Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Здравоохранение в России: разве может быть хуже?

О том, что сегодня происходит в российском здравоохранении, в последнее время написано много гневных разоблачительных официальную политику в этой области материалов. И действительно есть, что разоблачать. Например, одно из последних предложений Минтруда, издавшего проект приказа, который на 30-50% продлевает сроки пользования средствами реабилитации и протезами до их замены. 

Директор Центра медико-социальной реабилитации инвалидов Светлана Воловец заявила, что увеличивать с 4 до 6 лет срок эксплуатации детской инвалидной коляски недопустимо, поскольку не соответствующая росту коляска приведет к пролежням, искривлениям позвоночника. Еще критичнее ситуация с протезами и ортопедической обувью для детей.

Уменьшение ежедневного количества памперсов для больных полиурией (повышенное образование мочи) до 2 штук в день смотрится диким в сравнении с общемировой практикой: в США норма 8-12 в день, в Италии и Испании — 5-6, в Германии — 4-6. Слабую надежду на то, что закон не будет принят, дает рекомендация Комитета по труду и социальной политике Госдумы Минтруду отказаться от проекта приказа.

На фоне того, что в России количество онкобольных приближается к трем миллионам, каждый год от онкологии умирает 300 000 человек, большинство из них в провинции, где чаще всего диагностирование заболевания даже на ранних стадиях не дает никаких гарантий, из экономии закрывают государственную программу по борьбе с онкологией. Не получают жизненно необходимой помощи в большинстве своём и больные сахарным диабетом.

Но это частные, хотя и вопиющие случаи экономии государства на здоровье граждан. Оптимизация, активно проводимая с прошлого года на территории всей страны, приводит к катастрофическим последствиям.

Минздрав в рамках реформы здравоохранения сокращает медперсонал (только в Москве к февралю 2015 года без работы остались более восьми тысяч медиков), ликвидирует больницы (за последние годы было сокращено около 100 тыс. коек, которые якобы простаивали без дела), в том числе, психиатрические больницы (например, во Ржеве Тверской области, закрытая под предлогом ветхости здания), роддома и приюты для стариков. А те, что еще остаются, находятся в плачевном состоянии. Очень образно они описаны в статье «Россия, вперед! Ногами» в «Московском комсомольце». «Если западные клиники — это фантастика, то в российских больницах можно снимать фильмы ужасов. В средней полосе РФ не редкость лечебные учреждения, в которые не проведена горячая вода, и корпуса, отапливаемые дровяными печами. Бывает, что из лекарств в больницах есть только зеленка с йодом, из оборудования — каталки и «утки», а здание построено при царе Горохе, так что пациенты, глядя на обваливающийся потолок, молятся, чтобы их не пришибло насмерть. Зато в каждом углу — по иконке. В маленьких городах морги не оборудованы холодильными камерами, летом покойников хоронят как можно быстрее, а если нужно дождаться судмедэксперта из областного центра, тело обкладывают кусками льда, упаковками замороженных овощей и пивными банками», - пишет Елизавета Александрова-Зорина.

И это при том, что в последнее время из бюджета на медицину были отпущены колоссальные средства, в частности, на закупку высокотехнологичной медтехники. Но, во-первых, по словам бывшего главы Фонда обязательного медицинского страхования Владимира Гришина, неэффективность использования закупленного медицинского оборудования в России поражает: на эти цели потрачено аж 700 миллиардов рублей, но значительная часть МРТ и прочих высокотехнологичных приборов не работает: где-то нет квалифицированных специалистов, где-то не хватает запчастей и расходных материалов. Во-вторых, значительная часть этих средств была банально разворована. В Счётной палате не раз отмечали, что откаты и взятки при покупке медтехники порой достигают 30%. А всё потому, что муниципальные поликлиники должны закупать медтехнику (как правило, иностранную) у частников, которые завышают цену иногда в десятки раз от первоначальной.

Между тем Минздрав опубликовал информацию о средней зарплате российских медиков в 36 тысяч рублей. На самом деле зарплаты подавляющего большинства медработников составляют от 7 до 19 тысяч рублей, да и то им приходится работать на 1,5-2 ставки. Такие суммы никак не компенсируют специфику труда медика. По сведениям Сергея Колесникова, академика РАН, сопредседателя движения «За сбережение народа», врачи и медсёстры чаще остальных не доживают до 50 лет, что объясняется, во-первых, профессиональным «выгоранием» медиков, которое связано с высоким напряжением - как эмоциональным, так и социальным, а также, вне сомнений, с переработкой. Во-вторых, отмечается высокая заболеваемость медиков, ведь профессия врача входит в пятёрку самых опасных. «У них чаще отмечаются аллергические заболевания (астма, дерматиты) на лекарства и медицинские изделия (перчатки, моющие средства и др.). К тому же они имеют дело с особо заразными инфекциями, не говоря уже о профессиональных травмах – повреждениях кожи иглами и скальпелями, через которые передаются и гепатиты, и ВИЧ-инфекция, и т. д. И третье - вопиющее невнимание медиков к собственному здоровью. Они так заняты, что не обращают на себя должного внимания. Поэтому у врачей-онкологов нередко выявляют рак на последней стадии, а у фтизиатров обнаруживают запущенный туберкулёз», - отмечает Колесников.

Доведенные до отчаяния неимоверной нагрузкой, полунищенским существованием, а главное, наплевательским отношением к врачам и медсёстрам со стороны власти, не желающей прислушаться к обоснованным требованиям медиков, последние выходят на забастовки, а то и решаются на голодовки. Еще в 2013 году в Ижевске педиатры начали «итальянскую» забастовку (работа по инструкции), а потом, не добившись от властей поддержки, объявили голодовку. Ижевских коллег поддержали врачи 23 городов России.

«Где-то в митингах и пикетах приняли участие несколько сотен человек, как в С.-Петербурге, Ижевске, Ульяновске, где-то несколько десятков, как в Оренбурге или Людинове, - говорит Андрей Коновал, оргсекретарь Межрегионального профсоюза работников здравоохранения «Действие». - Но и это серьёзно. Особенно если учесть, что накануне в медучреждениях ряда регионов сотрудников запугивали, намекая, что полетят многие головы». Так, летом и осенью 2014 года массовая голодовка врачей станции «скорой помощи» прошла в столице Башкирии Уфе. Они требовали выплачивать зарплату, не унижающую человеческое достоинство и прекратить врать про «сорокатысячные зарплаты медиков». Вот и сейчас с 16 марта «итальянскую» забастовку начали врачи столичных поликлиник.

Медики выступают против того, что врача, по словам профессора Павла Воробьёва, «сделали козлом отпущения за все огрехи системы», за нехватку денег и неумелое руководство. Например, в ЦРБ Людиновского района (Калужская область) в прошлом году зарплата узкого специалиста упала с 27 до 17 тыс. рублей, в Астраханской области руководитель Фонда обязательного медицинского страхования заявил, что зарплаты медиков придётся сократить на 15%.

Однако большие сомнения вызывает возможность у врачей быть услышанными властью. Может быть, стоит учесть мнение Максима Осипова – кардиолога, публициста, основателя медицинского издательства «Практика» и благотворительного «Общества помощи Тарусской больнице», который считает, что «реформирование российского здравоохранения — дело очень сложное, проблем гигантское количество». «А поскольку результат нужно получить быстро, то я бы вообще ничего не трогал. Ничего! Едва мы все (и врачи, и больные) приспособились к одним правилам, как их снова хотят изменить», - предлагает Осипов.

У врача с большим стажем есть свой рецепт решения проблем в российском здравоохранении. «Я бы начал реформу здравоохранения в России с того, что полностью либерализовал бы медицинскую деятельность, вернул бы врачу независимость. Потому что существующие правила никак не мешают плохим врачам работать плохо, а хорошим — мешают лечить хорошо. В большой степени искусство врачевать в России состоит в том, чтобы обходить многочисленные запреты и глупые правила», - заявляет Осипов и продолжает: «В результате протест против сокращения больниц и врачей принимает у нас форму бунта в лакейской: мы вас слушались, мы выполняли любые требования, включая самые идиотские, а теперь вы нас прогоняете».

И еще одна достаточно пространная цитата из Осипова, но она стоит того, чтобы быть приведенной. «Про медицину надо для начала понять несколько вещей. Во-первых, медицина — дело сложное, высокоинтеллектуальное. Наука, искусство, ремесло, все вместе, но это не сфера обслуживания. Во-вторых, сам врач, не протоколы и технологии, должен стоять во главе всего. Лечит врач, а не аппаратура. Хорошо оснащенные больницы, в которых некому работать, как в Саудовской Аравии, — не то, что нам надо. И наконец, в-третьих: надо улучшать медицинское образование, надо вырастить новое поколение врачей, надо посылать молодых людей на Запад учиться в большом количестве. Вот с чего я бы начал реформу здравоохранения. Но если результат нужен прямо сейчас, то не стоит и начинать». Казалось, все ясно и просто.

Однако этот посыл вряд ли будет услышан лицами, принимающими решения в Минздраве. Их совсем не настораживает тот факт, что по итогам 2014-го года Россия заняла последнее место в рейтинге эффективности систем здравоохранения в относительно развитых государствах мира, составленном международным агентством Bloomberg.

Об этом красноречиво свидетельствую беспристрастные цифры бюджета на наступивший год. С учетом официального крайне оптимистичного прогноза по инфляции расходы на здравоохранение подлежат урезанию на (по разным данным) от 21,4% до 33,9%.

В связи с этим становится очевидным, что все экономические проблемы здравоохранения опять перекладываются на плечи врачей и больных, то есть нас с вами. И хотя официальные лица, в частности, министр здравоохранения Вероника Скворцова, заявляют, что никакого крена в сторону платной медицины не будет, мы уже сейчас видим, как возрастает доля платных услуг.

По мнению экспертов, закрытие государственных лечебных заведений просто расчищает место для коммерческих клиник. Население пытаются приучить к мысли о появлении некой новой национальной системы здравоохранения, где коммерческие и государственные клиники будут иметь равный доступ к деньгам налогоплательщиков. Создание частной медицинской инфраструктуры допустила во время онлайн-конференции в конце прошлого года и глава Минздрава.

По словам Скворцовой, увеличение в 2014 году количества платных клиник, многие их которых оказывают бесплатную медицинскую помощь для обладателей ОМС (а многие уже и нет), «создает здоровую конкуренцию». Но мы уже не раз проходили эту «здоровую конкуренцию» в других отраслях, когда выигрывал самый алчный, бессовестный и нахрапистый. Поэтому в уверения министра в том, что в будущем «качество и доступность медицинской помощи будет только улучшаться», просто не верится. Но это тема отдельного разговора.

Марина Петрова

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ