Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Девушка, белый конь и принц. История Ксении Рябовой, у которой 55 медалей, но которой не дают воспитывать собственную дочь

У Ксении тяжелая форма ДЦП (она называет себя «тяжелой всадницей»). Она паралимпийка, многократная чемпионка России по паравыездке. Она счастливо вышла замуж и родила двоих детей. Тем не менее, каждый день и каждый час ей приходится бороться не только с собой и своей болезнью, но и с общественным мнением, и с самым близким своим окружением – за право считаться человеком, способным жить полноценно и самостоятельно.

Характер. Начало непонимания

Девочка Ксения могла бы остаться здоровой, если бы не ошибка врача при родах. Кроме того, у ее мамы в молоке обнаружили антитела, однако ребенка кормили грудным молоком в течение недели, пока ребенок не пожелтел… а в год родителям Ксении врачи объявили, что их дочь больна. 

«Росла я с бабушкой, которая приехала из Нижнего Новгорода, бросив там квартиру и работу. И с папой, физиком-ядерщиком. Отец занимался со мной ранним развитием, привив мне любовь к истории и литературе, дал мне хорошее образование. За это я ему очень благодарна. Всегда было у меня много интересных книг по истории Руси и Российской империи. Мама же до моих 14 лет жила в другом городе – Дубне, приезжала только на пару выходных в месяц», – рассказывает Ксения.

По словам Ксении, у ее родителей был «пунктик»: какой же ты человек, если не ходишь? Родители очень старались вылечить дочь, поставить ее на ноги. «Но они не понимали, что главное – не ноги, а мой характер и мой сохранный интеллект», – говорит Ксения. 

И девочка доказала это. 

e5d143d305cc17734e7c1348420170b9.jpg

Это ничего, что тяжело. Главное-то – характер

Белый конь

Однажды в 7 лет на берегу Волги Ксения встретила чудо. Дорогу ей перебежал белоснежный жеребец. «С тех пор я заболела лошадьми. Я всегда хотела ездить верхом, и я добилась своего. Мало кто верил, что я смогу, однако смогла». Когда Ксения в 1994 году (тогда ей было 22 года) находилась в реабилитационном центре Царицыно, она упросила взять ее на пробу в группу иппотерапии. Ее приняли, правда, без особого воодушевления. Но когда увидели девушку на лошади – разрешили заниматься, и Ксения осталась в группе еще на два с половиной года. «В спортивную группу ЦМИ на Беговой я пришла осенью 1999 года, и сразу взяла на соревнованиях золото», – вспоминает Ксения.

В какой-то момент конный спорт стал смыслом жизни. Хотя достигались победы непросто. Садиться на лошадь Ксении, с учетом ее заболевания, сложно. Ей помогают конюхи и тренер, а теперь и муж, – держат и подкидывают в седло. «Я не люблю говорить о трудностях, спорт – удовольствие, – Ксения упрямо отвергает все сложности. – Одеваюсь на тренировку я сама. Где я не могу – помогает муж. Сложнее всего найти машину с волонтером, который б нас возил 

2-3 раза в неделю на конюшню. Лошади мне дали очень многое, и благодаря им я стала той, кем я являюсь сейчас, – человеком».

0e285d80a3fd81506063cf79267b6965.jpg

С любимой лошадью

«Я окончательно влюбилась в этот спорт, когда у меня появился Салам, конь-ахалтекинец, которого мы с тренером готовили сами. Он дал нам многое. И заставил уважать себя как личность, общаться наравне. Это было в 2006 году. Уважение не приходит сразу, приходит с опытом, с осознанием себя и лошади равноценными партнерами», – говорит Ксения. 

Вклад

Не только спорт дал Ксении многое – силу, выносливость, победы – но и она многое дала этому виду соревнований. «Все мои тренеры учились на мне, как заниматься с инвалидом-колясочником, с человеком с ДЦП. Когда я пришла в спорт, еще не было спортсменов-колясочников, и не было тренеров, профессионально готовящих таких людей, – рассказывает Ксения Рябова. – Я была единственная такая тяжелая всадница в России, да и в мире нас немного: где-то шесть человек, остальные все ходячие».

Помощь Ксении нужна до сих пор – она не видит себя со стороны, а значит, может допускать какие-то ошибки. Но сейчас Ксения и сама может быть тренером, с ее огромным опытом. Еще бы! Ксения Рябова – многократный Чемпион и призер Чемпионатов Москвы, троекратный абсолютный Чемпион России по паравыездке 2002-2004 годов, неоднократный призер Чемпионатов России по паравыездке, член Сборной России по паралимпийской выездке 2003-05 годов. Ксения участвовала в Чемпионате Мира 2003 года в Бельгии, где заняла 7-е место в Командном Призе и 4-е место в произвольной программе. 

За популяризацию конного спорта инвалидов, за упорство и преданность своему делу в декабре 2006 года Ксения получила золотую медаль "Честь и Польза" от Благотворительного Международного Фонда "Меценаты Столетия", а в ноябре 2011 года Федерация ЛВЕ (Лечебной верховой езды) наградила Ксению Почетной грамотой за заслуги и за распространение иппотерапии и инвалидного конного спорта в России.

2d4b782cece1af42180d2965f1b0a87b.jpg

Международные соревнования 2014 года по паралимпийской выездке

Принц

Белого коня, словно пообещавшего ей такое необычное будущее, Ксения встретила в детстве. Но конь был отдельно, без принца. Неправильная сказка. Но ничего, сказки Ксения рисовала сама – и это было еще одной ее личной победой.

Рисовать девочка начала с того момента, как начала сидеть. Это произошло лет в пять. Представьте, насколько сложно человеку, страдающему детским церебральным параличом, держать кисть, владеть ею. Но Ксения справилась.

Когда она была с мамой в Венгрии, методисты реабилитационного центра заметили склонность ребенка к рисованию, и посоветовали родителям отдать девочку в художественную школу. «Но когда мы вернулись, все забылось. Родители не отнеслись к этому серьезно. Им было проще, чтобы я ничего не требовала, не мешала. Но я так не могла, и если бы не мои упорство на грани упрямства, я бы ничего не добилась, – вспоминает Ксения. – В итоге под моим напором мама пригласила ко мне преподавателя из художественной школы Троицка, где мы жили, я начала учиться рисованию, а уже через год, в 1988 году, мы организовали первую мою персональную выставку». Рисует Ксения акварелью – а это сложная техника даже для здорового человека.

«Сейчас я уже не замечаю того, что мне трудно делать. Я просто отдаюсь процессу. И мне это нравится. В моем случае труднее всего заставить правую руку двигаться не хаотично, а так, как надо мне», – говорит Ксения. 

Мужчины и женщины в красивых старинных нарядах, рыцари, принцы, ангелы – все это было на картинах девушки. И принц появился. Ксения познакомилась в интернете с молодым человеком.

«Мы долго переписывались. Потом решили встретиться, я приехал в гости к Ксении с мамой, мы жили в Казахстане, – рассказывает Константин. – И я остался. Через месяц мы поженились».

da71da0028b84d6739894145ba2d3224.jpg

И я остался

«Нас не воспринимают всерьез»

2008 год оказался для супругов и тяжелым, и радостным. Летом погиб любимый конь Ксении Салам. Константин в это время был дома в Казахстане – защищал диплом (по специальности он инженер-системотехник). Ему пришлось вернуться к жене, чтобы поддержать ее. Вместе супруги вернулись в Караганду. И внезапно узнали, что Ксения беременна!

«Это вообще редкий случай, когда женщина с такой инвалидностью беременеет и вынашивает беременность, – говорит Константин. – Да и вообще, к этому относятся пренебрежительно: мол, инвалидам это не нужно. Словно мы не люди, не любим друг друга, не хотим иметь детей. Мы были счастливы, узнав об этом!». 

Перед супругами сразу встала масса препятствий. Они не собирались отказываться от беременности . Но нужно было отказаться от препарата, который Ксения принимала целых 27 лет – фенобарбитала. Она принимала его с семи лет от судорог, да и в качестве сильного успокоительного тоже. Но Константин помог жене избавиться от зависимости от этого лекарства. Сначала Ксения пила настой успокаивающих трав, а потом и от него отказалась. 

Будущие родители понимали, что ребенок должен развиваться правильно – и Ксения старалась максимально много двигаться. Хотя насколько максимально этого можно достичь, сидя в инвалидном кресле? Но упрямство – одна из главных черт Ксении. «Бык есть бык», – шутит она сама про себя, имея в виду свой знак по гороскопу.

«Это я могу спасовать, а Ксения лбом стену прошибет», – смеется Константин. Будущая мама заставляла себя сползать с коляски, двигаться без нее, даже пыталась взвалить на себя какие-то бытовые хлопоты, пылесосила, убирала. В итоге супруги выстояли. Их дочка Каролина родилась в срок – и здоровой. А уже на третий месяц после родов Ксения вернулась в конный спорт.

Но это было не последним ее испытанием. Ксения активно тренировалась и даже не знала, что уже ждет второго ребенка. Родители поняли, что снова станут папой и мамой, на шестом месяце беременности Ксении.

Однако, рассказывает Ксения, ее семья не была готова принять такую новость: «Родители не поддержали нас. Говорили, что лучше избавиться от ребенка, что мы все равно не способны быть полноценными родителями». Яшу Ксения точно так же выносила до конца, но мальчик родился с небольшими проблемами со здоровьем.

Но стать счастливой полной семьей Ксении и Константину и их детям пока не удалось. Еще в 2009 году, когда дочка была совсем маленькой, супругов уговорили оформить временную опеку над Каролиной на отца Ксении. «Мои родители считали, что мы не справимся. Да, у нас еще и были сложности с доходом, трудно было поднять ребенка. Но главный довод был другой – то, что мы инвалиды (Константин, как и Ксения, страдает ДЦП)».

«Мы просили у органов опеки помощи, – говорит Константин. – Но помощь для них, получается, заключается только в том, чтобы передать ребенка какому-то другому человеку. А ведь папе Ксении уже за 80 лет, почему его сочли более подходящим для воспитания нашей дочки, чем нас? Почему кто-то должен воспитывать нашу дочь, а не мы? Нас не воспринимают всерьез!». 

dcdd59fe226da1e98a970ed6205deaa9.jpg

Каролина, дочь Ксении и Константина 

Сейчас же Каролина, которой уже 6 лет, оказалась во Франции, у старшей сестры Ксении. По словам Ксении и Константина, они даже не знали о том, что ребенка отправляют за границу. Теперь Ксения и Константин пытаются вернуть дочь, опасаясь, что та навсегда может остаться во Франции, и уже не вернется к ним. «Мы подали заявление в полицию о факте похищения ребенка, но пока реакции нет, – говорит Ева Ланска, адвокат, взявшаяся защищать интересы супругов. – И Ксения, и Константин дееспособны. Какое имеет значение их болезнь? Никто не может беспричинно отнять ребенка у родителей». 

«Не хватает детских объятий»

Сейчас дочери Ксении и Константина 6 лет, сыну – 5. Яша сейчас живет у мамы Константина в Казахстане, проходит реабилитацию. «Мы очень по ним скучаем. Но с сыном мы общаемся, в скайпе я с ним разговариваю постоянно, – говорит Ксения, глядя на фотографии детей в детской комнате. – А с дочкой нет никакого контакта, нам не дают общаться. Когда-то, когда дочь жила с нами – мы сами ухаживали за ней, справлялись со всеми обязанностями. Так хочется обнять, прижать ее к себе!».

А еще Ксения мечтает, чтобы ее дети не боялись свою маму, а гордились ею. «На моем уровне почти все спортсмены ездят на старты со своими детьми, дети болеют за своих пап и мам, и радуются их победам. И ни у кого не забирают детей, хотя заболевания почти одинаковые».

Сейчас Ксения с нетерпением ждет новых соревнований. Ее новый конь, пришедший на смену погибшему Саламу, принес ей много побед. «Только в прошлом году на Дарлее я завоевала 10 медалей, 7 серебра и 3 бронзы. Такого улова по медалям у меня не было с 2005 года!». Всего же за годы выступлений у Ксении набралось 55 медалей, из которых 25 – золото, 15 – серебро и 15 – бронза.

Зачем вообще Ксения занимается спортом? Не только ради интереса, или побед, или любви к лошадям. Это может стать и подспорьем в жизни, хотя и Ксения, и Константин работают и зарабатывают.

«Соревнования – это рейтинг и возможность пробиться в сборную Московской области, а затем и сборную РФ. А чтобы попасть на Чемпионат России от сборной области, надо пройти несколько этапов и занять место не ниже второго. Тогда, в конце года, я смогу подать на стипендию от губернатора Московской области, а если выиграю Чемпионат России – то на стипендию от параолимпийского комитета РФ», – раскладывает все по полочкам Ксения. Только для достижения результата нужно сначала вложить средства. А это ежемесячно около 26 тысяч. Одна только аренда коня стоит 7 тысяч в месяц (конь Ксении живет на конюшне, обслуживается там), средства нужны также на конюха, ухаживающего за животным, на тренера, на транспорт, чтобы добраться до конюшни.

«Это замкнутый круг, – говорит Ксения. – Было бы правильно найти постоянного спонсора, который будет заинтересован во мне, как в спортсмене. Фонды же помогают обычно только детям на лечение. Но ДЦП не лечится – это иллюзия, надо просто научиться жить с этим. Мне кажется, правильно помогать таким, как мы, – тем, кто уже сам пробился, но нуждается в финансовой поддержке». Кстати, замечает Ксения, при этом инвалидов с большой неохотой берут в организации работать: «Будто мы нелюди какие-то. А надо лишь понять, что мы люди, просто у нас необычная телесная оболочка».

Сейчас Ксения активно готовится к Открытым Весенним Соревнованиям по конному спорту среди инвалидов в КСК «Левадия», которые пройдут 27-29 марта. И, наверное, снова выиграет! Если только сможет участвовать в турнире: снова нужно найти средства. Сейчас необходимая сумма для выступления Ксении – 45 тысяч. «Это расходы на «коневоз», ветеринарные документы на лошадь, аренду денника, оплата работы тренера-коновода, проживание и питание на два дня. Если мы успеем набрать сумму до 25 марта, то – участвуем», – честно подсчитывает Ксения. Спортсменке крайне важно не терять форму и двигаться дальше.

И тогда, наверное, у нее все получится, и ее дети придут поболеть за свою упрямую и жизнелюбивую маму, умеющую достигать целей.

Марина Лепина

Источник: Милосердие.RU

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ