Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Образование? Включайте!

Давно пора включать. Включение, именно так дословно переводится заморское словечко - инклюзивный. О том, как включить детей с разного рода отклонениями в общении в образовательный процесс наших обычных средних школ и говорилось на семинаре по инклюзивному образованию в Красноярске, состоявшемся в Красноярске в проошлом году.

ГИПЕРАКТИВНЫМ – ЖЕЛТАЯ КАРТОЧКА

- Все вы знаете, как легко выходят из себя аутичные ребятишки. Дети, с рядом иных психических заболеваний, так же нередко и очень резко переходят в агрессивное состояние. Как же нам учителям, легче всего снять подобную вспышку детской агрессии?

-First, - зычным голосом «курлыкает» по-английски заокеанская лектор. – Первое, - повторяет Трэйси Пэрент, - для ребенка, с проблемами в общении, в обычном классе желательно создать небольшую игровую зону, уголок. Яркий силиконовый шар (не бойтесь, он совсем не скачет). Зато он быстро отвлекает ребенка с особыми образовательными потребностями от неудовольствия и гасит его агрессию. В классе даже можно устроить маленькую песочницу! Ребенок устал, злится оттого, что ему трудно и что-то не понятно. Пусть поиграет пять минут в песочке. Он «остынет» и вовсе не будет мешать занятиям остальных учеников своего класса.

Для гиперактивных детей очень действенна система подарков и предупреждений. Вот еще пример из богатого опыта американского педагога Трэйси Пэрент. Ребенок заявляет: «Не буду писать или рисовать!» Важно не «передавливать» его волю своей, чтоб не получить вспышку гнева. Лучше поставить его перед фактом, но хоть с каким-то интересом и выбором для него самого.

-Скажите капризе «Ты будешь рисовать зеленым или синим фломастером, на твой выбор?»

С ребенком останется ощущение, что с его мнением, все-таки, считаются.

-Малыш в этом случае, запросто, может «хапнуть» оба фломастера, - переводят образные слова Трэйси, строчащим в свои блокноты педагогам семинара. – Что ж, пусть! Это и станет его наградой за сговорчивость. Но все это признаки того, что даже с самыми активными детьми можно находить контакт и договариваться.

А вот еще прием из педарсенала Трэйси. Ребятам дают за урок несколько различных заданий. После рисования идет счет, к примеру. Весь план урока перед ребенком на дощечке в нескольких желтых карточках с изображением каждого действия. Действия чередуются на уроках, так что ученики (даже с синдромом Дауна) к ним привыкли и легко воспринимают смысл изображений на карточках. Если ребенок устал, противится и не хочет дальше заниматься по данному упражнению – педагог «неслуху» показывает …«желтую карточку». На ней изображение следующего задания, а то и штраф – запрет на то, что ему как раз очень нравится.

ГОСТЬИ ИЗ БУДУЩЕГО

- В Москве опыт инклюзивного образования насчитывает уже несколько лет. Московская некоммерческая организация «Перспектива» довольно долго и тяжко подталкивала наше образование к этому смелому решению. Дети разной степени способности к обучению или с особыми требованиями (проблемами зрения, слуха, серьезными нарушениями в работе опорно-двигательной системы ребенка) стали появляться в классах общеобразовательных школ. - говорит «Перспективная» гостья, и слава богу, по-русски тоже.

Юлия СИМОНОВА - москвичка. Видно, что проблемы образования инвалидов она знает не с чьих-то слов. Образование среднее, а затем высшее, сама получала надомно, в инвалидной коляске. (Один семестр в США). Должно быть, это и позволяет ей легко ориентироваться в этой проблеме. И сейчас коляска не мешает ей курировать, в рамках программ «Перспективы», сложнейший вопрос образования инвалидов. Юлия постоянно летает по стране, пропагандируя первый положительный опыт перед педагогами, впервые взявшимися за «инклюзив». В красноярском семинаре, проведенном при помощи краевой общественной организации родителей детей-инвалидов «Открытые Сердца», было до полусотни участников. Причем, не только из школ краевого центра, но также, из восьми районов нашего края.

- А у Трэйси, думаете, откуда опыт? Да, американка высока и стройна. Но у нее эта проблема также прошла стержнем горячим через сердце. Ее сын страдает от аутизма. Годы настойчивых занятий и вот ее парень, в прошлом крайне не расположенный к общению, научился говорить. Сейчас он студент колледжа в Мэриленде. Так что - «включился» на «полную…» и нам есть чему поучится у Трэйси, - утвердительно улыбается Юлия.

А Я СМОГУ ЕГО ВОСПРИНИМАТЬ? – YES!Мальчик

Об этом спрашивает у миссис Пэрент одна из учительниц - слушателей семинара, - Смогу воспринимать как всех остальных учеников, а не как инвалида?

Такой вопрос меня, признаться, смутил. Тем с большем любопытством хотелось узнать мнение американки – педагога и матери!

- Да действительно, пройдет ли ощущение, что вот он - инвалид, а вот остальные – здоровые? - поддержали коллегу еще несколько учителей.

- Не нужно бояться этого вопроса. Это вполне нормальное опасение. Но во взаимоотношениях между инвалидом и здоровыми людьми (и у педагогов в том числе) отношения со временем устанавливаются общечеловеческие. Мы же не удивляемся неким особенностям в характерах и манерах своих коллег, соседей, родственников. Кто-то неуклюж, кто-то хитрит, кто прихвастнуть-приврать горазд. Мы воспринимаем их такими, какими мы их знаем. Во взаимоотношениях с инвалидом нас ждет то же самое. Со временем, даже у самых аутичных детей, появиться навык и охота к контактам. Они, разумеется, никогда не станут «как все». А кто эти «все»? Они особенные, как и каждый из нас с вами. И всегда будут особенными. Только их особенности станут для нас привычными.

ОДНОКАШНИК ВЛАДЬКА

Прежде, чем мальчика Влада впервые прикатили в его коляске в Центр медико-социальной поддержки №2, что на ул. Аральской, ребят из его класса предварительно «готовили» к встрече со сверстником-инвалидом. Им рассказали об особенностях его заболевания. Говорили, что он в свои 8 лет, увы, еще не говорит. Но это не значит, что он не может и не хочет учиться. Что его не жалеть нужно, а помогать ему – своевременно и толково.

-Такая встреча и не должна была быть внезапной, – уверенна мама ребенка, Евгения Викторовна.

Это очевидно. Если будет шок от близкого контакта хотя бы у одного ребенка, то реакцию остальных, даже очень воспитанных детей предугадать будет трудно.

Но главное, добиться положительных эмоций именно у малыша-инвалида от первой же встречи со своими будущими однокашниками.

- Для нас, родителей, это тоже очень непростая задача: привозить растущего мальчика в коляске в школу по два раза в неделю. Но за год занятий в общем классе Влад усвоил больше, чем за ряд предыдущих лет. Приходим минут за 10-15 до уроков. Ребята успевают поговорить. Потом учитель ведет с детьми общий урок. А Влад, за дальней партой, занимается со своим учителем. И в это время друг на друга никто внимания не обращает. Занятия идут параллельно.

И вот, после года занятий, он гораздо охотнее говорит, слов произносит несравнимо больше. Для постороннего его речь непонятна. Но знаете, к моей радости, дети в классе, его легко понимают. Если я одна появляюсь в школе, то ребята обступают меня – «А где Владик? Он не заболел?- беспокоятся его одноклассники. И уж, конечно, мы не пропускаем каких-то походов классных, в музеи, в театры.

Теперь мальчик в коляске совершенно неотделим от жиСергей Баршайзни своего класса.

А для одноклассников Влада, включенного в жизнь класса, человек в коляске уже не инопланетянин какой, и, конечно же, не объект для насмешек. Они уже знают: он такой же, как они. Только ему труднее…

Сергей Баршай от http://zazerkalia.ucoz.ru/

Материал публиковался в газете «Вечерний Красноярск». 2007г.

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ