Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

За здоровое здравоохранение. 50% жалоб на некачественную медицинскую помощь признаны справедливыми

Несмотря на беспрецедентные финансовые вливания в отечественное здравоохранение и пристальное внимание к этой отрасли, количество судебных исков со стороны пациентов и штрафов, наложенных на медицинские организации, постоянно растет.

В чем причина недовольства людей и что происходит в нашем здравоохранении, мы поинтересовались у руководителя территориального органа федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения по Бурятии Зои Занабадаровой.

cf62f767ee9e7a049abac13214f4f19b.jpg

— Зоя Михайловна, среди полномочий Росздравнадзора вопросы качества оказания медицинской помощи занимают центральное место. Сколько таких обращений поступило к вам в прошлом году, увеличилось ли их число и сколько из них признаны обоснованными?

— В прошлом году по вопросу некачественного оказания медицинской помощи к нам поступило 134 обращения, для сравнения за 2013 год — 90. В 2014 году обоснованными признаны 54 обращения, в 2013 — 49, в 2012 — 25, то есть некий рост действительно есть. Помимо жалоб с прошлого года мы обязаны реагировать на все случаи некачественного оказания медицинской помощи, ставшие достоянием СМИ. Причем Росздравнадзор имеет полномочия начать проверку без санкций прокуратуры, если речь идет об угрозе причинения вреда здоровью.

Если брать в среднем, то примерно 50 процентов жалоб нашли подтверждение, то есть признаны обоснованными. Необоснованными жалобы признаются по причинам, в том числе, несерьезного отношения человека к своему здоровью. К примеру, случай с девушкой, произошедший в ноябре прошлого года в аэропорту «Байкал», не подтвердил вины работников аэропорта. На камерах четко зафиксировано, что девушка сама прошла через металлодетектор, не предупредила работника о своем состоянии, не показала документы о наличии у нее кардиостимулятора. При этом она совершенно спокойно какое-то время ходила по первому этажу, сдала багаж, и только поднявшись по лестнице, упала. Возможно, сбой дал сам кардиостимулятор, который, насколько известно, пока не исследован.

Если выявлены нарушения в работе медучреждений, мы направляем материалы в прокуратуру и органы исполнительной власти республики. Следует сказать, что мы устанавливаем факты нарушения, а причинно-следственные связи может установить только судмедэкспертиза.

— Такой пример. Улан-удэнцу А. была сделана операция на плечевом суставе, после которого, в общем-то, здоровый человек превратился в инвалида с мизерной пенсией. Вашу проверку, которая выявила факт ненадлежащего оказания медицинской помощи в данном конкретном случае, врачи просто проигнорировали. Защищаете ли вы обратившихся к вам граждан в судах, потому что иначе, как показывает практика, все это просто не имеет смысла.

— По делу гр. А. в суде мы не присутствовали, хотя возможность участия в судебных заседаниях нашего специалиста в качестве третьего лица не исключается, при условии, что на этом настаивает одна из сторон и у нашего специалиста есть возможность участвовать в процессе. Например, в прошлом году мы приняли участие в судебном заседании по иску к Гусиноозерской ЦРБ. Решение суда было — выплатить пострадавшей семье компенсацию морального вреда в 1 млн. 700 тыс. рублей.

— Другой пример — в 2012 году житель Улан- Удэ К. обратился в прокуратуру с жалобой на некачественное предоставление медицинских услуг при проведении операции, прокуратура обратилась к вам, но вам «не представилось возможным установить обстоятельства, подтверждающие доводы К.», потому что документы не были предоставлены, в итоге суд первой инстанции отказал К. Получается, чтобы медики избежали ответственности, им достаточно просто не предоставить вам документы. Как вы реагируете на эти случаи, и каких специалистов привлекаете к работе?

— У нас есть отдел организации контроля и надзора в сфере здравоохранения, в котором работают высококвалифицированные врачи, провизоры. Кроме того, при проведении контрольных мероприятий привлекаются аккредитованные в установленном порядке эксперты. На эти цели бюджетом выделяются средства. По вопросам экспертизы качества оказания медицинской помощи мы работаем с фондом обязательного медицинского страхования.

В истории с К. по нашему запросу действительно не была предоставлена история болезни пациента, а иных медицинских документов, подтверждающих доводы, не оказалось, и на тот момент у нас не было полномочий повлиять на эту ситуацию. Однако с прошлого года Росздравнадзору добавили полномочия, в соответствии с которыми мы имеем право привлечь к административной ответственности в виде штрафа как в случае непредоставления документов, так и неисполнения выданных нами предписаний. Безусловно, реализация данных полномочий позволит добиться повышения результативности и эффективности государственного контроля (надзора), осуществляемого Росздравнадзором.

Можно сказать, что с этого момента в нашей работе произошел прорыв. На обращения, предписания Росздравнадзора стали реагировать, потому что в противном случае КоАП предполагает наложение штрафных санкций до 1 млн. рублей. Кроме того, за предоставление заведомо недостоверных сведений на должностных лиц налагается штраф от 10 до 15 тыс. рублей, на юрлиц — от 20 тыс. рублей, и это сильно повлияло на результаты нашей работы.

К примеру, в 2014 году общее количество административных штрафов по итогам проведенных нами проверок по сравнению с 2013 годом увеличилось с 3 до 40, из них 32 штрафа (80%) выписаны по результатам рассмотрения административных дел в нашем территориальном органе Росздравнадзора. Всего за 2014 год назначено административных штрафов на сумму 962 тыс. рублей, что в 21 раз (!) больше, чем в 2013 году (46 тыс. рублей). Средний размер одного наложенного административного штрафа в отношении должностных, юридических лиц и индивидуальных предпринимателей составил 24050 (в 2013 г. — 15333) рублей.

— В редакцию обратился больной, которому после удаления почки ГБ МСЭ по Республике Бурятия дали 3-ю группу инвалидности. Суд назначил повторную медико-социальную экспертизу в федеральном бюро медико-социальной экспертизы в Москве (ФГБУ ФБ МСЭ минтруда России), то есть фактически в той же организации, которая взяла с инвалида за свои услуги 23 тысячи рублей и просто переписала экспертизу слово в слово. Что вы скажете по этому поводу?

— В полномочия Росздравнадзора на сегодня входит контроль за соблюдением порядка проведения медико-социальной экспертизы на предмет соответствия лицензионной деятельности, но не самих результатов медико-социальной экспертизы. В 2013-2014 гг. сотрудниками территориального органа Росздравнадзора по Республике Бурятия проверки порядка организации и осуществления медико-социальной экспертизы не проводились. В случае несогласия с результатами проведения медико-социальной экспертизы Республики Бурятия гражданам следует обращаться в федеральное бюро МСЭ и далее в суд в соответствии с установленным законодательством порядке.

— Как руководитель Бурятского отделения всероссийской общественной организации нефрологических и трансплантированных больных «Право на жизнь» прошу сообщить, были ли обращения в Росздравнадзор Бурятии от диализных и трансплантированных больных?

— В 2012 году поступила жалоба по поводу организации самой услуги, причем жалоба была признана обоснованной. Жалоба поступила от пациента, который проходил диализ в республиканской больнице, приезжал туда издалека и к его приезду аппарат не всегда был готов, пациенту приходилось долго ждать. После нашей проверки формат предоставления услуги был пересмотрен, пациент был закреплен за определенным аппаратом, жалоб на эту тему больше не поступало.

— С недавнего времени в стране активизирована работа членов общественного совета по защите прав пациентов при территориальном органе Росздравнадзора. Существует ли такой совет в Бурятии и что им сделано в плане борьбы за качество медицинской помощи?

— В последнем своем послании к Федеральному собранию Владимир Пу-тин заявил о формировании централизованной системы госконтроля за качеством работы медицинских организаций. Под централизацией в том числе понимается и сотрудничество с общественными и пациентскими организациями. Общественный совет по защите прав пациентов при территориальном органе Росздравнадзора по Республике Бурятия существует с 2008 года и осуществляет рассмотрение вопросов, связанных с реализацией в нашей республике прав граждан на охрану здоровья, в том числе: повышения качества и доступности всех видов медицинской помощи, эффективности и безопасности медицинских и реабилитационных технологий и медицинской продукции, реформирования системы здравоохранения, реабилитации, совершенствования государственной системы контроля и надзора в сфере оказания медицинской помощи.

К примеру, в прошлом году советом было подготовлено письмо по вопросу оказания медицинской помощи больным сахарным диабетом в части предоставления тест-полосок, необходимых при лечении. Обращение общественного совета было рассмотрено на августовской и сентябрьской сессиях Народного Хурала, в результате чего на эти цели было дополнительно выделено из бюджета 25 млн. рублей.

С прошлого года мы попытались несколько изменить формат работы совета, обновили состав, переизбрали председателя, которым с 13 февраля 2015 г. стала член координационного совета, сопредседатель регионального отделения общероссийской общественной организации «Национальная родительская ассоциация социальной поддержки семьи и защиты семейных ценностей» Светлана Аюшеевна Хабаркова. Мы рады, что появился человек, который активно включился в эту работу и сделает много полезного для системы здравоохранения Бурятии.

— Спасибо за информацию!

Татьяна Никитина

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ