Архив:

Линия защиты Евгения Варфоломеева

Инвалидная коляска не помешала Евгению Варфоломееву стать защитником прав красноярцев в судебных инстанциях.

- Встать, суд идет!

Стандартная команда секретаря суда участниками судебного разбирательства воспринимается естественно, как кухонная фраза «кушать подано». Стучат скамейки и все вскакивают с мест, выказывая суду явное почтение. Впрочем, представитель защиты одной из сторон остается сидеть на своем месте. И вовсе не от пренебрежения к кому-либо или из желания выделиться в общей массе присутствующих. Просто защитник Евгений Варфоломеев представляет интересы своего клиента, сидя в инвалидной коляске.

К тому, что Евгений Алексеевич не может приветствовать суд стоя, его честь господин мировой судья успел привыкнуть и воспринимает подобный юридический нонсенс как должное.

- Женя, ты теперь моя защита и опора, по крайней мере, в судах, – женщина восторженно целует смущенного паренька с юношеской бородкой. – Я всем скажу, что в мировых судах ты «мировой» защитник.

Тот случай, в общем-то, был типичный и вместе с тем непростой. Развод и имущественный спор двух бывших супругов. Причина раздора, как нередко и бывает - квартира. Необычны только нюансы спора. Разведенные люди делят жилплощадь, изначально единолично принадлежавшую супруге, еще до брака. А разделу, гласит Закон, может полежать лишь имущество, нажитое совместно. Но, угораздило женщину квартиру свою продать. Вот теперь она и отбивается от претензий бывшего супруга, не страдающего от излишнего донкихотства. Цена вопроса полвыручки за квартиру, куш добрый!

Евгений, не выходя из дома, по телефону, «поднял» и нотариуса и покупателей и продавцов спорной жилплощади и выяснил, что его клиент на вырученные от продажи квартиры деньги тут же осуществила покупку другой квартиры. Все участники сиих сделок вскоре все это подтвердили в суде.

- С тех пор первая моя подзащитная и стала персональным ходячим рекламным агентством, - шутит Евгений.

А тогда, в 94-м, было вовсе не до шуток. Старшеклассник Женька, как все мальчишки любил до одури поплавать по жаре, да понырять. И в этот июльский день он нырнул поглубже, да так, что только хруст пошел.

В Новокузнецкой специализированной клинике доктор, с прямотой «железного Феликса», сдул тогда иллюзии Жени о полном выздоровлении одной короткой фразой:

- У тебя хрустнул пятый шейный позвонок. Все! Учись ложку держать, потом книжку. Или стакан. Это твоя жизнь и выбор теперь твой, парень. Мажешь сломаться, а можешь подняться над собой. Но встать на ноги уже не сможешь, – и доктор оставил Женю одного размышлять над линией защиты своей судьбы, над построением своего будущего.

Женя считает, что доктор очень верно выбрал тогда тон разговора:

- Шока не было. Даже легче стало. Со мной только так и нужно, все прямо, без долгих словесных «увертюр».

Молодой человек вскоре научился держать авторучку и книгу, и телефонную трубку. А «за стаканом» Женя так и не потянулся. Начались учебные будни. «Кроватное» образование Евгения все время было на уровне. И вот, надомный ученик Варфоломеев закончил школу. Куда податься после школы Евгений себя не переспрашивал.

- Конечно в юристы, куда ж еще?

У Жени и дядя в юриспруденции работает. На семейно совете тогда было решено, что защита прав наших сограждан это то поприще, на котором Евгений и сможет состояться как личность. Семья для юриста-колясочника это не пустое понятие. Без постоянной поддержки родителей и брата Алексея Евгений не смог бы начать самостоятельную деятельность в судах.

Так же, мало помалу, на дому Евгений окончил юрфак КГУ, да с красным дипломом! И здесь он ощущал каждодневную поддержку, и прежде всего, своего наставника по жизни, адвоката Любови ШАБЕТНИК.

И вот долгожданное: - Встать, суд идет…

Для многих, в подобной ситуации, психологические барьеры могли оказаться выше барьеров физических. Кто обратится за юридической поддержкой в суде к инвалиду в коляске? И как будет защищать чьи-либо права защитник, которого самого от всего защищать нужно? Но Евгений уже со своего первого самостоятельного дела «уважать себя заставил…».

- А барьеров меньше не становиться, - не ворчливо сетует Женя. – Лишь в некоторые здания судов в нашем городе инвалид может проникнуть (иначе и не скажешь) беспрепятственно. И то, в мировом суде Советского района имеется пандус, но этот вход почему-то вечно закрыт? В последнее время, вообще, мода пошла на турникеты. Это ладно если все обустроено как в Октябрьском районном суде. Там на такой случай есть обходной путь, для инвалидов очень удобный. А в Свердловском суде мне на подобное пожелание коротко ответили: «Вопрос перепланировки здания не в нашей компетенции». Вот и поговорили!

И Евгений Алексеевич не устает перечислять барьеры для инвалидов на пути к правосудию. В суд Центрального района, на второй этаж, человек в коляске может попасть только при помощи двух сопровождающих. Мировой суд Свердловского района обосновался на пятом этаже, а лифт там через раз работает. В краевом суде вообще «вертушка» на входе. А ведь в судах случаи всякие бывают. Интересно, а как граждане судьи смогут пригласить, если потребуется, в такие здания свидетеля или ответчика в коляске? О потерпевших инвалидах и речи нет. Тут, по-видимому, все по принципу - защита ваших интересов это ваша проблема!

В приподнятом настроении я покинул своего нового друга. Я снова встретил счастливого человека, который по праву находится на своем месте. Евгений благодарен своим близким, принявшим участие в его судьбе и направивших его в свое время на этот не легкий но верный путь.

-Ну да, - вспоминаю я спокойную, лишенную всякого пафоса речь Евгения. – Я страшно доволен тем, что занялся таким делом, в котором моя коляска для окружающих не аргумент в мою пользу. Ни один судья только из симпатии к защитнику-инвалиду не примет судебного решения в его пользу. Ведь завтра перед судьей может предстать бабушка обманутая мошенниками и, к примеру, лишившаяся прав на свое жилье. Она не грамотна, ее обманули. Судье ее тоже очень жаль. Но Закон есть Закон. И судья будет руководствоваться его Буквой, а не тем, кого ему жаль больше. И я рад, что это именно так. В моем деле подобный подход и есть самое замечательное! Я уважаю только профессионалов среди профессионалов, а не тех, кто отличился лишь в среде инвалидов.

Таков он, человек, сумевший не вставая из коляски, отстоять свое право на образование, свое право на труд, свое право на защиту интересов других людей, просто обречен на успех. Уверен, что мечта Евгения Варфоломеева, стать адвокатом, сбудется скоро. Иначе и быть не может. Человек, умеющий защитить себя, сумеет защитить и права другого человека.

Материал был написан не вчера. Какие-то входы в судах с тех пор могли улучшить, какие-то …ухудшить. Нынче в «моде» такое архитектурное «украшение», как турникет.

У самого Евгения тоже перемены. С прошлого года он женатый человек, глава семьи. Готовиться к вступлению в Гильдию адвокатов. А значит, пашет и пашет! Когда я позвонил ему, чтоб заручиться его одобрением на эту публикацию, то и в субботу его не застал:

– Еще на работе!

И в воскресенье: - Сергей, пожалуйста, перезвони через полчаса, у меня сейчас люди!

Читатель, Вы много знаете здоровых людей, чтоб могли столько работать, сколько вкалывает этот колясочник?

Зазеркалие и Евгений Варфоломеев

Сергей Баршай от http://zazerkalia.ucoz.ru/

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ