Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Выжить, чтобы жить

Меня зовут Борис, мне 18 лет. Я инвалид с детства. У меня нет по локоть правой руки (в пятилетнем возрасте мне оторвало её при неудачном взрыве фейерверка).

Хорошего в детстве я ничего не видел. Мать с отцом сильно пили. Иногда отец приносил домой ворованные вещи, которые мать продавала на рынке, а вырученные деньги опять шли на покупку водки. Родительских прав их так и не лишили по той причине, что я и два моих старших брата, постоянно жили то у родственников, то у чужих людей. И нас просто так нельзя было найти, чтобы определить в детский дом. А домой заходили очень редко, да и не нужны мы были там никому. Так, в бегах и прошло детство. А дальше передо мной открывались «широкие» дороги выживания. Вскоре старших братьев посадили за грабёж, и я остался один. Я целый день проводил на рынке. Именно здесь можно было заработать себе на жизнь. Несмотря на отсутствие руки, думаю, что из жалости, меня брали на работу. Я носил ящики с фруктами, овощами, подметал территорию рынка. В общем, как-то жил. Конечно, желающих на моё место хватало, поэтому однажды меня мои «конкуренты» и выкинули за ворота рынка. Куда идти пятнадцатилетнему парню, да ещё инвалиду? Домой к бесконечным пьянкам и дракам, или в подвал к бомжам? Туда мне совсем не хотелось. К великому сожалению, у меня в то время не было ни паспорта, ни страхового полиса, а пенсию по инвалидности с детства всегда получала мать. В школе я проучился только 3 класса, но зато умел считать деньги и читать по слогам. Однако нужно было выживать. Я долго бродил по улицам в поисках жилья и работы. Ночевать приходилось в сторожках. Из-за постоянного недоедания, и ночёвок где попало, я превратился в настоящего бомжа. Так, в один из осенних дней, бродя целыми днями по нашему городку, я остановился у церкви. Около церковных ворот стояли на паперти бабушки. Я встал рядом с ними, снял шапку с головы и положил её около себя. Прошло несколько часов, но в моей шапке так и ничего не лежало.

«Значит, - подумал я, - Бог совсем отвернулся от меня».

– Эй, парень, – услышал я сверху женский голос. – Ты что сидишь мёрзнёшь. Служба уже давно кончилась, так что ждать больше нечего.

Я поднял глаза на женщину, а она почему-то вскрикнула, закрыла лицо руками и так стояла неподвижно некоторое время.

– Тётя, что с вами случилось, – старался я узнать у незнакомой женщины.

Она молча покачала головой, взяла меня за руку и мы пошли вместе

по улице. По дороге она ничего не говорила, а я и не спрашивал, но и не противился идти с ней. Через несколько минут мы пришли к небольшому дому. Она открыла дверь, попросила меня зайти к ней. В одной из комнат лежал пожилой мужчина. Взглянув на меня он протянул ко мне руки и произнёс: «Петенька, родной, ты наконец вернулся к нам». Я, ничего не понимая, но какой-то неведомой силой подошёл к лежащему мужчине и обнял его.

Тётя Поля, как представилась мне женщина уже после объяснила, что я сильно похож на их недавно умершего внука Петеньку. Дедушка после его смерти заболел и слёг. После этого он перестал есть и всё зовёт внука. Тётя Поля предложила мне пожить у них хоть какое-нибудь время, чтобы дедушка выздоровел. Мне не оставалось ничего делать, да и идти было некуда, и я решил остаться. Так волею судьбой я обрёл новую семью. Я помогал своим добродетелям по хозяйству. А меня одаривали вниманием и заботой, которого в моей жизни никогда не было. Однако мысль найти работу и не быть никому обузой не оставляла меня.

Дедушка стал потихоньку ко мне привыкать, и на радость тёте Поли выздоравливать. По вечерам он рассказывал мне интересные истории, а также расспрашивал меня о моей жизни, о которой мне так не хотелось говорить. Я жил в тепле, сытости и чистоте, о которых я так долго мечтал. Эти люди по-видимому мне были посланы Богом. Мало того, что они приютили меня, дедушка (наверное у него везде были свои люди) добился, чтобы мне оформили паспорт.

В один из вечеров дедушка позвал меня в свой сарай, где у него располагалась мастерская. Я ничего подобного в своей жизни не видел: по всему сараю аккуратно были развешены различные инструменты, даже деревообрабатывающий станок был. Дедушка стал обучать меня резьбе по дереву. Он занимался со мной по несколько часов в день, как он это делал это когда-то со своим внуком. Я многому научился у этого замечательного человека. Несколько моих работ тётя Поля подарила своим знакомым. А через некоторое время к нам в дом пришла женщина, представившись менеджером компании по изготовлению сувениров из местного материала. Она предложила мне попробовать поработать в их компании – изготовить несколько резных дощечек. Я с радостью согласился.

Конечно, многие, прочитав мой рассказ, скажут, что это всё выдумано, как в кино. Верить или не верить это ваше право. Но, то, что меня подобрали эти добрые люди, это остаётся фактом. И если бы я был бомжом, то никогда бы не написал эти строки. Я считаю, что у меня хорошо сложилась жизнь. Я обрёл дом, новую семью, работу. О прошлой жизни остались лишь одни грустные воспоминания. Иногда я захожу к своим родителям, чтобы принести продуктов. Мне их жалко, но они меня уже стали забывать, часто спрашивают, как меня зовут.

Над своими работами я тружусь долго и старательно. Хочется, чтобы это было настоящее произведение искусства, как этому учил меня дедушка. Сейчас я доволен жизнью. Помимо пенсии по инвалидности, теперь я получаю и зарплату. Помогаю отцу с матерью и своим новым родителям тёте Поле и дедушке, без которых я бы ничего не сделал и не добился в своей жизни. Ведь неизвестно, остался ли я нормальным человеком, если бы не эти добрые и сердечные люди, приютившие беспризорного калеку.

Для меня сейчас главное – быть уверенным в своём будущем и оставаться нужным кому-то человеком. И тогда не будет никакой разницы здоровый ты или инвалид. Ты живёшь и радуешь других.

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ