Архив:

Куда слепого заведет дворняга-поводырь

В Санкт-Петербурге открывается центр подготовки собак-поводырей для незрячих: деньги собирали в интернете, планируют к концу года обучить 10 собак. В том числе дворняг, взятых из приютов. В других центрах обычно готовят лабрадоров или пуделей. Справятся ли дворняги, которым доверят людей-инвалидов?

Каждая дворняжка при встрече сразу лапу подает

«Собаки для жизни» (Dogs For Life) – это благотворительная организация в Санкт-Петербурге, которая работает в канис-терапии с 2007 года, с собаками-поводырями, подготовленными другими организациями, – с 2011 года. В этом году здесь запускают проект «Ева» по подготовке собственных собак-поводырей. В интернете собрали денег на ремонт собачьей гостиницы и к концу года попытаются бесплатно передать инвалидам по зрению десять «пар глаз на поводках».

Проект назвали в честь родившейся на улице дворняжки Евы, которая уже проходит обучение, чтобы стать помощником для слепой девушки Анастасии.

Ева родилась в деревне Суоранда (Всеволожский район Ленинградской области), местные жители перетравили большинство ее братьев и сестер по помету крысиным ядом. До четырех месяцев дожили лишь Ева и ее брат, причем Ева уже весила 8 кг, а кобелек – 13. Мальчика пристроили, девочка осталась. Постепенно для Людмилы Амарантовой, президента БОО «Собаки для жизни», проект по спасению дворняжки Евы стал проектом по подготовке собак-поводырей.

Людмила Амарантова – профессиональный кинолог – уверена, что отсутствие родословной еще не может служить «отводом» от работы поводырем. Главное, чтобы собака успешно прошла все тесты и поддавалась обучению. С ней согласны в финской ассоциации по подготовке поводырей: делятся опытом, приглашают собак и инструкторов на занятия, а потом и на экзамены в Хельсинки.

В Москве в учебно-кинологическом центре «Собаки – помощники инвалидов» не используют дворняг: невозможно узнать, какие были особенности поведения у предков собаки, какие она могла унаследовать заболевания. Даже у пород, качества которых передавались и закреплялись десятками поколений, нет 100-процентной гарантии пригодности к работе поводырем, а что говорить о собаках неведомых кровей. Если поведение породистых собак с возрастом меняется по более или менее определенным схемам, то изменения в поведении беспородных собак абсолютно непредсказуемы.

– В мировой практике существуют единичные случаи подготовки беспородных собак в качестве поводырей. Но они так и остаются единичными, – сказали порталу «Милосердие.ru» в центре «Собаки – помощники инвалидов». 

В московском центре подчеркивают, что брать собак из приютов – гуманное дело, которое можно только приветствовать. Никто также не отрицает, что количество «единичных» случаев успеха дворняжек-поводырей, если этим заняться, в Санкт-Петербурге может через два-три года исчисляться десятками. Просто тревожно: умножение рисков из-за неизвестной генетики и травм собаки шансов на успех не добавляет.

Бывает ли у собак посттравматический синдром

Даже если потерявшуюся или выброшенную собаку подобрали часа через два дня, смена хозяина и стресс потери – это травма для ее психики.

– Психологическая или физическая травма может сказаться в любой момент. Может проявиться боязнь машин/собак/людей/замкнутых помещений/резких движений, да чего угодно. И если это и не вызовет проявления агрессии, то точно отвлечет собаку от ее поводырских обязанностей. А это прямая угроза жизни незрячего хозяина, – опасаются в центре «Собаки – помощники инвалидов». 

У тренеров центра «Собаки – помощники инвалидов» был опыт дрессировки и найденных, и беспородных собак. Были и удачи, и провалы. Например, однажды решили оставить в дрессировке найденного метиса золотистого ретривера. 

– Этой собаке настолько был не нужен хозяин, она настолько привыкла к жизни на улице, что при первой же возможности собака убежала от слепого, – вспоминают в центре. 

Дрессировали также найденного метиса лабрадора. В процессе тренировок у него стала проявляться нервозность и реакция на резкие движения, возможно, вызванная прежним жестоким обращением. Это удалось сгладить с помощью дрессировки и правильного обращения с собакой, но потребовалось очень длительное время, курс растянулся на несколько месяцев.

– Собака успешно реабилитируется после травм в щенячьем возрасте, – уверена президент питерского БОО «Собаки для жизни» Людмила Амарантова. – Щенячья психика еще пластична, и они не провели на улице много времени, с их травмой профессионально работают. При этом нужно помнить, что реабилитация бродячих собак – не первостепенная наша цель, хотя мы их и любим. 

Этот проект заточен в первую очередь под инвалидов, которым нужны собаки, и лишь во вторую очередь – под собак. Если собака провела на улице слишком много времени, у нее формируются особенности поведения и привычки, которые могут помешать ей стать помощником инвалида. Поэтому таких собак мы просто не берем – тех, из кого можно выбирать, не создавая себе проблем в работе, и так слишком много.

Создатели проекта «Ева» убеждены: даже если неизвестно, как обращались с собакой те, кто в конце концов ее выбросил или привел усыплять, можно точно выяснить, насколько это повлияло на ее доверие к людям. Кинология – это наука, разработано множество тестов. Можно проверить, насколько собака дружелюбна и как она ведет себя в ситуациях, которые, как она считает, угрожают ее жизни, причем отдельно в случаях, когда угроза исходит от живого или неодушевленного объекта. 

– Собаки, долго жившие на улице, привыкли не доверять – проявлять агрессию или убегать. Если у собаки эти качества возникли даже в результате короткой жизни на улице, мы их выявим на тестировании. Если же она жила на улице долго – даже тестировать не будем, просто не возьмем в проект, – поясняет Людмила Амарантова.

В центре «Собаки – помощники инвалидов» в Москве считают дополнительным риском брать из приютов или с улицы даже породистых собак. Каждый случай индивидуален, но такая собака должна пройти те же тесты на пригодность, что и приобретенная, а также быть полностью здоровой. 

– Причины попадания в приют могут быть разными – она могла чего-то испугаться и сбежать от хозяина, могла погнаться за собакой/кошкой и не вернуться. Если же с собакой плохо обращались, нужно особенно тщательно проверять ее отношение к людям, моделировать различные ситуации, – сказали в центре. 

Учи поводыря смолоду

В Петербурге и Москве сходятся в том, что собак для обучения нужно отбирать еще в детстве. В московском центре «Собаки – помощники инвалидов» покупают щенков в возрасте старше 3 месяцев. Начинаем обучение собак с возраста 10-12 месяцев (до этого их растят волонтеры). Обучение занимает около полугода. 

«Собачий век короткий. Поэтому мы стараемся передавать незрячим людям молодых собак, которые смогут прожить с хозяином полную жизнь», – говорят в центре. 

В БОО «Собаки для жизни» обучать на поводыря берутся собак от шести месяцев до года. 

– К полутора годам у собаки устанавливается гормональный фон, она становится взрослой. Такую собаку мы не возьмем, потому что будет практически невозможно справиться с ее нежелательными привычками. Конечно, можно представить, что на усыпление привели взрослую собаку, которая прекрасно сдает экзамен на Общий курс дрессировки, не ворует со стола, не тянет поводок… Но таких собак и вообще очень мало, потому что люди обычно мало с ними занимаются, а тех собак, которых не поленились обучить, не приводят на усыпление. На улице вы можете увидеть, что 95% собак тянут поводок – но собака, которая будет помогать инвалиду, не может тянуть поводок, это исключено. Щенка до года еще можно переучить, – пояснила «Милосердию.ru» Людмила Амарантова.

Контролируй поводыря пожизненно

В БОО «Собаки для жизни» изначально закладывают в «бизнес-план» пожизненное сопровождение ветеринара и кинолога для своих выпускников-поводырей.

Каждые 3 месяца в течение первого года после передачи инвалиду по зрению, и каждые 6 месяцев потом с собакой будет заниматься инструктор-дрессировщик, проверяя качество ее работы и, при необходимости, проводя коррекцию.

Все собаки будут передаваться инвалидам бесплатно, но на условиях совладения, чтобы «Собаки для жизни» были уверены в судьбе питомцев (случаи, когда поводыря выбрасывали или сажали на цепь, не сказки, знают в организации).

Собственно, с коррекции работы взрослых дипломированных поводырей для Людмилы Амарантовой и начался путь из канис-терапии в подготовку помощников для незрячих. В 2011 году центре медико-социальной реабилитации инвалидов по зрению ее попросили научить собак-поводырей ездить в метро. Оказалось, что учить их приходится почти с нуля.

– В Санкт-Петербурге нет своего центра подготовки поводырей, нет кинолога при центре медико-социальной реабилитации или при обществе слепых, способного контролировать и курировать этих собак. В итоге ко мне попадают взрослые собаки, приехавшие из Москвы несколько лет назад, и приходится тратить на них даже больше усилий, чем на обучение молодой собаки с нуля. За полгода-год собаки утрачивают свои навыки почти полностью. Например, сейчас мы работаем с собакой, которую передали из Москвы в 2011 году. Она по всем документам поводырь, но при этом тянет поводок, подбирает с земли, не выполняет ни одной команды, отказывается ходить в наморднике. Когда она ведет слепого по коридору, он натыкается на все углы, собака может повести его на проезжую часть вне перехода, – рассказывает Людмила Амарантова. 

В московском центре «Собаки – помощники инвалидов» также стараются контролировать дальнейшую судьбу собаки, при необходимости оказывают помощь ее незрячему владельцу. Правда, это технически непросто: в списке «выпускников» центра лишь около половины остались москвичами, остальные уехали работать кто в Воронеж, кто в Норильск, кто в Уфу.

Обучай собаку – и обучай… инвалида

Прежде чем собака-поводырь переедет жить к новому хозяину, он должен научиться управлять ею и ухаживать за ней. Также многим незрячим научиться ориентироваться с помощью трости и собственного слуха, понять, как ориентироваться на улице и в помещении, знать, как правильно обратиться за помощью к проходящему мимо человеку. Только обладая этими навыками и чувствуя себя уверенно, незрячий сможет сконцентрироваться на сигналах, которые подает ему собака-поводырь.

Все владельцы поводырей в Петербурге будут проходить предварительное обучение. Такое обучение уже прошли ученики 10а класса школы-интерната № 1 им. К.К.Грота для незрячих детей – потенциальные владельцы собак-поводырей. 

Кстати, именно на обучение незрячих людей сейчас собирает деньги учебно-кинологический центр «Собаки – помощники инвалидов». 200 000 рублей – это сумма, которая позволит оплатить реабилитационные занятия для тринадцати незрячих людей, сделать их жизнь проще и светлее. Пока собрали только 46,5 тысяч, а до завершения краудфандинговой акции осталось четыре дня.

Благородная профессия

Собак-поводырей начали готовить для службы человеку еще в 1819 году в Вене. После Первой мировой войны в Германии появилась своя система обучения, в то же время развивалась и английская школа обучения собак-поводырей. 

Первых собак-поводырей в Советском Союзе обучали в Центральной школе служебного собаководства. Школа была предназначена в основном для инвалидов Великой Отечественной Войны. Затем создали школу в подмосковной Купавне – «Региональное общество восстановления трудоспособности слепых и школе подготовки собак-поводырей».

Для обучения отбираются не слишком крупные (чтобы не пугать людей и помещаться между или под сиденьем в общественном транспорте), но и не очень маленькие собаки с уравновешенным, спокойным характером. Они не злобные, но при этом не трусливые, не склонны отвлекаться на людей и животных, их проверяют в буквальном смысле «на кошках» – никаких погонь. 

Немецкие овчарки, восточно-европейские овчарки, эрдель-терьеры, колли выведены для охранной и розыскной службы, так что могут проявить агрессию и к незрячему (ведь до передачи инвалиду собака долгое время считала своим хозяином тренера), и к окружающим (начать охранять незрячего, к которому привыкла). Незрячий же не может полноценно контролировать нежелательное поведение и пресечь его в самом начале. 

Легавых, спаниелей и прочих «охотников» в поводыри также не берут: охотничьи инстинкты не дают им игнорировать других животных. Ротвейлеров, доберманов – за возможную немотивированную агрессию. Собак с длинной шерстью – водолазов, сенбернаров и прочих – из-за сложностей ухода.

В те времена, когда в поводыри брали овчарок и колли, выбирать в России было особенно не из чего. Со временем в России стали появляться лабрадоры-ретриверы. Эти собаки были выведены для сотрудничества с людьми, и это не требовало от них проявления агрессии. 

Сформировалась порода, основные черты которой – открытость и дружелюбие, уравновешенность, хорошая обучаемость.

В единственном в России государственном центре подготовки поводырей в подмосковной Купавне готовят 80% лабрадоров и 20% немецких овчарок, в случае аллергии на шерсть у слепого – обучают «гипоаллергенных» пуделей. В НКО – Учебно-кинологическом центре «Собаки-помощники инвалидов» в Москве для обучения вот уже десять лет покупают лабрадоров-ретриверов.

Естественно, среди представителей этой породы также встречаются агрессивные либо трусливые и недоверчивые собаки. Но это случается гораздо реже, чем в случае с вышеперечисленными породами. Примерно 30% щенков проходят тесты и попадают в школу поводырей, еще примерно 10% отбраковываются в процессе обучения – но их с радостью забирают обычные хозяева без инвалидности по зрению, ведь это идеальная собака-компаньон с хорошей школой за плечами.

В международной ассоциации школ собак-поводырей (IGDF) рассказывают, что в большинстве школ по всему миру используют собак следующих пород: золотистый ретривер, лабрадор-ретривер, помесь лабрадора и пуделя/лабрадора и голдена, королевский пудель, немецкие овчарки.

Александра Кузьмичева

Источник: Милосердие.RU

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ