. Хорошо было в детстве, мышцы накапливали массу, а теперь судороги и спазмы! При каждом движении я сильно напрягаюсь, зубы машинально стискиваются, скрипят и крошатся. Сплю в одежде, но под тонким пледом, потому что даже самое легкое одеяло стало неподъемным. Для меня давно не существует «люблю - не люблю», «хочу - не хочу», есть лишь «могу - не могу». У каждого эта болезнь протекает по-своему, и только конец для всех один. Спасибо санитаркам, что делают моим конечностям гимнастику! Сама я ничего не могу. Сейчас санитарки интерната стали для меня и руками, и ногами.

Я давно смирилась со своими болезнями и проблемами. Пусть они есть, с ними можно жить, если бы иногда они перемежались с радостью.

Конечно, психологически тяжело жить с теми, кому за 70, и то, что в корпусе каждый месяц умирают, но зато мне есть с кем говорить, больше не питаюсь полуфабрикатами, за мной ухаживают, поставили верный диагноз! Даже то, что умру, не пожив, как все, не пугает. Потому что рядом добро».

Но никакие муки не могут остановить ее рвение к поэзии. В 2011 году Вероника стала победителем творческого конкурса на лучший текст песни, который объявил певец Дмитрий Маликов. Народный любимец подарил ей свою фотографию с автографом, а главное - преподнес огромные наушники. Настоящие студийные, блестяще-черные… Только надеть их счастливая обладательница так и не смогла. Из-за тяжести. Так и лежат они в интернатском шкафу…

Вероника вообще считает, что ей везет. Да и как иначе? 27 января этого года ее навестил поэт Валерий Рудницкий, а 12 марта Нику пригласили… на презентацию собственной книги «Пленница закатной тишины». «Я ежедневно прочитываю немало поэтических и прозаических произведений самодеятельных авторов, но таких замечательных стихов я не встречал давно», - сказал восхищенный поэт.

А дальше произошло то, о чем мечтают тысячи авторов мира. Книжки за одну неделю расхватали как горячие пирожки. Уже сейчас в типографии печатается дополнительный тираж. Вероника только смущенно улыбается: «Это ли не счастье?»

Вот так она и живет, счастливая и практически прикованная к постели, как когда-то Николай Островский... Так закаляется сталь. Ее сталь...

70e3cfa4b6286a62cfd244ebfcf01d32.jpg


Источник: Рабочий путь

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ