Архив:

«Как ни создавай доступную среду, инвалиды все равно ограничены»

В 2015 году Смоленской области из федерального бюджета на обеспечение инвалидов техническими средствами реабилитации (ТСР) и протезно-ортопедическими изделиями (ПОИ) выделено 119,7 млн рублей — это 45% от запланированных и необходимых средств для выполнения всех заявок от граждан льготной категории. Для сравнения — в прошлом году эта сумма достигала 158,5 млн рублей. 

Председатель Смоленской областной организации Всероссийского общества инвалидов Геннадий Печкарев рассказал «Русской планете», чем грозит недостаточное финансирование, какой категории инвалидов живется сложнее всего, и что такое доступная среда на самом деле.

– Сколько сейчас инвалидов в Смоленской области?

– Не каждый человек, являющийся инвалидом, хочет, чтобы о нем говорили, как о человеке с ограниченными возможностями. Это сложный психологический барьер. По сравнению с 2013 годом на Смоленщине количество инвалидов сократилось на две тысячи человек. Сейчас практически 85 тысяч инвалидов. Но цифра постоянно изменяется. Это связано и с сокращением населения региона: не так давно население Смоленщины было 1,2 млн, а сейчас 995 тысяч. И с результатами медико–социальной экспертизы. У нас около трех тысяч детей инвалидов. От 19 до 30 лет — 17 500 людей с ограниченными физическими возможностями. И 60 тысяч — это люди старшего возраста.

– В 2014 году на обеспечение инвалидов ТСР и ПОИ, а также компенсацию за самостоятельное приобретение средств региональным отделением Фонда социального страхования РФ было израсходовано 158,5 млн рублей. В этом году выделено 119,7 млн. Почему финансирование уменьшается?

– В прошлом году фонд социального страхования был профинансирован на 71%. Я хочу сказать, что до 2014 года вопрос решался более благополучно. Перебои начались в конце 2014 года. И на 2015 год пока, исходя из той информации, что мы имеем, финансирование неудовлетворительное. 119,7 млн рублей — это первый транш. Нам сказали, что будут следующие транши. Но какими они будут — мы не знаем. Никаких катастроф пока я не вижу. Но ситуация тяжелая.

– На какой категории инвалидов недостаточное финансирование отразится сильнее?

– Мы проводили круглый стол, посвященный протезно-ортопедическим изделиям для инвалидов. Распределяли полученные средства. 20% от общей суммы пойдет на приобретение памперсов и абсорбирующего белья, 20% — на обеспечение протезно-ортопедическими изделиями и кресло-колясками и 5% — на другие средства реабилитации.

Недостаток финансирования коснется самой слабозащищенной части инвалидов. То есть той, которая не работают. Это колясочники, несомненно. Инвалидов-колясочников у нас около четырех тысяч. Памперсы для лежачих инвалидов могут быть проблемой. Вообще, этого допускать нельзя. Эта категория людей, которая требует к себе и повышенного внимания, и заботы от общества. Они же требуют не привилегий каких-то, а соблюдения своих конституционных прав. Это ненормальное положение дела.

Тяжелое положение у детей. Если для взрослого человека выполнение заказа на обувь продлили на два-три месяца — терпимо. Если у ребенка нет обуви, то за эти три месяца его ножка вырастет. Изготовленную обувь инвалид может за свои деньги выкупить на протезно-ортопедическом предприятии, а ему эти деньги компенсируют через два месяца.

– Сколько в области предприятий занимаются изготовлением протезно-ортопедических изделий?

– У нас есть одно частное предприятие и одно государственное. Вообще, конечно, это ситуация ненормальная, что протезно-ортопедическое предприятие простояло два месяца не работая. У восьми тысяч инвалидов были перенесены выполнение заказов с 2014 года на 2015.

– По какой причине предприятие было в простое?

– По причине отсутствия финансирования, которое не поступило через фонд социального страхования от министерства. В прошлом году было недофинансирование. О нем знают все. Мы поднимали эту проблему на уровне области, но область ничем не смогла помочь, потому что это федеральные денежные средства.

– А как в регионе решаются вопросы доступной среды, образования и трудоустройства инвалидов?

– Это сложные, острые вопросы. Постепенно решаются. Как ни создавай доступную среду, инвалиды все-таки ограничены: выход из дома, на улице, общественный транспорт, переходы, вход в магазин. В течение года не меньше 100 судов идет с теми объектами, куда инвалид не может попасть. Многие социально значимые объекты уже доступны. Но предстоит многое сделать еще.

Доступная среда — это далеко не пандус. Доступная среда — это изменения в сознании людей в конечном итоге: инвалид — такой же человек, как все. Он хочет учиться вместе со всеми, хочет получить работу. Это проблема, которая накапливалась годами. Решить ее потребуются десятилетия.

Самое тяжелое положение, на мой взгляд, у инвалидов, которые проживают в сельской местности. Там нет инфраструктуры: транспорт, магазины, продукты питания — проблема, своевременное оказание помощи — проблема, как и получение рецептов. В городах еще более-менее.

Трудоустройство — в целом это сложнейшая проблема. Потому что сейчас безработица не уменьшается, закрывается ряд предприятий. У нас порядка 1200–1300 инвалидов ежегодно обращаются в службу занятости. Есть еще такая категория — квотирование рабочих мест на предприятиях с численностью работающих более 100 человек. Таких предприятий на Смоленщине единицы, а в районах нет вообще. На создание рабочих мест для инвалидов затрачиваются весьма существенные деньги. Оборудование рабочего места для инвалидов первой группы исчисляется суммой до 80 тысяч рублей. А если полностью делать пандус, оборудовать туалет и прочее — до 300 тысяч рублей. Но и то не каждый работодатель хочет брать ответственность по трудоустройству инвалида. Потому что у инвалидов первой, второй группы рабочий день сокращен на один час, он ограничен в своих действиях и не может выполнить тот объем работы, который сделает другой специалист. Хотя инвалиды-колясочники могут дать фору любому в компьютерной деятельности, работая из дома. Поэтому мы периодически устраиваем их на дому. Но опять же в самом тяжелом положении находятся у нас сельские инвалиды.

Активно развивается дистанционное образование. Мы ежегодно совместно с областным департаментом по социальному развитию подбираем инвалидов для обучения в государственном университете и других вузах, где государство оплачивает им образование. Мы готовим и направляли для образования около 30 человек. Но надо отметить, что бывают такие периоды, когда мы даже ищем инвалида и найти не можем.

– Почему?

– А вот не все хотят. Это не так просто, учитывая общую подготовку: был период, когда упустили их образование, и они не смогли получить должную подготовку. И инвалид боится идти в ВУЗ.

– Как экономический кризис отразится на людях с ограниченными физическими возможностями?

– Существенным снижением жизненного уровня этой категории. Инвалиды и так остаются слабозащищенной, слабообеспеченной частью населения. Пенсии хоть и растут, но их рост значительно ниже, чем рост цен на продукты питания, коммунальные платежи, одежду и прочее. А сдержать рост цен, мы видим, пока не удается никому. В конечном итоге кризис приведет к еще большему ограничению действий инвалидов. 

Екатерина Русилова

Источник: Русская Планета

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ