Архив:

Терапия, которая учит жить. Метод АВА помогают найти подход к каждому ребенку

В Архангельске прошел трехдневный семинартренинг по применению методов прикладного анализа поведения (ABA-терапии). Для большинства читателей это всего лишь заумные слова, но для родителей детей с аутизмом – реальный шанс помочь своим детям адаптироваться к жизни в обществе.

«Не хочет» – это не поведение

Но сначала – немного о том, что это за наука. Сегодня ABA-терапия считается самой эффективной для реабилитации детей (да и взрослых тоже) с аутизмом. В основе ее – бихевиоризм, одно из направлений психологии, наука о поведении как о действии живого организма. Идея такова: любое поведение человека влечет за собой какие-либо последствия, и если ребенку они нравятся, он повторит такое поведение, а если нет – не станет. Отсюда и суть ABA-терапии – научить новому поведению, устранив нежелательное.

Для начала определяют ближайшую задачу. Например, трехлетний малыш не хочет заниматься – учиться рисовать, лепить и т.п. Специалисты скажут, что «не хочет» – это не поведение. Что он делает вместо этого? Бегает по комнате. А нужно, чтобы сел за столик. Значит, будем учить его садиться за стол. И если для обычных (нейротипичных, как говорят психологи) трехлеток это элементарное действие: «Павлуша, сядь сюда!» – то многие дети со сложностями в развитии не умеют выполнять просьбы и инструкции. Не умеют просить, ждать. А порой и говорить. И не могут в отличие от своих сверстников обучаться, просто копируя действия взрослых. Но их можно всему этому научить с помощью ABA-терапии. 

Тех, кто занимается с детишками по этой методике, называют терапистами. Учат они, казалось бы, максимально просто – разбивают каждый образец поведения на этапы и добиваются успеха на каждом из них. Кропотливо, постепенно, занимаясь по 20–40 часов в неделю. На первый взгляд, напоминает дрессировку: выполнил ребенок команду – получил вознаграждение. Но на самом деле – сплошная педагогика и психология. Общение и занятия с терапистом вскоре становятся мотивацией и поощрением сами по себе. Но главная цель терапии – не научить читать или писать, а улучшить качество жизни ребенка и его семьи, обучить его правилам гигиены, навыкам самообслуживания, взаимодействия с другими людьми.

Цель – счастливая жизнь 

В Архангельске пока нет специалистов, умеющих работать по методам ABA-терапии. Что греха таить, у нас и с диагностикой аутизма не все гладко. Но благодаря активистам общества помощи аутичным детям «Ангел», похоже, лед тронулся: прошедший семинар-тренинг, организованный родителями при поддержке опорно-экспериментального реабилитационного центра для детей с ограниченными возможностями и Архангельской продовольственной компании, стал первым серьезным знакомством с прогрессивной методикой. 

Благодаря помощи спонсоров – общества «Северный фронт», ГУП «Фонд имущества и инвестиций», ОАО «Северодвинский торговый центр», ООО «Промышленные материалы и технологии» – удалось пригласить не только родителей, но и педагогов. Провела семинар сертифицированный аналитик поведения (BCBA), член Международной ассоциации профессиональных аналитиков (APBA) Екатерина Жесткова. 

Она родом из Самары, но сейчас живет в Москве, планирует открыть реабилитационный центр, где будут помогать аутичным детям, применяя методы прикладного анализа поведения. Как рассказала Екатерина Борисовна, раньше она занималась психологией массовых явлений, таких как толпа, паника, и как ей противостоять. А потом ее пригласили в команду, которая работала с аутичным мальчиком. Эта отрасль психологии была не менее интересной, а потому она согласилась попробовать да так «в теме» и осталась.

 – Все было очень грустно еще лет пять назад, – сказала Екатерина Жесткова в ответ на вопрос о практической помощи детям-аутистам в нашей стране. – Было чистое поле без литературы на русском языке, без обученных специалистов. Сейчас ситуация меняется в лучшую сторону, есть благотворительные фонды, которые поддерживают практические проекты – например, «Выход», «Обнаженные сердца». И в последний год я наблюдаю массовое открытие реабилитационных центров в разных городах – в Томске, Астрахани, Череповце, Санкт-Петербурге. Стали применять методы ABA в Тюмени, Волгограде. Это только те места, где я лично видела, как люди работают. Думаю, процесс будет продолжаться, потому что самый главный показатель – результаты. Дети продвигаются, проблемы с поведением решаются, у кого-то быстрее, у кого-то медленнее, но прогресс есть у всех. 

Методика получает все большее распространение, востребованность очень большая. Стали обращаться и родители нейротипичных детей, потому что и у них есть проблемы с поведением. Родители детей с другими нарушениями тоже интересуются – с ДЦП, синдромом Дауна. 

— Давайте уточним: методика корректирует поведение, но не лечит аутизм? 

— Вопрос целеполагания: для чего мы это делаем? Ведь терапия дорогостоящая, потому что многочасовая и ресурсозатратная. Если цель – сделать из аутичного ребенка «нормального», вряд ли удастся ее достичь. Это ребенок с особенностями, он такой, и правильная цель – как помочь ему адаптироваться к жизни в обществе, чтобы впоследствии он мог жить самостоятельно среди других людей и как можно более счастливой и полной жизнью.

Если ставить перед собой такую цель, становятся понятными дальнейшие шаги: что мешает сейчас больше всего, как это преодолеть, что мы получим, значима ли эта цель, что она дает ребенку и что – семье. К сожалению, научно доказанного медикаментозного лечения аутизма на сегодня не существует. Остается психолого-педагогическая коррекция – как справляться с трудностями в поведении, обучении, которые мешают ребенку быть среди других людей.

 – Можно ли использовать приемы ABA-терапии в работе со взрослыми?

 – Да, это базисные принципы поведения, которые можно использовать с любыми живыми организмами. В случае со взрослыми аутистами речь идет о возможности самостоятельного проживания, самообслуживания. Если человек должен постоянно находиться под наблюдением, встает вопрос: чему его нужно научить, от какого поведения избавиться, чтобы его среда стала менее ограниченной. Может быть, научить переходить через дорогу, ориентироваться в транспорте, правильно покупать продукты.

В Санкт-Петербурге есть проект центра «Антон тут рядом» – поддерживаемое проживание, когда взрослые молодые люди и девушки с расстройствами аутистического спектра проживают самостоятельно с помощью тьюторов или людей, которые им помогают. И они рассказывают, например, что молодой человек не знает, куда девается грязная посуда и откуда берется чистая, откуда появляется суп... Встает вопрос о его социально-бытовой адаптации – определяется то, что ему сейчас наиболее мешает быть самостоятельным, и идет обучение в этой области.

«Это высший пилотаж!»

Интенсивный практический тренинг начался, когда участников – родителей и педагогов – разделили на команды, каждой из которых предстояло работать с конкретным ребенком. Мамы признаются: поначалу были в ужасе – как привести аутичного малыша в помещение, где собрались 30 незнакомых людей, да при этом чтобы он еще согласился что-то выполнять... Но, видно, методика и впрямь творит чудеса. – Родители очень волновались, справится ли их малыш и не сорвется ли тренинг. 

Все получилось, я была удивлена! – рассказывает участница и главный вдохновитель тренинга Наталья Сивидова. – Раньше занятия с трехлетним Илюшей продолжались максимум 15–20 минут, потом он «уставал», капризничал, и все заканчивалось. А тут, в такой сложной обстановке, занимался целый час! А ведь у ребенка пониженная мотивация к любой деятельности, он невербальный (не говорит. – Авт.), сопутствующий диагноз – ДЦП...

Марку четыре с половиной года, он тоже невербальный, с выраженным нежелательным поведением – не может сидеть на одном месте. Его не интересуют игры и занятия, он сразу же несется к шкафам, выбрасывает все содержимое... Примерно так же было и в первый день. И к ребенку нашли интересный подход: если он делал что-то правильно, ему вся аудитория аплодировала. Это его зацепило, и он вошел в контакт со взрослыми. Уже не носился, не разбрасывал игрушки. А на следующий день сидел за столом, выполнял инструкции, после чего ему устраивали перемену с аплодисментами. Ребенок организовался! А еще оказалось, что тренинг – отличная возможность для родителей познакомиться поближе с педагогами, которые работают с их детьми. 

— Я не представляла, что у нас так много сподвижников-энтузиастов, – говорит Наталья. – Они проявляли чудеса профессионализма и творчества. А многие родители проявили чудеса педагогики. Думаю, у нас в городе появится целый отряд мам-дефектологов АВА-терапистов.

 – Высший пилотаж! – отозвалась о тренинге мама Марка. – Я участвовала, чтобы понять, нужна ли методика АВА моему сыну. Да, нужна. Я поняла, что она работает. 

— После тренинга я готова в бой, буду стараться стать для моего сына лучшим терапистом на свете, – призналась Елена Магунова. – Поняла, что больше нельзя терять ни минуты. ABA-терапия нам говорит о том, что нет необучаемых детей. За всех сказать не могу, но у некоторых педагогов глаза загорелись. Значит, тренинг был организован не зря и в нашем городе будет меняться система педагогической помощи детям с расстройствами аутистического спектра. 

— Это уникальная возможность попробовать на практике методы АВА, не уезжая за сотни километров в Москву или Санкт-Петербург. Тренинг позволил разобраться в нюансах, которые не были понятны при прочтении статей об АВА в Интернете, – сказала Наталья Хвостова.

— Долго считалось, что бихевиоризм – неэффективная ветвь педагогики, а мы увидели, как на основе этого метода эффективно поставлена работа с детьми, – отметила специалист психолого-медико-педагогической комиссии Надежда Ефимовская. – Я участвовала в лучшем мероприятии за всю свою профессиональную жизнь.

Людмила Асютченко

Источник: Правда Севера

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ