Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Недоступная среда Приангарья

Доступны ли объекты инфраструктуры Иркутской области для маломобильного населения? Кто должен создавать безбарьерную среду – государство или общество? И почему зачастую она не соответствует нормам? Эти и другие вопросы обсуждались на круглом столе, который прошел в редакции газеты «Областная».

В разговоре приняли участие заместитель прокурора Куйбышевского района Иркутска Евгений Михайлов, лидер инициативной группы по развитию доступной среды в Иркутске Виктор Пушкин, главный архитектор Иркутска Инна Кондратьева, депутат Законодательного Собрания Иркутской области Анастасия Егорова, начальник отдела по поддержке инвалидов и координации создания доступной среды министерства социального развития, опеки и попечительства Приангарья Светлана Лобаева, референт Иркутской областной организации Всероссийского общества инвалидов Антон Ставров.

Приоритетные объекты

- Расскажите о ходе реализации в регионе государственной программы «Доступная среда».

Светлана Лобаева: 

– Государственная программа «Доступная среда» действует в России с 2011 года. Она рассчитана не только на инвалидов, но и на маломобильные группы населения – стариков, беременных женщин, пешеходов с детскими колясками. Иркутская область участвует в этой программе с 2013 года. За это время на создание доступной среды в регионе было выделено 300,3 млн рублей. При этом 50% – это средства федерального бюджета, еще половина – регионального. Объем средств для реализации программы на 2015 год еще не определен. Условия софинансирования поменялись: 70% от суммы выделяет федеральный бюджет, 30% – региональный. Сегодня программа реализуется в пяти сферах: здравоохранение, образование, спорт, культура, социальная защита. Софинансирование в каждой из них должно составлять от 10 до 20% от общего объема средств.

- Что конкретно удалось сделать в Иркутской области за время работы программы?

Светлана Лобаева:

– За два года мы адаптировали для инвалидов 81 приоритетный объект: восемь объектов здравоохранения, 20 – социальной защиты, 41 – образования, девять – физической культуры и спорта и три – культуры. Отмечу, что часть зданий адаптируется для людей с ограниченными возможностями в течение нескольких лет. Например, в библиотеке для слепых доступная среда появилась в прошлом году, в этом – мы продолжим ее оснащать различными приспособлениями, литературой. На сегодня у нас насчитывается 246 приоритетных объектов для инвалидов. Из них 127 – наиболее востребованных ими – мы планируем адаптировать до 2016 года.

- Большинство объектов, которые адаптируются, находятся в Иркутске?

Светлана Лобаева: 

– Да, например, в Иркутске в прошлом году было сделано 26 объектов. Но мероприятия программы также реализуются и в других территориях Приангарья. Например, адаптирован реабилитационный центр «Сосновая горка» в Зиминском районе, культурно-спортивный комплекс в Черемхово, городская больница в Усолье-Сибирском и т.д.

Виктор Пушкин:

– В спортивном комплексе «Байкал-Арена» есть пандус, но чтобы заехать на него, нужно приложить огромные усилия. Этот объект есть в списках по созданию доступной среды?

Светлана Лобаева:

– Нет, потому что он не является областной собственностью.

Опасные пандусы

- Насколько доступная среда в реальности доступна для инвалидов?

Виктор Пушкин: 

– Я спортсмен, часто езжу по городам, и мне есть с чем сравнивать Иркутск. Здесь уже на вокзале или в аэропорте видишь, что безбарьерной среды либо вообще нет, либо она есть, но никак не соответствует нормам.

В октябре в Иркутске собралась инициативная группа, которая совершала прогулки по городу и посещала объекты, адаптированные для инвалидов. Я ездил наугад, выбирал разные места, но нигде не ощутил доступности. Вот, например, пандусы в подземном переходе остановки общественного транспорта «Лисиха». Там невозможно ни подняться, ни спуститься. В поликлинике кабинет хирурга расположен на четвертом этаже, а для инвалидов его целесообразнее будет сделать на первом.

Антон Ставров:

– Мы этой работой занимаемся с 2002 года – обращаемся в администрации учреждений и организаций с просьбой сформировать доступность их объектов для людей с ограниченными возможностями, в некоторых случаях подсказываем, как лучше сделать. Вот, к примеру, в Сбербанке с 2011 года началась программа переформатирования офисов. Мы подключились к этой работе, и они стали прислушиваться к нашему мнению. В то же время есть ряд коммерческих фирм, которые приходится заставлять оборудовать здания объектами доступности с помощью прокуратуры, через суд.

Евгений Михайлов:

– В прошлом году в прокуратуре Куйбышевского района была организована рабочая группа, приглашены представители общественных организаций инвалидов. Мы определили приоритетные, на наш взгляд, места для инвалидов. Это ряд объектов социального назначения – аптеки, магазины, которые расположены вблизи мест проживания лиц с ограниченными возможностями. По итогам их проверки в прошлом году предъявили семь исков. На сегодняшний день по Куйбышевскому району Иркутска составлено 11 исков – к аптекам, магазинам. Практика показала, что работы еще не паханное поле.

Кроме обращения в суды мы также практикуем процедуру привлечения к административной ответственности. Уклонение от исполнения требований по доступности для инвалидов объектов инженерной, транспортной и социальной инфраструктуры влечет наложение штрафа на должностных лиц в размере от 2 до 3 тыс. рублей, на юридических – от 20 до 30 тыс. рублей. За отсутствие на автомобильной стоянке места для специального транспорта штраф на должностное лицо составляет от 3 до 5 тыс. рублей. И люди платят эти штрафы. К сожалению, второй раз их за это нарушение нельзя наказать. 

Кнопка для инвалидов

- А как вообще предприниматели и представители бизнеса реагируют на такие проверки?

Евгений Михайлов:

– Большинство заявлений прокурора удовлетворяются на стадии рассмотрения. Многие предприниматели понимают важность этого вопроса и в период рассмотрения гражданского дела оборудуют свои помещения необходимыми поручнями, пандусами. И мы потом с представителями общественных организаций выезжаем и убеждаемся, что они соответствуют требованиям, и отказываемся от своих заявлений. Дела заканчиваются добровольным прекращением.

К сожалению, в начале года по одному делу у нас был отказ. Октябрьский районный суд города Иркутска отказал в удовлетворении иска к аптеке. Проблема вытекает из самого закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации». Если объект был введен в эксплуатацию ранее, и его технически невозможно оборудовать пандусами и поручнями, то лицо, которому принадлежит объект, может иным образом обеспечить доступность. Аптека оборудовала помещение кнопкой. Инвалид подъезжает к зданию на коляске, нажимает на кнопку, продавец спустится. Такой метод доступности не устроил представителей общественных организаций, с которыми мы проводили проверку.

- Насколько кнопка удобна в реальности?

Антон Ставров: 

– Вопрос сложный. Летом еще можно пользоваться. А зимой в 30-градусный мороз? Представьте, что у фармацевта в очереди стоят несколько человек. Она должна их обслужить, либо выпроводить. Потом спуститься к человеку на коляске, спросить, чего он хочет, потом снова вернуться, принести лекарства. Все это время человек будет ждать на улице, на морозе. Лицу с ослабленным здоровьем категорически нельзя переохлаждаться. Поэтому мы против кнопки и только за то, чтобы объект был достаточно оборудован. К сожалению, владелец аптеки заняла принципиальную позицию.

- Вообще, предприниматели должны оборудовать свои здания средствами доступной среды?

Инна Кондратьева:

– Иркутск стал одним из первых городов, который в 2011 году утвердил местные нормативы градостроительного проектирования. И уже тогда в них был раздел о маломобильных группах населения. Все объекты, которые строятся и потом сдаются в эксплуатацию, должны быть оборудованы доступной средой. Вы не представляете, как порой приходится настоятельно указывать застройщикам, чтобы они это сделали. Почти все пытаются уйти от исполнения этого норматива любыми способами. Для многих предпринимателей идеальный вариант – сделать кнопочку для инвалидов, не устанавливать никаких пандусов и дорогостоящих лифтов.

- Откуда такое нежелание обустраивать доступную среду? Это требует каких-то невероятных затрат?

Инна Кондратьева:

– Я не скажу, что это затратно. Просто не хотят, такое отношение у людей, видимо, пока сами не столкнулись с подобными проблемами. 

Анастасия Егорова:

– Действительно, сегодня в нашей стране сложилось не самое положительное отношение к людям, у которых есть проблемы со здоровьем. Граждане до такой степени очерствели, что перестали о ком-то в принципе заботиться, кроме себя любимого и своих родных.

Власти со своей стороны делают все возможное, выделяя средства на решение проблемы. Но получается, что проблема в головах у людей. Мы уже третий год проводим уроки толерантности, сегодня они идут не только по Иркутской области, но и всему СФО. И что мы видим? Многие родители категорически против того, чтобы их дети учились вместе с инвалидами. Мы занимаемся с детьми, потому что завтра они повзрослеют и начнут воспитывать своих детей. И если мы сегодня еще одно поколение упустим, тогда вообще непонятно, в каком варварском обществе будем жить. Но что делать со взрослыми? Ведь никто не застрахован от того, что может стать инвалидом. Вот ужас всей ситуации.

Виктор Пушкин:

– Я получил травму 15 лет назад. Я более-менее научился передвигаться, еще и спортом занимаюсь. Мир не без добрых людей: когда я попрошу, мне помогут. Нет такого места, куда бы я хоть на коляске, хоть на ходунках, не забрался и не попал бы. Вот я сейчас вспоминаю себя, когда только-только получил травму. Человек в такой ситуации просто в шоке, он не знает, куда идти, что делать. И вот в это время люди с ограниченными возможностями не могут никуда выбраться. Приходится сидеть дома. Вот скорую вызываешь – там один врач и медсестра. Они не могут поднять человека. А водитель этого делать не будет – не входит в его обязанность. Доходит до того, что приходится нанимать грузчиков.

Решать проблему сообща

- Что необходимо сделать, чтобы доступная среда стала действительно доступной для людей с ограниченными возможностями?

Виктор Пушкин:

– В первую очередь нужно создать комиссию, которая бы принимала оборудованные доступной средой объекты. В нее обязательно должны входить представители всех маломобильных групп – инвалидов-колясочников, слабовидящих и т.д. Если этого не сделать, то проблема останется. Общество и государство должны создавать доступную среду вместе. Государство отвечает за социальные объекты: больницы, школы, институты. Бизнес – за коммерческие: магазины, аптеки.

Анастасия Егорова:

– Мы сейчас готовим предложения для программы по созданию доступной среды в Иркутске. Среди объектов, которые нужно оборудовать, – дома, где проживают инвалиды.

- Насколько это реально? Ведь во всех жилых домах не установишь пандусы?

Анастасия Егорова:

– Безусловно, мы должны отдавать себе отчет в том, что существует определенный бюджет. Исходя из этого, определить финансирование, расставить приоритеты, что оборудовать в первую очередь, что во вторую и так далее.

Евгений Михайлов:

– Если мы хотим в ближайшее время что-то изменить, то необходимо ужесточить государственный контроль и надзор за исполнением федерального закона «О социальной защите инвалидов в РФ».

Антон Ставров:

– Обществу необходимо менять свое сознание, становиться толерантным. Может, это жестоко будет звучать, но сегодня ты здоровый, а завтра, не дай Бог, станешь инвалидом. Поэтому доступная среда должна создаваться постоянно.

Светлана Лобаева:

– Министерств, конечно, проводит большую работу по созданию доступной среды в Иркутской области. Но сегодня наша функция – скорее методическо-рекомендательная. Мы призываем муниципалитеты и коммерческие структуры создавать доступную среду, выезжаем на места, рассказываем, с чего начинать. Передовые зарубежные страны шли к решению проблемы десятилетиями, строили доступную среду не один год. Поэтому, я думаю, мы только в начале пути решения этой проблемы, у нас все получится.

Равиля Фаттахова

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ