Архив:

Без силы воли с ДЦП не справиться. Церебральный паралич проявляется в процессе развития

Сегодня порядка 270 тысяч человек в России имеют диагноз детского церебрального паралича, и каждый год он ставится примерно 16 тысячам новорожденных. Как распознать эту болезнь, как ослабить ее воздействие, как жить с ней нормальной жизнью в обществе? На эти вопросы отвечают нижегородские специалисты. 

Не застрахован никто

- Диагноз ДЦП – очень хитрый, и, к сожалению, его нельзя поставить сразу, - рассказывает главный внештатный детский невролог министерства здравоохранения Нижегородской области Екатерина Карпович. – Установка диагноза растянута во времени. Мы стараемся определить его до года. Но можно поставить в 5 месяцев, а можно и в 12.

По словам специалиста, в Нижегородской области наблюдается 1320 детей с ДЦП (в 2013 году их было 1279), из них 728 – в Нижнем Новгороде. В прошлом году в регионе родилось 39119 детей, из них 62-м поставлен диагноз детский церебральный паралич. Высокий риск получить такой диагноз имеют недоношенные дети. Риск в таких случаях возрастает чуть ли не в 50 раз.

Что же такое – детский церебральный паралич?

- ДЦП – это группа нарушений развития, которые, прежде всего, отражаются на двигательной сфере ребенка, – поясняет врач-невролог ФГБУ "Приволжский федеральный медицинский исследовательский центр" (ПФМИЦ) Министерства здравоохранения России Ирина Розенвальд. – Основополагающие принципы для постановки диагноза ДЦП - это нарушения движения или параличи. Поражение возникает при развитии мозга в период до рождения – во время внутриутробного развития. На развитие мозга могут повлиять и сами роды, и первые дни-месяц после них. Как правило, поражение, которое развивается в этот период, не прогрессирует.

Самые распространенные причины ДЦП в период внутриутробного развития и во время родов – внутрижелудочковые кровоизлияния, ишемия головного мозга. Влияет и травматический фактор, который в процессе патологических родов занимает не больше 9 процентов. Играют роль и внутриутробные инфекции, различные токсические воздействия. Отдельную группу составляют врожденные аномалии развития головного мозга. И в 10% случаев причина, как правило, не известна.

Как распознать

Диагностируют заболевание детские неврологи. Есть, правда, в области дальние районы, где такие специалисты отсутствуют. И диагноз ставить приходится неврологам для взрослых. Впрочем, осведомленность и обучение неврологов в области налажены неплохо. Эту патологию врачи знают.

Задержки в развитии видны не сразу при рождении ребенка, а в процессе его развития. И диагноз ставится, как правило, ближе ко второму полугодию или даже к концу первого года жизни ребенка. Ранняя диагностика влияет на прогноз дальнейшего роста развития малыша. Чем раньше доктора и родители заметят какие-то отклонения в развитии, тем быстрее будут предприняты меры, направленные на предотвращение осложнений этого заболевания, правильное формирование движений ребенка, развитие его умственных способностей и социальную адаптацию.

- Здесь очень много зависит от родителей, – считает Екатерина Карпович. – Есть мамы, внимательные к своим детям. Они приходят к педиатру и говорят – а он в месяц не держит голову, малоактивный, не улыбается, он какой-то скованный. Очень важно обращать на это внимание.

К месяцу ребенок должен держать голову. В 4 месяца дети переворачиваются, присаживаются. В 6 месяцев здоровый ребенок должен сидеть, а к году – начинать ходить. Если у ребенка нет этих навыков, мамы должны насторожиться, прийти к доктору и сказать об этом.

Основным проявлением ДЦП является повышенный тонус в мышцах. Такие дети скованы, ручки согнуты в локтях, прижаты к туловищу. Ножки очень трудно развернуть. Ребенку сложно повернуть голову. У детей с ДЦП наблюдается регресс патологических рефлексов. Если ребенок подносит кулачок ко рту, то он голову от этого кулачка отворачивает, а другую руку выпрямляет.

И по мере развития, когда мама берет малыша за ручки и ставит его на ножки, то они перекрещиваются как ножницы. Дети встают на носочки, когда опора должна быть на всю стопу. Снижен хватательный рефлекс – ребенок не может взять погремушку, удержать какой-то предмет. Это все задержки двигательного развития.

При задержке эмоционального развития дети бывают малоэмоциональны, беспокоятся, плачут, часто срыгивают, плохо реагируют на родных. И когда уже есть такие клинические проявления как судороги, тогда любая мама бежит к доктору.

Как лечить

- Диагноз ДТП включен в перечень тех заболеваний, по которым оказывается высокотехнологичная медицинская помощь (ВМП), - говорит Екатерина Карпович. - Это разные методы кинезотерапии, специальные тренажеры и специальная гимнастика. Очень популярен биологический метод обратной связи, при котором ребенок учится сам контролировать свое движение под наблюдением мониторов, показывающих, какой тонус в его мышцах. Еще один метод - введения ботулотоксина. Этот препарат вводится каждые полгода и расслабляет мышцы. В таком состоянии реабилитация проходит более эффективно.

03bdae9674f3cb50123575edbcea539b.jpg

На базе Нижнего Новгорода есть учреждения, которые оказывают высокотехнологичную помощь: это и санаторий для детей с ДЦП, и отделение на базе детской областной больницы, новое отделение в ПФМИЦ. Если же в Нижнем Новгороде по какой-то причине невозможно помочь детям, они направляются коллегиально в клиники Москвы. С помощью видеоконференций больных консультируют дистанционно. Отправляют маленьких пациентов и в детские психоневрологические санатории.

- На базе нашего центра открыто новое неврологическое отделение восстановительного лечения для детей дошкольного возраста, – поделилась Ирина Розенвальд. - Детям оказывается ВТМ из федерального бюджета – по квотам. На этот год нам выделено 250 квот, но мы – федеральное учреждение, и эти средства не только для нижегородцев. Используем самые современные методы лечения. Планируем в ближайшее время использовать аэрокосмические технологии, помогающие космонавтам адаптироваться после длительных полетов. Новый аппарат, в частности, будет имитировать опорную нагрузку. Применяется у нас и лечебная физкультура в специальных нагрузочных костюмах.

- У нас тоже есть все необходимое для лечения ДЦП, включая и нагрузочные костюмы, - рассказала главный врач детского психоневрологического санатория для лечения ДЦП "Автозаводский" Наталья Мельникова. – Налажена связь с Московским институтом нейрохирургии, где четверым нашим пациентам провели операции по установке баклофеновых помп. Они постоянно дозировано доводят лекарство в мышцу – для ее расслабления. А на расслабленную мышцу другие методы лечения действуют более эффективно. Все это доступно, бесплатно – по квотам. Санаторий у нас дошкольный, но берем детей до 8-9 лет.

По словам Екатерины Карпович, особых проблем с получением квот на ВМП по лечению ДЦП сегодня нет. Так как лечение плановое, существует небольшая очередь – порядка 2-3 месяца. Зато наблюдается другая проблема. ДЦП часто сочетается с другими расстройствами, например, с умственной отсталостью. Но самое неприятное – это эпилепсия. По данным статистики, у 60-70% детей может развиться этот недуг, для которого характерно перевозбуждение нервных клеток.

- Часто родители используют массу препаратов, им хочется все испробовать, - говорит Екатерина Карпович. – И мы стараемся этот процесс контролировать. Например, в детской областной больнице есть метод, позволяющий на ранней стадии выявить угрозу эпилепсии. И мы говорим родителям: остановитесь. Ряд препаратов может спровоцировать припадок. Но иногда приезжают к нам из мест, где нет такой ранней диагностики, уже с эпилепсией у детей. А она отбрасывает развитие на несколько ступеней назад.

Как помочь

Наряду с медицинским лечением применяется большой комплекс психолого-педагогическо-коррекционной помощи – для социальной адаптации детей, развития их умственных способностей, самообслуживания и бытовых навыков, познания окружающего мира и собственного тела. Большую роль играет психологическая помощь самому ребенку и его семье. Родители должны обязательно участвовать в лечении, иначе эффекта от него не будет.

- Лечение в медучреждении, каким бы хорошим оно ни было, имеет временные ограничения, - уверена Екатерина Карпович. – А ребенок возвращается обратно в семью, и если его реабилитация не продолжится дома, то наши усилия окажутся бесполезными.

Здесь во многом могли бы помочь общественные организации, ассоциации родителей детей с ДЦП. Чтобы можно было подключить к ним психологов, группами работать. К сожалению, таких ассоциаций пока не наблюдается.

- Мамам таких детей очень нужно взаимное общение, - считает Наталья Мельникова. – Когда они приезжают к нам в санаторий, сначала каждая – сама по себе. Смотрят испуганными глазами. Лечение у нас 2,5 месяца, и за этот период они начинают группироваться, общаться между собой. И, как правило, эти связи сохраняются и после пребывания в санатории.

Надо осознавать, что ДЦП полностью не излечим. Наша задача – максимально приблизить таких детей к нормальной социализации, улучшить качество их жизни. Для ДЦП характерно не прогрессирующее расстройство. Двигательные нарушения есть, но в процессе лечения они коррегируются. У ребенка сохраняется интеллект. Эти дети ходят в обычные детсады, учатся в обычных школах, оканчивают вузы, женятся, рожают здоровых детей.

- У нас в санатории дети старше двух лет, с относительно легкими поражениями, находятся без родителей, - рассказывает Наталья Мельникова. – Они не закомплексованы, радуются жизни, сами себя обслуживают и даже оказывают помощь более тяжелым больным, которые этого сделать не могут.

- Нервные болезни отступают перед волей и желанием вылечиться, - резюмировала Екатерина Карпович. – Должна быть очень сильная воля – и родителей, и самого ребенка. Если она есть, успех все равно будет.

Петр Авдентов

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ