Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Подача из аута. В центре «Блиц» получилось организовать труд людей с аутизмом так, чтобы он приносил моральное удовлетворение – и доход

Из двух с половиной миллионов инвалидов в трудоспособном возрасте, живущих в России, работает только треть. Бизнес не слишком охотно принимает их на работу, опасаясь дополнительных расходов и ответственности. Однако дело не только в жестких правилах игры конкурентной экономики, но и в слабости социальной подготовки и работника, и предпринимателя. Центр «Блиц» под руководством Марии Лебедевой — редкая для России коммерческая организация, доказавшая, что труд инвалидов может быть не обузой для бизнеса, а его основой.

«Я разговаривала со многими бизнесменами, пыталась их на личном примере убедить начать работать с инвалидами и аутистами. Это как больной и здоровый ребенок: первый требует гораздо больше усилий, но любите вы их одинаково», — говорит Мария. За три года существования «Блиц» взял на работу в мастерские по производству сувениров и товаров для дома 45 человек с инвалидностью, в том числе ментальной.

Стартап

Намерение основательницы центра заниматься проблемами людей с ограниченными возможностями выросло из личного опыта: ее брат Михаил — инвалид с диагнозом «детский церебральный паралич». Образовательный этап он преодолел, окончив колледж по специальности «программирование», но дальше столкнулся с подчас невыполнимыми требованиями работодателей и необходимостью постоянно доказывать, что он на что-то способен. В 2011 году Мария предложила сотрудничество главе «Фирмы Блиц ЛТД» Олегу Трунину. Предприятие, разрабатывающее дизайн интерьеров и производящее керамику и текстиль, раньше уже принимало на работу инвалидов.

На первых порах им было предоставлено помещение, где Михаил мог заниматься интернет-программированием и ведением баз данных. Впоследствии успешное трудоустройство одного человека с инвалидностью превратилось в социально ориентированную бизнес-идею: «Мы стали развиваться сами и задумались о том, чтобы предоставить возможность реализоваться другим людям с особенностями». Так появилась «особая» мастерская, где первые семь участников пробовали себя во всем, начиная со швейного и гончарного дела и заканчивая разработками дизайнерских концепций.

За несколько лет «особый цех» трансформировался в юридически оформленную коммерческую организацию, где в керамической, швейной, ювелирной, шоколадной и карамельной мастерских работают инвалиды и люди с расстройством аутистического спектра (РАС). Часть работников «Блиц» нашел самостоятельно. Некоторые пришли в центр после учебы в московском Технологическом колледже №21, получив некоторые профессиональные и социальные навыки. Из работников сформировали «команды» для каждой мастерской, которой управляет специалист-технолог. Он отвечает за весь цикл производства — от создания товара до его продажи. Специфика рабочего процесса в центре заключается в том, что в общении руководителя и подчиненного всегда присутствует сторонний коммуникатор — трудовой куратор-психолог, прикрепленный к каждому аутисту. Услуги психолога для тех, кто пришел из 21-го колледжа, оплачиваются из бюджета. Как правило, эти специалисты работают с бывшими студентами еще со времен обучения. Еще шесть психологов приходится нанимать в частном порядке.

Мария Лебедева признает, что это существенно увеличивает издержки производства: имея одни рабочие руки, ты платишь за двоих сотрудников. Но такое кураторство — неотъемлемая часть инклюзии аутистов, его нужно принять как правила игры: «Предприятие, трудоустраивая инвалида-колясочника, создает ему материально-технические условия — устанавливает пандус, покупает удобное кресло. У ментального инвалида — психические особенности. Пока он добрался от работы до дома, он испытал стресс, ему надо прийти в себя, адаптироваться. Непредвиденные ситуации могут возникать и в течение дня, например, не включился компьютер или перестал работать интернет. Недавно к нам пришла налоговая проверка, ребятам нужно было серьезно отвечать на вопросы, без психологической поддержки это было бы сложно».

В центре нет «дневной нормы» по производству, у каждого «особого» сотрудника — индивидуальный график. Гибкость подхода компенсируется креативностью: у аутистов особенное восприятие мира. Они легко выходят за границы предложенных шаблонов, привнося в производство новые идеи. В хорошем настроении аутист может сделать на 200% больше, чем требовалось, а на следующий день сказать, что вообще не хочет работать. В центре оборудованы специальные комнаты для отдыха, где можно побыть в одиночестве и отвлечься. Мария подстраивается под такой режим: без внутреннего комфорта работников нельзя добиться результата.

Особый путь

Вице-президент Межрегиональной общественной организации помощи детям с особенностями психоречевого развития «Дорога в мир» Светлана Бейлезон, опираясь на свой многолетний опыт общения и работы с аутистами, подтверждает, что игнорирование психологического фона отражается на них негативно: «Если человек с расстройством аутистического спектра (РАС) сосредоточен на однообразной работе и не имеет контакта с миром, эмоционального выхода, он может впасть в состояние самоагрессии или внешне спокойно выполнять свои обязанности, но при этом еще больше «закрыться».

Несмотря на сложности с привыканием к новому месту и своей роли, трудовая деятельность с психологическим сопровождением — это наиболее полноценный вид интеграции достигших совершеннолетия аутистов в общество. В разговоре Мария упоминает, что многие благотворительные фонды, развивающие и социализирующие людей с РАС, выполняют функцию детского сада для взрослых. Это необходимый институт для детей с особенностями в развитии, взрослый же человек на определенном этапе его перерастет, и ему понадобится возможность подняться на еще одну «ступень». После адаптации — это самостоятельность, отчасти и финансовая.

Основательница «Блица» говорит, что никогда не видела, чтобы люди работали с такой самоотдачей: для них это способ почувствовать себя полезными и быть самодостаточными.

Бизнес-модель

Размер зарплаты в мастерской напрямую зависит от количества изготовленной продукции: выручка от каждого изделия по долям распределяется между участниками производства, какая-то часть уходит на покрытие издержек.

Средний месячный оборот «Блица» — 1 000 000 рублей, в лучшие периоды — 1 200 000. Чистой прибыли, которую можно инвестировать в развитие, мало: изначальные затраты гораздо больше, чем у конкурентов, а цены на товары — средние по рынку, иначе возрастает риск, что покупатели предпочтут социальной ответственности экономию. Основной канал сбыта — ярмарки и выставки. Иногда за прилавок встают сами создатели изделий: они очень внимательно относятся к вкусу покупателей, отмечают для себя, каким должен быть товар, чтобы его захотели купить, и учитывают это в последующей работе.

Собственная торговая точка у «Блица» только одна — выставочный зал при мастерских. Центр развивает сотрудничество с другими предприятиями по аутсорсинговой модели, забирая у них часть заказов: в «Блице» производят фигурки из шоколада для кондитерской фабрики в Королеве и шьют кимоно для сети японских ресторанов в Москве.

Однако далеко не во всех случаях покупатель знает, что приобретенную им вещь сделали «особенные» люди: в некоторых магазинах предпочитают, чтобы об этом не упоминалось на упаковке. Вероятно, есть опасение, что покупатели могут быть недостаточно лояльны к «особенным» людям и их труду.

«В Европе магазины, где продаются изделия, изготовленные людьми с инвалидностью, находятся на людных, туристических улицах, у нас о таком пока можно только мечтать», — говорит Мария. Поэтому «стратегическая» цель «Блица» — повысить престиж товаров, сделанных людьми с аутизмом и инвалидностью. Но бороться обычно приходится не с предубеждениями, а с незнанием. Многие посетители центра, увидев в выставочном зала картины в духе наивного искусства, спрашивают: «Это сделали дети?» Услышав слово «аутисты», они задают следующий вопрос: «А кто это?»

Чтобы рассказывать об «особенных» людях тем, кто находится вне этой сферы, Мария решила использовать центр как культурное пространство. По вечерам здесь проходят платные лекции о живописи, литературе, архитектуре, истории, которые читают аспиранты находящегося поблизости РГГУ. По договору им платят определенный процент от сборов за билеты, но в основном в проекте участвовали желающие получить навыки работы с аудиторией, необходимые для будущего преподавателя. В начале мероприятия для гостей проводили краткую экскурсию по центру, рассказывая, чем он занимается и кто в нем работает. При посещаемости 1000 человек в неделю дюжину посетителей, заинтересовавшихся проблемой, уже можно считать успехом.

Годность и предубеждение

«Блиц» — воплощение лишь малой толики бизнес-идей, делающих людей с инвалидностью полноценными членами общества. В России практически не развито трудоустройство людей с высокофункциональным аутизмом, использующее их интеллектуальные возможности.

Высокофункциональные аутисты и люди с синдромом Аспергера отличаются высокоразвитым интеллектом, способностями к творческой и научно-инженерной деятельности, а также умением концентрироваться на деталях и устойчивостью к монотонной работе. Часто они бывают одарены в какой-то области: некоторые умеют проводить сложные математические операции в уме или обладают феноменальной памятью. Но им сложно контактировать с другими людьми: проблема в том, что они не могут самостоятельно выделить и усвоить модели поведения в социуме, проследить нелинейные причинно-следственные связи и негласные правила общения.

В штате «Блица» работает только один человек с высокофункциональным аутизмом: Настя пришла в центр после ликвидации агентства РИА «Новости», где она была аналитиком данных. Набор обязанностей для нее формировался индивидуально. Фактически она выполняет функции секретаря: отвечает за почту, ведет списки гостей, фиксирует, кто и сколько работы выполнил в мастерских.

25 из своих 27 лет Настя провела в США, поэтому у нее совершенно другое отношение к своим особенностям. «Она росла в государстве, где принято судиться, отстаивая свои права, — говорит Мария. — Когда Настя впервые пришла к нам, она спросила: «Где ячейка, где я буду оставлять личные вещи?» Мудрее было купить ей персональный ящик с ключом, чем объяснять, что у нас нет такой системы».

В Европе и США высокофункциональные аутисты уже стали полноценными участниками экономических отношений, востребованными на рынке труда и даже незаменимыми в некоторых профессиях. Работа, полная изматывающего однообразия для обычного человека, для многих людей с РАС — пребывание в зоне психологического комфорта.

Датская компания Specialisterne первой стала рассматривать аутизм как преимущество: она занимается трудоустройством таких людей, выполняя одновременно функции адаптирующего учебного центра и кадрового агентства. Specialisterne набирает людей с РАС на трехгодичное обучение, в ходе которого они приобретают не только профессиональные компетенции и знания, но и понимание паттернов поведения, социальных отношений. Способные запоминать огромное количество информации слушают курс иностранных языков: впоследствии они переводят инструкции к бытовой технике, гаджетам и лекарствам. Предрасположенным к математике преподают программирование: их стремление к единообразию и устойчивость к монотонности делает их идеальными работниками для усовершенствования и тестирования нового программного обеспечения, обработки и категоризации больших объемов информации. По окончании курса компания ищет для «ученика» подходящую вакансию.

В 2013 году Specialisterne стала консультантом немецкой компании SAP, производящей программное обеспечение, которая объявила о своем желании нанять высокофункциональных аутистов.

Ломать и строить

Однако пока «Блицу» приходится отложить все планы по развитию и сконцентрироваться на решении проблемы, которая ставит под угрозу работу центра. Здание, которое арендовала у Москвы «Фирма Блиц ЛТД», предоставлявшая предприятию Марии Лебедевой площади на льготных условиях, будут сносить. Оно было признано аварийным еще в 2003 году, но его реконструкция была отложена распоряжением правительства Москвы 659-РП от 12.04.2004.

Уведомление о сносе и требование покинуть здание до 9 ноября пришло в сентябре.

За уведомлением потянулась череда комиссий и технических проверок, которые дополняли перебои в электричестве и бригады рабочих под окнами. Беспокоясь за психологическое состояние своих сотрудников, которым подготовительные работы ежедневно напоминали о перспективе потерять свое дело, Мария отпустила многих на каникулы. Некоторых работников удалось «разбросать» по другим мастерским в Москве: им нужно успеть изготовить товары для продажи на новогодних ярмарках, которые приносят центру существенный доход.

Даже при поддержке департамента социальной защиты столицы основательница «Блица» пока не смогла найти альтернативный вариант для аренды: департамент недвижимости предлагает участвовать в аукционах на общих основаниях. Городская аренда должна обойтись гораздо дешевле коммерческой, ведь центр может рассчитывать на льготную ставку как предприятие, использующее труд инвалидов. Но пройти все бюрократические этапы в короткий срок вряд ли получится, а оперативность критически важна, когда почти 40 человек не работают и не получают зарплату.

Мария жалеет о том, что, переехав на новое место, центр потеряет сформированную за три года постоянную аудиторию, которая посещала лекции и мастер-классы. На новом месте все придется начинать сначала: ознакомительные лекции, мастер-классы, знакомство с производством и работниками. Но это, пожалуй, будет приятными хлопотами после того, как все сотрудники «Блица» вернутся в обновленные мастерские.

Валерия Чижикова

Источник: Новая газета

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ