Архив:

Рожденный танцевать внутри себя. Творчество помогает справиться с болезненным осознанием своей непохожести на других

«Я – персонаж яркий, индивидуальный, немного агрессивный и эксцентричный, иногда – впадающий в крайности. Бунтарь, презирающий правила, экстремал и максималист, человек свободолюбивый, гордый и совсем не глупый. Я не совершаю поступки назло миру, назло судьбе, благодаря которой я оказался прикованным к инвалидному креслу. Я был рожден танцевать внутри себя. Если бы не болезнь, я бы не танцевал – я бы парил над этим миром высоко-высоко в поднебесье», – так говорит о себе сахалинец Сергей Миронов.

Всего один ген

Сереже – 24 года, и он с рождения прикован к инвалидной коляске. Парень до сих пор точно не знает, что стало этому причиной. Известно лишь, что сыграл роль ген, который отвечает за развитие мышц.

Пока одни мамы и папы радовались первым неуверенным шагам своих карапузов, родители Сергея боролись за то, чтобы он просто пошевелил ножками. Не помогали врачи, дорогостоящее лечение, знахари и народные средства. Первые шаги так и не были сделаны, но появилась небольшая подвижность.

«Никто и никогда не делал скидок на то, что я не могу ходить. Я всегда чувствовал себя полноценным человеком. Мне не было обидно от того, что я не мог присоединиться к ребятам со двора, которые гоняли мяч и играли в догонялки. Наверное, на тот момент еще не понимал, что я не такой, как все. Как-то играл сам, ползал».

Осознание непохожести на остальных пришло к Сергею годам к 14, когда он начал ослабевать. Болезнь стала прогрессировать, и без того неразвитые мышцы слабели еще больше.

Один ген лишил парня не только возможности гонять мяч по полю, но и шанса на общение со сверстниками, ребятами из класса. Сергей учился на дому. До пятого класса жил у бабушки с дедушкой в Троицком, потому что родители были заняты на работе, к нему приходили учителя из местной школы. Затем Сергей переехал в Новотроицкое, но педагоги остались те же.

«Я очень благодарен этим людям за вложенные в меня знания, за их труд, терпение и понимание. И, конечно, отдельная благодарность родителям. Никто в мире не выслушал и не понял меня так, как мама с папой. Никто, кроме них, не смог дать тот самый нужный совет».

Обретение вкуса жизни

Один друг у парня все же был. Сергей познакомился с Сашей, когда ему было всего четыре года. Живя у бабушки, очень тосковал по дому, и чтобы внук не грустил, бабушка пригласила соседского мальчика. Так и подружились.

«Отчасти он, сам того не подозревая, предопределил то, чем я буду увлекаться в будущем. В один из вечеров, когда я гостил у Саши, он включил диск с музыкой, которая до тех пор мне была неизвестна. Это оказался рэп. Меня заинтересовал незнакомый стиль. Вернувшись домой, я начал складывать слова в рифмы».

Удивительно, но получилось это легко и сразу, однако Сергея не устроил результат. Тогда он стал обрабатывать стихи классиков, добавляя между их строк свои. Так приучал себя к смыслу в стихах. Потом стали рождаться тексты песен – для себя, о себе, о конкретном человеке, встретившемся на жизненном пути, об определенном моменте.

Когда песен родилось несколько десятков, Сергей предложил Саше объединиться в творческий тандем, и появилась группа «БраТ». Ребята решили, что их песни должны быть услышаны. Они организовали концерт в Троицком доме культуры и пригласили местных талантов, которым небезразличен рэп.

«Концерт прошел на ура и оставил массу положительных эмоций, ведь это было наше первое и пока единственное выступление. Мои песни исполнял Саша. Я не пою. Стеснительный, наверное».

Со временем судьба развела друзей по разным сторонам, слишком разными оказались приоритеты и взгляды на жизнь. Но Сергей не перестал делиться своими мыслями с бумагой – по-прежнему пишет песни, стихи. Свое творчество размещает в Интернете на страничках социальных сетей.

«Творчество стало для меня отдушиной, возможностью выговориться и донести до людей все, что чувствую. Порой, когда на душе очень плохо и все не в радость, я начинаю писать стихи. После завершения работы сразу становится легче.

Одно могу сказать точно: творчество спасло меня в переломный момент в жизни. Был период, когда я впал в глубокую депрессию из-за болезни и всех ограничений, много думал о том, для чего живу. Тогда я выплеснул на бумагу весь негатив и пессимизм, которые меня переполняли. Депрессия отступила.

Кстати, лекарством от плохого настроения для меня также служит футбол. Есть цель встретить новый день, потому что будет шикарный матч. Болею за «Зенит».

Сегодня Сергей чувствует себя стабильно, в жизни – «полная идиллия», как говорит он сам. О многом мечтает, но тайн не открывает, боится, что не сбудутся.

«Очень важно в жизни к чему-то стремиться. Я не унываю, наоборот, держусь, стараюсь, борюсь. По-настоящему становится страшно, когда теряешь вкус к жизни. Это как есть при заложенном носе – ешь, а вкуса еды нет. Так же и при потере вкуса к жизни – живешь, а тебе невкусно.

Моя главная цель – развиваться как личность. Я хочу сломать стереотип о том, что люди в инвалидной коляске ограниченны и с ними не о чем поговорить. Инвалидность – не синоним угрюмости и непривлекательности.

Конечно, хочу устроиться на работу, такую, чтобы приносила удовольствие, – связанную с творчеством или с футболом. Мечтаю о семье».

Инвалидность – суровый приговор. Побеждать болезнь можно по-разному. Кто-то остается трудоспособным, не выпадая из общества, кто-то не позволяет недугу полностью поработить себя. А кто-то просто живет и творит, противопоставляя немощи тела необыкновенную силу духа.

83f646f836450dc1468dd5192d2f78e5.jpg

Сергей Миронов

«Что для человека...»

Что для человека сила воли?

Наверное, умение сдержать себя.

До крика души, до ее боли!

Но знать – ты держишься не зря.

Что для человека вера?

То, что помогает не сдаваться.

У каждой веры своя мера.

И хочется порой уйти, но нужно оставаться.

Что для человека надежда?

Тот самый огонек, что греет душу.

Надежда, что все будет, как и прежде,

А может быть, еще и лучше!

Что для человека любовь?

То, что может убить все чувства,

Остановить в венах кровь

И подарить ему искусство!

Что для человека чувства?

Это значит, что он все еще живой.

Это значит – на душе его не пусто.

Главное – остаться самим собой!

Юлия Шинкоренко

Источник: Сахалин и Курилы

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ