Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Инвалидные заработки. О «Лыжах мечты» и мультиплицируемой франшизе

Самая перспективная модель заработка для социального проекта «Лыжи мечты» — мультиплицируемая франшиза. Но российские горнолыжные курорты пока не спешат пускать на склоны инвалидов. 

Долгая история борьбы за жизнь и здоровье сына Жени убедила нас в том, что нужно быть готовыми к любым сюрпризам. Мы приняли приглашение родственников и полетели в столицу зимней Олимпиады — Солт-Лейк-Сити, — рассказывает основатель проекта «Лыжи мечты» Наталья Белоголовцева. — Все это было чистой воды авантюрой: мы ничего не ждали, ни на что не надеялись, просто решили рискнуть. Когда впервые пришли на склон, даже подумали, что вряд ли засунем кривые Женькины ноги в жесткие горнолыжные ботинки. Увидев, как он спускается с горы, опираясь на сноуслайдер, управляемый инструктором, мы просто потеряли дар речи».

Суть методики, которая применяется в США уже более 30 лет, заключается в том, что ребенок с ДЦП встает на лыжи, опираясь на специальный жесткий каркас, и едет. Конечно, вместе с инструктором, который с помощью вожжей страхует его от падения и управляет скоростью катания. Физическая память тела быстро запоминает траекторию движения, поэтому уже через 10-15 занятий в зависимости от тяжести заболевания человек может проехать какое-то расстояние самостоятельно.

Пять раз Женя катался с помощью оборудования, на шестой — инструктор дал ему уже обычную палку, а потом он поехал сам, без поддержки. Преподаватели Института театрального искусства, рекламы и шоу-бизнеса, где Женя учится на пятом курсе, были удивлены, увидев молодого человека после поездки: так он изменился.

«После этих занятий я почувствовал прилив сил, повысилась устойчивость в ногах, улучшились осанка и походка. Я стал лучше держать равновесие при ходьбе, а раньше много падал», — записал Женя в своем дневнике. У Жени букет диагнозов: в 10 месяцев он перенес операцию на сердце, плюс ДЦП, эписиндром, дисплазия тазобедренного сустава.

Результат вдохновил его родителей. Наталья вместе с мужем — известным актером и телеведущим Сергеем Белоголовцевым — решили попробовать организовать подобные занятия в России. Но это оказалось очень сложно. В первом же горнолыжном центре, куда они обратились, дальше охраны их не пустили. «Покупайте абонемент и катайтесь», — ответили охранники.

Интернет помогает

После того как Белоголовцев дал интервью журналу «Форбс», люди из соцсетей стали активно предлагать помощь — правда, в основном организаторскую. Так, Анна Шилова, бизнес-консультант, разработала для программы бизнес-план. Она же начала переписываться с несколькими американскими горнолыжными центрами. Благодаря ее стараниям в Россию прилетела, выделив в своем плотном графике пять дней, исполнительный директор Национального спортивного центра для людей с ограниченными возможностями Элизабет Фокс, которая обучила первую группу российских инструкторов.

Программа «Лыжи мечты» (на ее запуск понадобилось около $20 000, которые дал знакомый Белоголовцевых — бизнесмен Федор Белобородов, основатель компании Unique Floors) направлена на реабилитацию людей с ДЦП, аутизмом, синдромом Дауна и другими заболеваниями неврологического спектра. В самых первых тренировках приняло участие девять детей. Сегодня их более 500: они проходят обучение на базе пяти горнолыжных центров Москвы и Подмосковья («Кант», «Лата-трэк», «Гая-Северина», «Лисья гора» и «Снежком»), а также в шести регионах России. Стоимость 10 занятий составляет в разных центрах от 10 000 до 20 000 руб. Это недорого, отмечают организаторы проекта и для сравнения приводят другие цифры: двухнедельный курс лечения в обычной больнице обходится примерно в 300 000 руб.

Оплата за занятия полностью идет горнолыжным центрам. Программа существует исключительно на пожертвования (за прошлый год их сумма составила около 2 млн руб., причем большая часть этих денег пошла на организацию бесплатных занятий). «Лыжи мечты» также получают половину прибыли по договору с «Национальной лигой инструкторов», которые обучают тренеров (пятидневный курс стоит 17 500 руб. на группу), но, учитывая накладные расходы, это совсем маленькие деньги.

Сейчас на партнерских условиях с проектом «Лыжи мечты» сотрудничают ведущие медицинские центры. «После тренировок у нас прошли обследование 30 человек, и у всех без исключения была отмечена положительная динамика в восстановлении двигательной активности, — рассказывает Светлана Воловец, директор Научно-практического центра медико-социальной реабилитации инвалидов им. Л. И. Швецовой. — Но я бы не советовала ограничиваться одним курсом. Тренировки должны быть постоянными, для людей с инвалидностью это должно стать стилем жизни».

Руководство молчит

«Я понимала: чтобы продвинуть проект, нужно громко о себе заявить, — рассказывает Белоголовцева. — 26 января на официальное открытие программы в горнолыжный клуб “Кант” пришли известные артисты и музыканты. Мы ставили перед собой цель — привлечь к проекту внимание родителей, руководителей горнолыжных курортов и представителей бизнеса».

Внимание привлечь удалось, вот только работать со всеми по отдельности небольшому коллективу из 13 человек приходится непросто. «Несмотря на то что все вложения в организацию занятий по программе “Лыжи мечты” окупаются не больше чем за два месяца, горнолыжные курорты по-прежнему не видят выгоды для себя и не хотят в это дело вкладываться, — расстраивается Белоголовцева. — А люди с инвалидностью — это почти 10% населения нашей страны. Кататься они могут в непопулярные часы, но увлекут за собой остальных членов семьи». По ее словам, позиция курортов иногда просто необъяснима: возникают ситуации, когда благотворительные фонды готовы закупить и оборудование, и обучить инструкторов, а руководство горнолыжных центров все равно молчит.

«Проект перспективен с точки зрения предпринимательства, и хотелось бы, чтобы у него были постоянные инвесторы, — говорит Белоголовцева. — Сейчас у нас нет даже офиса. А мы бы хотели еще наладить производство оборудования в России и организовать обучение инструкторов из разных регионов на местах. Есть желание развивать и другие эффективные методики — не только горные лыжи, но и летние практики, например альпинизм и водные виды спорта».

Велик и лыжи

Финансирование у проекта пока слабое, не скрывают его организаторы. Несмотря на это, не так давно они запустили небольшое производство собственных сноуслайдеров. Две пробные партии прошли тестовые испытания. «Сертификация такого оборудования стоит дорого», — огорчается Белоголовцева.

«Еще до падения рубля сертификация одного наименования обходилась в 350 000 руб., — рассказывает журналист Валерий Панюшкин, который недавно вместе с двумя партнерами открыл небольшую мастерскую по изготовлению спецустройств для инвалидов (первое, что в ней сделали, — велосипед для детей, больных ДЦП). — Если при этом вы решите дополнить оборудование новой деталью или приспособлением, то вам придется его сертифицировать заново».

По мнению Белоголовцевой, самой перспективной моделью развития программы «Лыжи мечты» может стать социальная франшиза. «Такого рода проекты, как “Лыжи мечты”, не требуют больших финансовых вложений, — говорит Нина Семина, гендиректор компании “Франкон”, эксперт портала Franshiza.ru. — Это не общественное питание и не производство. Вопрос в том, на чем франчайзи будет зарабатывать. С одной стороны, это может быть какой-то процент от платы инструкторов за обучение, и он есть. С другой — покупатели франшизы должны иметь возможность получать процент с продаж от горнолыжных центров. Этого в проекте нет».

В ситуации, когда курорты с трудом идут на контакт, обсуждать с ними какие-то финансовые вопросы просто невозможно, замечает Белоголовцева: «Сотрудничать и без того тяжело. Например, на днях сменился директор одного из спортивных комплексов в Москве, который отменил наши прежние договоренности о том, чтобы дети-инвалиды могут брать лыжи в прокат бесплатно».

Панюшкин полагает, что проект следует позиционировать не как бизнес, а как некоммерческое предприятие, т. е. предприятие, денег не получающее: все, что удалось заработать, пошло не в карман руководителей, а на покупку нового сноуслайдера, т. е. на больного ребенка. «Это бы сделало проект очень красивым, — замечает он. — Что же касается поддержки курортов, то к ним нужно идти не напрямую, а через местные власти, которые, в принципе, заинтересованы в том, чтобы в городе развивались социальные программы».

«Горнолыжные курорты — бизнес сезонный, что сразу ограничивает поток потенциальных покупателей франшизы», — добавляет Семина. Чтобы будущий социальный проект был успешным, мастерской по изготовлению велосипедов и горнолыжной школе в идеале было бы хорошо объединиться, советует она: «Тогда получился бы круглогодичный экономически выгодный бизнес».

Оксана Гончарова

Источник: Ведомости