Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Безголовые фигуры и бездонное воображение

В свои 47 лет Йинка Шонибаре - уважаемая фигура в мире британского искусства. Но отнести его к какой-то определенной группе непросто. Нигерийско-британский художник-инвалид, чье творчество бросает вызов любым обобщениям и стереотипам, использует безголовые манекены и африканские ткани.

Образы, создаваемые Шонибаре, эстетически богаты и зачастую очень смешны. Когда он обращается к таким вечным темам, как раса, класс, инвалидность, колониализм, война, он делает это глубоко и гибко. «Я не сторонник пропаганды, - говорит художник. - Поэтическое интересует меня больше, чем дидактическое».

Из-за частично парализовавшей Шонибаре болезни его голова наклонена вправо, и может показаться, что он должен поворачивать ее, чтобы лучше видеть. Но это ошибочное впечатление. Как отметил директор Бруклинского музея Альберт Лиман, «у него - уверенный взгляд художника-провидца; он способен с блеском жонглировать множеством идей одновременно и воплощать их ярко и неординарно».

Кое-кто критикует Шонибаре. Так, газета The London Evening Standard назвала его концентрацию на культурной идентичности «натужной, повторяющейся и слегка устаревшей». Однако музеи всего мира, как утверждают дилеры, постоянно требуют его работы, и он редко сидит без заказа или выставки. В этом месяце ретроспективную выставку его работ устраивает Бруклинский музей в Нью-Йорке.

Художник живет в лондонском ист-сайде один, через дорогу от своего 18-летнего сына Кайоди, изучающего дизайн компьютерных игр.

Однажды, когда Шонибаре было примерно столько же лет, сколько сейчас его сыну, и он только начинал занятия в Уимблдонском художественном колледже, его внезапно покинули силы. Две недели спустя он очнулся в госпитале, не способный пошевелиться. Диагноз - поперечный миелит, воспаление спинного мозга, с мрачным прогнозом: полный паралич. Следующий год, по его словам, привел его на «самое дно». Но постепенно какие-то части тела начали функционировать, и после трех лет, проведенных в инвалидной коляске, он снова смог ходить, хотя иногда еще пользуется ею.

Главным было то, что в 1984 году Шонибаре смог вернуться в художественную школу, на сей раз - в Школу искусства Байама Шоу (Byam Shaw School of Art) в Лондоне. «Я обнаружил, что, нуждаясь в некоторой помощи, в целом я в норме, - сказал он. - Я мог делать почти все».

То, что Шонибаре стал концептуальным художником, чьи сложные, требующие большой работы проекты отдаются для исполнения другим художникам, - в известной мере следствие его инвалидности. Другое следствие - острое осознание собственной смертности, заставляющее его больше ценить красоту.

Шонибаре родился в 1962 году в Англии, где его отец изучал право, и воспитывался в двух культурах. Когда ему было три года, семья вернулась в Нигерию, но сохранила дом в Южном Лондоне. Дома он говорил на языке йоруба, в школе - по-английски. Он чувствовал себя не ущемленным, а привилегированным.

Все же проблемы расы присутствуют в его искусстве. О своем творчестве он говорит как о «вдохновленном духом времени», однако в своих работах отражает разные исторические эпохи, не привязываясь к реалиям сегодняшнего дня.

В 2003-м, размышляя об американском империализме и войне в Ираке, Шонибаре сделал концептуальную работу Scramble for Africa («Схватка за Африку»): 14 безголовых («безмозглых») мужчин сидят вокруг стола, покрытого картой Африки, как будто они - европейские лидеры конца 19-го века, делящие африканский континент. «Из истории можно извлекать уроки», - говорит художник.

Статус Шонибаре в последние несколько лет возрос еще больше. Он оказался в коротком списке претендентов на престижную британскую премию Тернера, а принц Чарльз вручил ему Орден Британской империи.

«Все проблематичное в моей судьбе на деле оказалось огромной ценностью, - признался он. - Я имею в виду расу и инвалидность. И к тому, и к другому в обществе относятся неоднозначно. Но именно эти обстоятельства дали мне свободу».

Дебора Зонтаг

Источник: nrs.com

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ