Архив:

Коляска-вездеход и летающие звери. 5 историй о социальном бизнесе

Сотни компаний по всему миру не только делают деньги, но и решают социальные проблемы. В России социальное предпринимательство только начинает развиваться, однако некоторым российским бизнесменам уже удалось трудоустроить целую деревню, привезти в Петербург 500 туристов-колясочников и придумать альтернативу казенным домам престарелых. «Сноб» публикует истории пяти проектов в сфере социального предпринимательства, обороты которых сегодня исчисляются миллионами

Понятие социального предпринимательства стало популярным благодаря американцу Биллу Дрейтону, основавшему ассоциацию Ashoka. Именно Ashoka одной из первых начала поддерживать социальный бизнес во всем мире. Социальным предпринимателем принято считать предпринимателя, имеющего оформленные обязательства регулярно осуществлять действия для решения общественных задач. Социальные предприниматели компенсируют недостаток какого-либо товара или обеспечивают доступ к услугам, которых нет на рынке и в которых нуждается определенная категория населения. Самоокупаемых социальных проектов в России пока не так много: часто у молодых предпринимателей не получается балансировать между благотворительным и коммерческим фактором, поэтому десятки предложений так и не доходят до потребителя. По данным Агентства стратегических инициатив, социальным предпринимательством в России занимается около 1% компаний. Одно из главных препятствий для развития этого сектора в стране — отсутствие законов. Сегодня социальные предприниматели могут зарегистрировать свой бизнес только в качестве ООО или НКО.

Анастасия Гулявина, куратор бизнес-инкубатора Impact Hub Moscow:

В социальное предпринимательство приходит два типа людей: первый тип — это те, кто хочет спасать мир и ежедневно делать добрые дела. Такие люди вынуждены наступать на горло собственной песне и не раздавать направо и налево какие-то блага, а для начала выстроить опорную систему, на основе которой можно будет делать что-то серьезное и масштабное. Второй же тип предпринимателей просто не понимает основных проблем своей целевой аудитории. Это как в благотворительности: «Хочу помогать детям — отвезу много вещей в детский дом!» Обычным предпринимателям сегодня не так сложно найти инвесторов, а вот с социалкой дело обстоит по-другому: российские инвесторы пока не готовы вкладываться в социальный бизнес, потому что на ранней стадии сложно определить перспективность проекта в такой специфичной для нашей страны сфере.

«Обсервер». Интернет-магазин реабилитационной техники для инвалидов

Стартовый капитал: 8000 евро 

Оборот: 1 миллион евро

15f32d171f942287478f905ada71c992.jpg

04fea17f17c1b178d62003c25ac4364e.jpg

7cab60d1ff6746c3f556c3790e3dd364.jpg

Когда пять лет назад Роман Аранин говорил о высокотехнологичных инвалидных колясках с полным приводом, в ответ люди крутили пальцем у виска: «Такие коляски в России? Очнись, это невозможно!» Вскоре Аранин создал интернет-магазин «Обсервер», в ассортименте которого были электрические инвалидные коляски на гусеничном ходу. Сегодня «Обсервер» по госзаказу предоставляет инвалидам самые высокотехнологичные средства передвижения, оборудует ступенькоходами крупные российские аэропорты и адаптирует для передвижения колясочников городские пляжи.

Роман Аранин, основатель: 

В прошлой жизни я был военным летчиком, имел небольшой бизнес. После аварии, которая произошла на работе, я потерял возможность передвигаться самостоятельно. Только на пятый год после катастрофы я смог поднимать руку, речи о том, чтобы самому крутить колеса на инвалидном кресле, не было. Оказалось, что даже транспортировать нормальную инвалидную коляску из-за границы — это большая сложность. Я задумался: а почему мы, используя опыт и механизмы зарубежных компаний, не можем производить высокотехнологичные коляски в России? Коляску-вездеход я спроектировал для себя сам: запчасти заказывали в Англии, собирали все в Китае. Оказалось, что подобные коляски просто необходимы тысячам людей по всей стране. Тогда мы с другом скинулись и привезли в Россию несколько электрических колясок. Так появился «Обсервер». Поначалу возникало множество самых разных проблем: например, специалистов, которые делают коляски с дыхательным управлением, просто не существует. Нам удалось найти партнеров, и мы поехали в Европу, где изучили последние исследования, закупили запчасти — в общем, начали дело с нуля. 

Идеи для новых разработок нам диктует сама жизнь — например, я приехал в российский аэропорт, а на рейс меня погрузили как мешок картошки! Мне это не понравилось, и в итоге своими ступенькоходами мы оборудовали 18 аэропортов России, в том числе и Внуково. С передвижением на пляже было то же самое: за границей есть пляжи, адаптированные для инвалидов, а у нас — ни одного! В прошлом году по госзаказу мы полностью адаптировали пляж для колясочников в Зеленограде, он даже лучше, чем на Канарах или в Испании: там есть специальные раздевалки и пляжные кресла-коляски. 90% продаж «Обсервера» проходят через Фонд социального страхования. Кстати, здесь существует еще одна проблема: по нашим исследованиям, около 60% людей просто не знают, что хорошие электроколяски можно получить через государство. Если люди оказываются в экстренной ситуации и не могут встать в очередь, мы оформляем на них полный комплект для реабилитации — человек получает все, включая параподиум и электроколяску. 

Сегодня у нас в штате 20 человек, 7 из которых — с инвалидностью. В этом году мы планируем запустить производство подъемных платформ, которые позволят людям на инвалидных колясках свободно перемещаться по городу. 

«Летающие звери. Благотворительный медиабренд

Стартовый капитал: 1 000 000 рублей

Оборот: 90 000 000 рублей

a3d98b2b5c3c9260febaf8609484a128.jpg

31a203f5133c766735e907a3dbc498c2.jpg

f5bb350693999ced5bcfac6e572e9ac6.jpg

Синяя кубинская черепаха, свинка-аспирантка и корова-искусствовед — все это герои популярного мультсериала на телеканале «Карусель». Создатели мультика «Летающие звери» — анимационная студия «Да!» и благотворительный фонд «Адвита» — продают лицензию на использование персонажей в товарах, а всю прибыль от продаж перечисляют на счет тяжелобольных детей. Партнеры бренда — это крупные торговые сети: мягкие игрушки, книги, DVD и конфеты с изображениями героев мультфильма можно найти на прилавках практически во всех городах России. Производство сериала осуществляется за счет государственных грантов и частных пожертвований. 

Надежда Федяевская, директор проекта:

Наших персонажей нарисовали дети одной из онкологических клиник Петербурга. Это именно они придумали «окрылить» животных. Поначалу мы занялись выпуском сувенирной продукции, но довольно быстро «летающие звери» набрали популярность — люди начали коллекционировать предметы с изображением наших персонажей. Тогда стало ясно, что необходимо расширять аудиторию — так мы начали работать над созданием мультфильма. Запустить проект нам помогли пожертвования от меценатов. Основная задача нашего бренда — сделать благотворительность легкой. Ты и так купишь какой-то товар, так почему бы не сделать хорошее дело и не помочь при этом детям? В скором времени мы запустим детскую одежду и обувь с персонажами «Летающих зверей». Бизнес у нас очень прозрачен: на один кошелек поступает прибыль с продажи товаров, а на другой — средства от государственных грантов и частных пожертвователей, за счет которых мы арендуем помещение и платим зарплату нашим сотрудникам. Такая система особенно нравится партнерам бренда: жертвуя какую-то сумму, они точно знают, что она пойдет на лечение детей, а не на решение каких-то производственных вопросов. Нам нужно постоянно поддерживать узнаваемость своих героев, поэтому приходится искать какие-то механизмы: недавно мы подали заявку в Комитет по социальной политике, который выделил нам рекламные площади по всему Петербургу. В этом году рекламу нашего бренда можно будет увидеть во всех городах-  миллионниках, а через несколько лет мы планируем выпустить полнометражный мультфильм «Летающие звери».

«Опека». Частный пансионат для пожилых людей

Стартовый капитал: 1 000 000 рублей

Оборот: 130 000 000 рублей

c9af54e16db59441a98039b4edb26377.jpg

222328f4d135f9e825b86dee6188c273.jpg

91c294b4f4b489f8c98479662efe4115.jpg

Будучи волонтером, петербуржец Алексей Маврин понял, насколько сильно люди в возрасте нуждаются в общении и внимании. Тогда он решил создать альтернативу казенным домам престарелых: на собственный капитал Маврин арендовал небольшое помещение в Санкт-Петербурге, собрал профессиональную команду врачей-гериатров и открыл в городе пансионат для пожилых людей с лечением. Сегодня в Ленинградской области работает уже восемь пансионатов Маврина. Проживание в пансионате стоит от 1550 рублей за сутки, но в скором времени в центре начнут размещать пенсионеров и по госзаказу: в прошлом году «Опека» стала победителем открытого конкурса на оказание услуг по стационарному социальному обслуживанию. 

Алексей Маврин, основатель:

Пожилым людям очень важно оставаться в социуме: я не раз видел, как пенсионеры придумывали себе болезни, чтобы хоть с кем-то пообщаться. Стало ясно, что с этой проблемой нужно что-то делать, и у меня родилась идея создать «Опеку» — центр, в котором пожилые люди будут чувствовать себя по-настоящему счастливыми. Я арендовал небольшое здание, занялся поиском команды: для работы с пожилыми людьми нужен был штат врачей-гериатров, психологов, социологов. Круглосуточному уходу наши сиделки обучались в хосписах. С новой командой мы ездили по Европе, получали консультации от зарубежных экспертов. Первых клиентов набирали по знакомым. В дальнейшем искали инвесторов, привлекали кредитные средства. На момент открытия нашего самого крупного центра «Южный» мест в пансионате было меньше, чем желающих в него попасть.

«С любовью и вниманием относиться к пожилым людям» — вот главный девиз «Опеки». Нам очень важно создать теплую, семейную атмосферу. Пансионаты кардинально отличаются от государственных домов престарелых: у нас есть террасы, лифты, небольшие садики. Сверхзадача моего дела — сделать профессиональный уход доступным для пожилых людей во всех городах России. В будущем мы планируем открывать пансионаты в Московской области. Кроме того, на базе «Опеки» мы хотим вести и научную деятельность — проводить консультации для психологов и социологов.

«Либерти». Турфирма для инвалидов

Стартовый капитал: 30 000 рублей

Оборот: 4 000 000 рублей

666ab7dbf83181980c4353560413c7eb.jpg

e7bb296467210255ec1a937f0145c821.jpg

ba700aa58cddc1f6a07824154ee8d70e.jpg

«Либерти» — первая в стране туристическая фирма для инвалидов. Благодаря основательницам компании Марии Бондарь и Наталье Гаспарян, люди на инвалидных колясках могут отправиться в путешествие в Париж, Прагу, Ригу и Барселону. Идея возникла в 2004 году, когда в Петербурге не было никаких условий для безбарьерного передвижения. Но Бондарь и Гаспарян это не смущало: они сами садились на коляски и пытались передвигаться по музеям, театрам и гостиницам Петербурга. Так была создана первая база доступного передвижения по городу. Сегодня компания принимает в Санкт-Петербурге около 500 туристов с ограниченными возможностями в год.

Мария Бондарь, исполнительный директор:

Мы с Натальей учились в одном классе и мечтали о бизнесе. Мы обе когда-то работали гидами и решили, что туризм — наше дело. Кроме того, и я, и Наталья в детстве  травмировали позвоночник, поэтому мы представляли себе, что значит быть без движения. Когда начинали искать будущих партнеров для бизнеса, то увидели, что почти в каждой стране существуют турфирмы для инвалидов. В России же тогда не было ни одной! Наши первые клиенты приплыли в Петербург на круизных лайнерах. В середине 2000-х гостиницы города просто не могли принять семьи с инвалидами, ведь людям с ограниченными возможностями нужны широкие дверные проемы, специальные поручни. Кроме того, были большие сложности с общественными туалетами: специализированных комнат для людей на колясках не было нигде. Постепенно ситуация в городе менялась, у нас появилась возможность размещать инвалидов в гостиничных номерах. Мы вкладывали свои деньги в рекламу, ездили на выставки для знакомства с партнерами, придумывали способы транспортировки — всему учились у наших заграничных коллег. Позже мы взяли кредит, купили микроавтобус и сами переделали его в специализированный автобус для инвалидов-колясочников. На нем мы уже стали возить целые группы. Группы у нас чаще всего бывают смешанные: например, из 12 человек пятеро путешествуют на инвалидных колясках. В основном всеми вопросами занимаемся мы с Натальей, в сезон к нам присоединяются гиды, водители, волонтеры. В планах у нас — расширить туристическую программу и провести новые исследования в сфере безбарьерного передвижения.

CoccoBello. Крем-мед с ягодами

Стартовый капитал: 200 000 рублей

Оборот: 2 500 000 рублей

9d9afa67296a76e8399fbeedbf73d671.jpg

c5606e53bd5a3d10c7956282553549a2.jpg

5345d311282ad5f4b816ed5307a9f9f8.jpg

CoccoBello — бренд молодой предпринимательницы Гузель Санжаповой, известный московским модникам по дизайнерским галстукам и бабочкам. В прошлом году Санжапова начала производить новый для России продукт — крем-мед с ягодами. Готовят его по специальной технологии, которая позволяет отслеживать процесс кристаллизации: мед приобретает своеобразный вкус и не засахаривается. Ягоды для СoccoBello собирают бабушки из деревни Малый Турыш в Свердловской области, сейчас ежемесячную зарплату в деревне получает 18 человек. На фудмаркетах за СоссоBello выстраиваются длиннющие очереди, а интернет-заказы поступают со всей страны. В ближайшее время Санжапова планирует достроить полноценный производственный цех, где разместятся все циклы производства.

Гузель Санжапова, основательница бренда:

От деда моей семье досталась пасека в глубинке. Мы с отцом сразу понимали, что сбыть простой мед будет невозможно — конкуренция дикая. Поэтому я решила поискать интересные технологии производства. Технология приготовления крем-меда использовалась еще в 20-е годы прошлого века: главный секрет в том, что мед взбивают на низких температурах и при низких оборотах. Для того чтобы мед не был таким сладким, мы кладем в него ягоды. Ягоды должны быть сухие, чтобы мед не забродил. Похожий продукт в России уже начали производить: на ярмарках я часто вижу надписи типа «Хит сезона — крем-мед». В такие моменты я всегда очень радуюсь: значит, мы все-таки задаем тенденции! Процент «возвращаемости» наших клиентов очень большой — недавно мы открыли офис в Хохловском переулке, люди приезжали к нам со словами: «Дайте мне еще!» Сейчас вся прибыль идет на расширение пасеки и покупку новых материалов. Несколько раз мы собирали средства с помощью краудфандинга. 

Конечно, многих подкупает предыстория: наше производство дает работу целой деревне. Ягоды для нас уже собирают в несколько поколений: к бабушкам присоединились их дочки и внучки. Люди, которые работают с нами, для меня очень важны и дороги — я постоянно с ними общаюсь, снимаю про них видео и выкладываю в нашей группе. Сбор ягод для них — единственный шанс почувствовать себя нужными в далекой деревеньке. За баночку ягод бабули получают 130 рублей, а за день они могут насобирать и на тысячу. При пенсии в 6-7 тысяч это хороший заработок! Летом мы планируем расширить штат до 40 человек.

Екатерина Ненашева

Источник: Сноб

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ