Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Спасут ли нас отечественные лекарства?

Изменяются правила госзакупок импортных лекарств. К чему это приведет? Рынок насытится отечественными лекарствами или возникнет дефицит привычных уже препаратов? Как изменения отразятся на пациентах?

Импортные лекарства не будут допускаться к госзакупкам при наличии двух и более заявок на поставки от производителей из Евразийского экономического союза (ЕАЭС) – соответствующий проект постановления правительства подготовлен Минпромторгом и согласован со всеми заинтересованными ведомствами – пишет газета «Коммерсантъ».

Прибегнув к такой методике правительство России рассчитывает довести объем российских лекарств в перечне жизненно необходимых до 90%. Насколько реальны такие перспективы и не пострадают ли от импортозамещения пациенты? Мы обратились к экспертам.

Импортным компаниям придется локализовывать производство в России

Директор по аналитике компании RNC Pharma Павел Расщупкин: 

– Последствием такого решения станет серьезное стимулирование развития отечественных фармкомпаний, участвующих в госзакупках, а также упрощение доступа на государственный рынок компаний, завершающих разработки дженериков импортных препаратов. Импортным же компаниям придется локализовывать производство препаратов в России, либо договариваться с российскими компаниями для участия в тендерах.

4cd47c0f795f6035611d0b7cb30fa074.jpg

Павел Расщупкин

На проведения исследований по дженерикам, как правило, требуется не более двух лет. Если все препараты, находящиеся сейчас на этапе клинических исследований или регистрации, пройдут необходимые процедуры, то для иностранных компаний, работающих по аналогичным молекулам, наступит момент, когда придется либо договариваться с российскими компаниями, либо уходить из сегмента (это маловероятно).

Если препарат прошел все необходимые исследования на биоэквивалентность, он должен подходить пациентам, как и оригинальный препарат. В отдельных случаях вопросами замены препарата должна заниматься врачебная комиссия.

Какой препарат можно считать отечественным?

Генеральный директор компании «IMS Health Россия и СНГ» Николай Демидов: 

– Главный вопрос в том, какой препарат можно считать отечественным. Дебаты показали, что «отечественным» может быть и вчерашний импортный препарат, если компания локализовала его производство в России. Сегодня таких препаратов много среди закупаемых по государственным программам. Но с определенного момента статус отечественных получат только препараты, которые производятся в РФ по полному циклу. 

И тут возникает проблема. Далеко не у всех жизненно важных препаратов производство локализовано в РФ полностью, чаще их здесь только упаковывают. Но пока – вполне возможно, что по предложению Минпромторга два препарата, права на которые принадлежат иностранным компаниям, а производство так или иначе находятся в РФ, вытеснят «третьего лишнего».

9a90dccb6bcae9a506c87f69a60b5244.jpg

Николай Демидов

Новые правила, безусловно, повлияют на укрепление позиций отечественных компаний и ослабление позиций компаний иностранных в госзакупках лекарств. Вероятно, основная борьба развернется там, где российские компании будут претендовать на больший сегмент рынка. Тогда возможно, что централизованно закупаться будут отечественные препараты, имеющие то же действующее вещество, что и импортный аналог, который до этого закупался годами. 

Но вот патент на привычный препарат закончился. Картина следующая: врачи привыкли к высокому качеству препарата компании оригинатора (мы сейчас не рассматриваем, что стоит за этой привычкой) и хотят только его, на аукционы выходят два «россиянина» и иностранная компания с оригинальным препаратам. Если в старых условиях были возможности для оригинатора сохранить хоть какой-либо объем закупок, то теперь закупка привычного препарата будет возможна лишь в ситуации, когда на конкурс выходит только одна российская компания, либо вообще ни одной.

Новая практика не повлияет на закупки препаратов, которые находятся под действием патента, ограниченным будет влияние на дженерики. Брендированные импортные дженерики из-за высокой цены сейчас попадают в госзакупки все реже. Из них остаются только те, которые обладают уникальными свойствами (упаковка, дозировка, которая не предложена на рынок более дешевыми конкурентами). Так что потеряют те компании, которые конкурировали с российскими на рынке ноу нейм дженериков.

– Как защитить пациентов, которым по каким-то причинам не подходят дженерики?

– Должна быть максимально активная позиция пациентских организаций – с одной стороны, и желание государства их слышать и доверять – с другой.

Мне кажется, что хорошей антикризисной мерой мог бы стать ко-пеймент (от англ. co-payment), совместный платеж, когда пациент платит часть стоимости лекарства, превышающую лимит. Этот вариант взаимодействия представляется мне наиболее жизнеспособным, но, по всей вероятности, он пугает чиновников. Иначе невозможно объяснить их нежелание пробовать эту схему шире, чем в пилотных проектах. Будем надеяться, что этот способ получит путевку в жизнь.

Бесплатное не подходит? Докажи!

Директор благотворительного фонда «Кислород» Майя Сонина:

– Наш фонд помогает больным муковисцидозом. Такие пациенты получают жизненно необходимые препараты бесплатно. Но те лекарства, которые включены в перечень жизненно необходимых препаратов, подходят не всем. Чаще всего проблемы у наших пациентов с антибиотиками. У кого-то возникают аллергические реакции, у кого-то – осложнения, в том числе тяжелые, необратимые. О таких случаях наши пациенты ежедневно пишут в своей группе в социальных сетях.

bfbc9941f474e40987fff2ad51b78223.jpg

Майя Сонина

При этом специалисты говорят, что на текущий год закуплены только дженерики. А как же быть тем, кому они не подходят? Покупать самостоятельно? Но большинство семей наших пациентов живет на пенсию по инвалидности, много неполных семей. Антибиотик меронем стоит от 180 000 рублей за стандартный курс лечения. Как правило, он бывает нужен раз в квартал, но при обострении – чаще. Курс брамитоба на 3 месяца обойдется в 250 000 рублей. Для многих пациентов единственной возможностью получить лекарство было обращение в благотворительный фонд, но фонды уже не справляются с наплывом просителей.

Если препарат, который выдается бесплатно, не подходит, пациенту придется самостоятельно доказывать это государству. Для этого препарат нужно попробовать, записать реакции и доказать, что они наступили именно от действия лекарства. Но некоторые осложнения, к сожалению, бывают необратимыми. Это – тяжелый и вредный путь, но на сегодня он – единственный. Пока выбора нет, или ты принимаешь то, что дают бесплатно, или покупаешь другой препарат самостоятельно. Пациентам приходится бороться за свои права в суде, причем судиться приходится с Минздравом».

Справка:

Оригинатор – производитель, который когда-то первым вывел на рынок препарат, в течение многих лет пользовался патентной защитой этого лекарства, но действие патента закончилось. У такого «оригинального» препарата появляются многочисленные конкуренты, более дешевые. Сам препарат остается при этом оригинальным, а производитель – оригинатором.

Ноу нейм дженерик – лекарство в названии которого есть только действующее вещество, например, каптоприл. Такие лекарственные средства дешевле брендированных, так как производитель не вкладывается в продвижение. Такие препараты чаще всего поставляются по государственным программам.

Алиса Орлова

Источник: Милосердие.RU