Архив:

Стартап: Инклюзивное образование в Красноярске

Рубрика «Стартап»: инициативные и деловые люди рассказывают о новых для Красноярска проектах. Одни придумывают оригинальные идеи, другие вдохновляются мировыми бизнес-моделями. Превратить блестящую мысль в доходный бизнес или полезный для общества ресурс решаются единицы.

Героиня сегодняшнего выпуска «Стартапа» — педагог-психолог Надежда Болсуновская — уже несколько лет занимается в Красноярске развитием и продвижением инклюзивного образования. Главная идея возглавляемого ею общественного движения «Право на счастье» — дать возможность миру «обычных» людей и миру людей с инвалидностью познакомиться, пообщаться, узнать больше друг о друге и стать лучше.

Что такое инклюзивное образование?

У нас испокон веков инвалид воспринимается, как существо с другой планеты — выходя на улицу, он попадает в незнакомый, чуждый ему мир. А ведь он — такой же человек, как и все остальные. Цель всех наших проектов — сделать Красноярск городом равных возможностей для всех людей без исключения. Чтобы люди с инвалидностью могли войти в наш мир и на равных общаться с окружающими. Мы стараемся дать возможность красноярцам получить этот важный инклюзивный опыт общения с тем, кто немного отличается от большинства.

Этот опыт нужен и людям с инвалидностью — они раскрываются, раскрепощаются, понимают, что всё возможно и реально, и обычным людям — для развития милосердия и понимания психологии тех, кто вынужден жить с проблемами и болезнями. Дети в инклюзивных группах уже знают, что инвалиду нужно помочь открыть или придержать дверь, докатить коляску — а ведь об этом порой даже не догадываются многие взрослые, ведь им никто этого никогда не объяснял.

И самое главное — дети, прошедшие через наши группы, реально начинают мыслить другими категориями. Они не делят друг друга на «очкариков» и «толстяков», к примеру, как это часто бывает в школах, а понимают, что все они — индивидуальности со своими достоинствами и недостатками.

Как появилась идея?

У меня есть знакомая, ее тоже зовут Надя, и ее ребенок — с повышенными потребностями, мы их так называем. Какое-то время они жили в Краснодаре, ходили в детсад в спецгруппу, всё было нормально. Потом в 2011 году вернулись обратно в Красноярск, где в детском саду ей сказали: «Ваш ребенок необучаемый, извините, мы его не возьмем». Мы с ней решили что-то с этим делать — ведь таких детей в Красноярске немало, около тысячи! А тогда в детсадах города были жесткие нормы: не ходит и не разговаривает — место не положено.

В 2012 году в Центре диагностики и консультирования на ул. Вавилова, 86б на средства гранта «Мы вместе» от Красноярского молодежного форума мы создали площадку для таких детей — дважды в неделю там собирались дети с родителями, с ними работали психологи, дефектологи, преподаватели.

Проект работал в течение учебного года, мы доказали, что дети показывают отличную динамику и способны к обучению. В 2012 году наш проект был признан лучшим среди прочих проектов Красноярского молодежного форума, и нас допустили на презентацию на ТИМ «Бирюса». Мы показали и рассказали о наших проектах тогдашнему губернатору Льву Кузнецову, он заинтересовался, дал поручение нам помочь. Благодаря этому, осенью 2012 года случилась большая встреча в краевом министерстве образования с участием министра, чиновников, отвечающих за детей-инвалидов, и наших мам с так называемыми «необучаемыми» детьми.

А чтобы понять масштаб бедствия — я сделаю небольшое отступление: тогда в Красноярске работала комиссия, которая определяла маршрут обучения для детей с инвалидностью, и выдавала им справки для обучения по линии соцзащиты. Мамы приходили в соцзащиту, а им говорили «мы не образовательное учреждение, мы никого не учим; можем только пособие выдать, на курорт отправить или льготы выделить». Всё, круг замкнулся — для детей это оказывался маршрут в никуда.

И вот родители показали чиновникам эти справки и задали резонные вопросы — как им обучать своих детей, если государство самоустранилось? В результате по итогам встречи было решено прописать маршрут обучения — этим детям дали возможность попасть в любой детсад или школу, где есть соответствующие группы или классы для детей с повышенными потребностями. И я считаю большим достижением то, что мы запустили эту движуху под лозунгом «все дети должны учиться»!

Но решив одну проблему, мы встали перед другой — общество оказалось не готово к встрече с теми, кто хоть чем-то от них отличается. Простой пример — всё та же моя подруга Надя три года добивалась, чтобы её ребенка не обижали во дворе! Её дочь — милая, добрая, совершенно безобидная девочка, но в силу своих особенностей немного неуклюжая, и когда она подходила к детям и пыталась с ними поиграть (а с речью у неё тоже были проблемы), те пугались. Сбегались родители, требовали от Нади убрать с улицы странного ребенка, чтобы он не мешал их детям «нормально играть». Да что тут говорить — у нас даже пандусы стали появляться недавно, до этого многие инвалиды вообще не могли из дома выйти. А когда они выходят, оказываются словно на другой планете — люди не знают, как реагировать и общаться с ними. Мне мамы рассказывали: «Такое ощущение, будто я вывела Чебурашку погулять из зоопарка — все оглядываются, обсуждают, чуть ли не пальцем показывают и пощупать хотят...». И это происходит не потому, что люди плохие, а просто общество оказалось не готово к встрече с теми, кто хоть немного выбивается из общей картины.

Как в цивилизованных странах решают эту проблему? К примеру, в той же Канаде еще с 70-х годов запущены инклюзивные программы, в садиках детки живут и общаются вместе, и уже выросло поколение, которое умеет спокойно жить рядом с теми, кто выбивается из общего стандарта в силу разных причин. У нас же равные права всех на всё были закреплены даже в Конституции, но реально работающих инклюзивных механизмов не существовало. Сейчас эти стандарты внедряются уже на федеральном уровне, к счастью.

Проекты движения «Право на счастье»

И вот мы пару лет назад решили, что надо менять отношение общества к этой проблеме в Красноярске. Международный опыт показывает, что единственный способ — это создавать смешанные группы детей, чтобы они в естественных условиях привыкали и узнавали друг друга. «Он не страшный, он такой же, как я» — вот главный итог таких встреч. С другой стороны, существует миф о том, что в таких смешанных группах создаётся угроза для полноценного образования «обычных» детей. Мол, они будут плестись на отсталом уровне, а дети с повышенными потребностями будут тянуть их за собой, забирая всё внимание преподавателей на себя.

Чтобы развеять это заблуждение и доказать обратное, мы решили открывать в Красноярске миксованные пространства с помощью движения «Право на счастье». Мы не занимаемся поддержкой только одних лишь детей, нуждающихся в помощи, наша цель — именно в совместном общении и творчестве самых разных детей, в том числе — детей с повышенными потребностями.

Лагерь «Семейное счастье»

Идея инклюзивного лагеря — в интенсивном общении и взаимодействии людей, которые в обычной жизни сталкиваются редко. Заезды длятся 5-7 дней, и за это время мы стараемся дать развитию ребенка максимальный толчок. Это семейный лагерь, берем мы туда самых разных деток, чтобы помочь им узнать друг друга.

Первый загородный лагерь прошел в Красноярске в мкрн Удачный с 7 по 10 января 2013 года, после этого мы побывали в «Трех медведях», и последний прошел при поддержке минобразования — они оплатили нам питание и проживание в лагере «Зеленые горки».

Обычно в интенсиве принимают участие 20-25 семей. Для них подготовлена насыщенная программа: согласно разработанному сценарию, каждый день происходят различные события, игры и квесты, где всё подчинено единому сюжету. Например, в последний раз участники попали на таинственную планету, где нужно выполнять разные задания и отгадывать загадки. Для развития детей предусмотрены специальные программы, в частности, мы привозим из Москвы эксперта по нейрогимнастике, который помогает активизировать определенные зоны мозга.

Работает детское телевидение — ребята с камерой снимают репортажи с занятий, монтируют сюжеты и показывают вечером. Проходят сеансы иппотерапии, а профильные специалисты проводят для всех желающих индивидуальные консультации. По вечерам для родителей проходят семейные семинары со специально приглашенными специалистами. Вообще, родители у нас играют роли не потребителей, а полноценных участников наравне со своими детьми. Мамы и папы понимают, что именно они в первую очередь влияют на развитие и воспитание своего чада, а не только эксперты и учителя.

И яркий пример того, как работает инклюзивное обучение. По приезду в лагерь мы проводим «уроки доброты», на которых составляем специальный кодекс правил, по которым будем жить эти несколько дней. Мы договариваемся помогать друг другу, объясняем детям, что некоторым из нас требуется больше внимания и заботы, чем остальным. И потом они сами бросаются открыть дверь маме с ребенком в коляске! Или подбегают и помогают докатить эту коляску, словом, улавливают те моменты, когда их участие кому-то требуется. Это очень важно, потому что раньше многие даже не задумывались, каково это — катить коляску в гору, например. «Мы узнали, что есть дети, которые такие же, как мы, просто им нужно немного помочь!» — вот главный итог лагеря, который я услышала из детских уст.

Мастерская

Первым нашим проектом стала инклюзивная мастерская, запустили мы ее осенью 2012 году. Я позвала своих деток из той группы в Центре диагностики, к нам также присоединилась Дарья Мосунова со своим семейством. Собирались мы в библиотеке «Лукоморье» на ул. Диктатуры пролетариата, 40а, устраивали миксованные встречи. А чтобы незнакомым детям было интересно вместе, мы решили занять их творчеством — проводили мастер-классы по изготовлению резных свечей, скрапбукинг-открыток, даже варили шоколад. Поделки мы продаём на разных ярмарках, к нам даже уже обращаются с заказами!

Эти встречи продолжаются до сих пор с периодичностью примерно раз в 2 недели. Всё организовывается на средства грантов и с помощью партнеров, участие в мастерских (как и в других проектах) бесплатное.

Театр теней

Он уже достаточно известен в Красноярске, это вообще наша главная фишка последнего времени. В нем играют и дети с повышенными потребностями, и обычные дети, они вместе придумывают и разыгрывают спектакли, участвуя в процессе на равных. Вместе создают декорации, костюмы, атрибутику. Возраст участников — от 5-6 лет.

Театр располагается на разных площадках города, мы сами и репетируем, и показываем наши истории. Уже поставили притчи про ангела, про семейный очаг, про дружбу.

Иногда мы ставим небольшие зарисовки под конкретные проекты, в частности, для большого художественного проекта «Ангелы мира», даже ездили в Москву на открытие выставки картин.

Идея театра возникла не случайно — мы заметили, что есть много детей с дефицитом общения, зажатых, живущих в своём мирке. Мы хотели дать им возможность выйти на сцену и открыться.

Студия дизайна и стиля

Еще один наш новый проект, для которого мы позвали известного дизайнера одежды Любовь Краснощекову (которая, в частности, заняла второе место в Италии на конкурсе молодых дизайнеров). Вместе с восьмерыми нашими девочками она несколько месяцев шила новогодние платья — вместе создавали эскизы, выкройки, подбирали ткань, словом, всё было очень серьезно. Любовь читает им лекции о стиле, выборе образа, тенденциях моды и других интересных и важных для девушек вещах. А с помощью директора модельного агентства Евгении Мальцевой девочки осваивали искусство правильно ходить, держать спину и прочие премудрости. Потом в «Пилоте» в конце декабря девочки приняли участие в постановке сказки «Снежная королева», где в своих платьях они вышли в свет.

Центр инклюзивных практик в Красноярске

Весной этого года мы собираемся открыть в Красноярске большой семейный инклюзивный центр, где базировались бы все наши проекты, и куда могли бы придти все желающие. В доме по адресу ул. Копылова, 66 нам выделили помещение с торца площадью 140 кв. м, сейчас там идет ремонт. Для любой семьи найдется занятие — будут и кулинарные мастерские, и театр, и дизайнерская студия, и поделки, и куча еще всего. Также планируем проводить образовательные семинары для родителей и преподавателей. И смысл всего — получить инклюзивный опыт, который пригодится потом каждому в обычной жизни. Центр нам выделила мэрия в аренду на 49 лет.

Подводя итоги, я хотела бы сказать, что все эти проекты работают и уже приносят пользу. Более того, Красноярский край стал звучать на инклюзивных форумах — если пару лет назад похвастаться особым подходом к детям могли лишь Москва и Питер, то сейчас Красноярский край всё чаще ставят в пример. Отношение общества к этой проблеме меняется на глазах, и это радует больше всего. Мы регулярно получаем гранты по программе «Партнерство во имя развития», кроме того, есть грант от фонда Натальи Водяновой «Обнаженные сердца», он пошел на лагерь и другие инклюзивные проекты.

Страница Надежды Болсуновской на Фейсбуке

2ff905056d70391d9824c0d57a3b344c.jpg

2de3298d51b975c6560eccebe933450a.jpg

8f51ae1f25238fa1f8d9dc1ed6752c21.jpg

6ebb8c2427608d7c0e1bc13687ef3c62.jpg

545cbf263f309ec12272d372224d2f36.jpg

27ad41ee347a1f0d25fd171b87c45647.jpg

77743e2ec3f47db899689911b43b62a2.jpg

ce5c4e667e4046a2bfd7b8517ade3e05.jpg

95899b29ae237f31d4725063e77f7c14.jpg

65ee92a247e92c6bb2c73f742e8c9b4a.jpg

743b6a8b1a237b1b217c08ed18eeed83.jpg

Надежда Болсуновская

Источник: Newslab

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ