Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Их женили голосованием

Павел и его жена не видят с рождения, но это не мешает им растить двух очаровательных дочек. Самые важные встречи случаются, когда их совсем не ждешь. С жителем села Ракитное Павлом Самсоновым я познакомилась в Хабаровске 28 января 2015 года, когда пришла в офис к нашему общему знакомому. Павел светил лупой какие-то документы — без нее он не может прочитать ни единого слова. При этом он рассказывал нашему общему знакомому что-то про своих дочек, которых он растит вместе со своей слабовидящей супругой Женей. Семейные обстоятельства этого 38-летнего мужчины показались мне настолько удивительными, что я решила побольше узнать о его жизни.

Так я познакомилась с 38-летним Павлом Самсоновым, который, будучи незрячим, смог создать крепкую семью.

-На самом деле полностью слепых очень мало, - сообщил мне Павел в самом начале нашей беседы. - Мой правый глаз видит на 1%. А вот моя супруга Женечка не видит почти совсем. Но что касается меня, я всегда жил в этой "слепой" среде и научился, можно сказать, свободно ориентироваться в пространстве.

Признаться, меня удивили эти слова. Ведь мне со своей близорукостью минус иногда хочется схватиться за голову и заорать: "Караул!".

-Мою жизнь перечеркнула родовая травма, - продолжил свой рассказ Павел. - Когда родился, врачи говорили моей маме, что я не смогу даже ходить и говорить. Но они ошиблись. Осложнения получили только глаза. В детстве еще можно было что-то исправить. Я ходил в очках с толстыми стеклами и каждый год ложился в больницу лечить глаза. Однажды врач закапал в них что-то, чтобы расширился зрачок. С другими ребятами, что лечились в той же больнице, я стал соревноваться, кто дольше сможет смотреть на солнце...

Паша с детства был упрямым и победил в этой игре. Но сразу после этого его и без того слабое зрение начало стремительно падать. Так в возрасте семи лет он оказался в хабаровском интернате для слабовидящих детей, что на Восточном шоссе. Начались обычные школьные будни. У Паши было 24 одноклассника - ребята с Камчатки, Приморья, Биробиджана, Магадана. Кто-то не видел совсем, кто-то различал свет, но некоторые ходили в очках с толстыми стеклами - была надежда, что вскоре они смогут посещать школу для здоровых детей.

-На тот момент моя семья жила на улице Малиновского в Южном микрорайоне, - вспоминает Павел. - Ездить было далеко, поэтому родители забирали меня из интерната только по субботам и привозили в понедельник.

По словам Павла, в некоторых комнатах интерната в то время жило по десять человек, и своим совсем незрячим друзьям он часто помогал пройти по коридору, стены которого украшали красные флаги и портреты вождей мирового пролетариата.

Но лучше всего из своей школьной жизни Паша помнит, как в 1985 году, когда ему было девять лет, он влюбился в свою пионервожатую — Женю, которая казалась ему безумно красивой. Но в то время казалось, что между нами огромная пропасть. Ведь Женечка была на четыре года старше и не обращала внимания на всякую "слепую мелюзгу". Паша помнит, как часами ждал в коридоре интерната, когда Женя выйдет из класса, надеясь, что она обратит на него внимание. Но всё было бесполезно.

Когда он закончил обучение в интернате, поступил на экономиста в Хабаровскую академию народного хозяйства. Его жизнь закрутилась в бешеном ритме, и уже через двадцать лет стала совсем другой. А зрение становилось все хуже. Он почти ослеп на один глаз. Очки ему уже совсем не помогали. О той прекрасной пионервожатой из своего школьного детства он забыл. Ее светлый образ вспомнился ему лишь в 2005 году, когда на столе у друзей Паша вдруг заметил ее фотографию. Странно, обычно ему было трудно различать лица на снимках, а тут он кончиками пальцев почувствовал - она!

Изо всех сил стараясь сохранять самообладание и поглаживая чуткими пальцами фотографию, Павел поинтересовался у приятеля: откуда он ее знает? Тот ответил, что это его хорошая знакомая Женька. Напомнил, что скоро у него день рождения, на который Женька обязательно придет, и пригласил Павла.

Паша сейчас не может объяснить, почему он так сильно хотел встретиться с девочкой из его детства. Ему казалось, что это свидание многое изменит, и с нетерпением ждал его.

Павел не смог описать мне во всех деталях тот судьбоносный дня него день, когда он вновь увидел Женечку. Он помнит вкус шашлыка, который жарили друзья, запах костра и песни под гитару. Глаза его видели только размазанные контуры фигур и голубое небо. Все пришли парами. И только он был один.

-И тут я заметил Женечку, - продолжал свой рассказ Павел САМСОНОВ. - Конечно, ее лица я не смог разглядеть, просто почувствовал. Она была красивая и одинокая. Но я не знал, как к ней подойти. Вдруг кто-то из участников вечеринки воскликнул: "Товарищи! На сегодняшнем собрании отмечен непорядок! Все мы пришли со спутниками, только Евгения и Павел - в одиночку! Предлагаю поставить вопрос на голосовании: кто за то, чтобы они поженились?" Взметнулся лес рук. Несогласных не было!

Паша решил, что это была шутка, засмеялся и осторожно сел рядом с Женей. Но, когда почувствовал нежные Женечкины пальчики, гладившие его сухую ладонь, то неожиданно подумал: "А почему бы и нет?"

Женечка и в самом деле оказалось необыкновенной девушкой. Чуткой и ранимой, но в то же время своенравной. Она была человек-контраст, человек-вдохновение. Именно ее Павел ждал всю жизнь. Вскоре после того, как друзья "поставили вопрос на голосование", молодые люди поняли, что не могут жить друг без друга.

-Через два месяца, 11 ноября 2005 года, мы поженились, стали жить в Ракитном, - завершил Павел историю своего знакомства с будущей супругой. - С тех пор не расстаемся. С нами еще живет Женечкина мама Татьяна Никоновна. Она нам очень помогает, спасибо ей большое.

Женечка видит еще хуже, чем Павел. Как инвалиду первой группы, ей должны были предоставить жилье. Но реализовать права на жилплощадь супругам пришлось в судебном порядке. Зато когда они получили ключи от трехкомнатной квартиры, то даже поначалу растерялись.

- Нужно было как-то адаптировать жилье для меня и Женечки, - вздыхает Павел.

Какой должна быть квартира,чтобы в ней жили незрячие? Как пояснил мне Павел, например, на кухне все должно быть расположено так, чтобы было удобно готовить. Да и кухонька у них очень маленькая, в ней легко найти все, что надо.

Пришлось отказаться от газа, вместо него использовать электропечку и микроволновку. Но самое главное, подчеркнул Павел, — это смена электро проводки. Розетки должны быть такие, чтобы в них нельзя было засунуть маленький пальчик. Слабовидящим необходимо исключить такой риск, особенно если они хотят иметь детей.

Топот ножек по квартире — самая сладкая музыка. Дочек Самсоновы воспитывают в атмосфере дружбы и строгости. Ясечке сейчас - восемь, Ксенечке шесть. Обе абсолютно здоровы.

- Одевать малышек приходится только в яркую одежду, чтобы мы могли их увидеть, - поделился со мной таким «секретом» Павел. - Но мы стараемся воспитывать их самостоятельными. Они должны учиться на своих ошибках, выходя в этот мир из безопасного убежища семьи.

Например, дочери Павла и Женечки сами могут выбирать себе занятия по душе. Это и танцы, и уроки рисования, и кружок умелые ручки. А еще родители отпускают их одних гулять (правда, обязательно с сотовым телефоном в кармашке).

В этой семье уважают личное пространство. У каждого есть своя комната. У Павла - «кабинет», где он любит запираться вечерами и слушать кино. Женечкина территория — это спальня. Так как глаза у нее совсем слабые, здесь она слушает телевизор или книжки, которые Паша для нее скачал из сети. У девочек своя комната с горой игрушек.

Что касается материального вопроса, Павел и Женечка не работают — у каждого из них первая группа инвалидности. Но они получают пенсию, пособия на детей, льготы, и, как утверждает Павел, ни в чем не нуждаются .

-Знаете, что мы особенно любим? - спросил вдруг меня Павел. - Ездить на море под Владивосток. Оно - такое фантастически соленое... В этой жизни надо все увидеть, а если не получается, потрогать!

Елена Проколова

Источник: Провинция