Архив:

Праздник не для всех. Открытое письмо мэру Москвы

Накануне Нового года мне на электронную почту пришло вот такое письмо: «Уважаемая Валерия Валерьевна! Совсем скоро наступит Новый 2015 год. В эти праздничные дни давайте пожелаем друг другу, чтобы он принес здоровье и счастье нашим родным и близким. И пусть сбудутся все наши мечты! Благодарю Вас за использование Портала городских услуг Москвы. Надеюсь, что получение услуг в электронном виде было для Вас комфортным и позволило избежать многих лишних хлопот. 

Чтобы окунуться в добрую атмосферу новогодней Москвы, приглашаю Вас воспользоваться информацией, размещенной на городских интернет-ресурсах. Узнать все о фестивале рождественских ярмарок «Путешествие в Рождество» можно на сайте festmoscow.ru. Где можно хорошо и с пользой отдохнуть, смотрите на сайте ялюблюмоскву.рф.

Полная информация об адресах катков, лыжных трасс, ледяных горок и других зимних развлечений – на data.mos.ru.

Оставайтесь на связи с правительством Москвы.

С Новым годом! Ваш мэр, Сергей Собянин»

Я попыталась провести праздники, как мне посоветовал мой мэр (ведь я коренная москвичка, как и все члены моей семьи). Результат, а также штраф ГИБДД, пришедший мне сегодня, побудили меня написать ответ заботливому градоначальнику. Вот он:

Уважаемый Сергей Семенович! Большое спасибо за поздравления и пожелания мне и моей семье. Моя семья – это муж – инвалид-колясочник (на самом деле такого термина нет – есть «инвалид с нарушениями опорно-двигательного аппарата») и дочка, студентка дневного отделения вуза.

Мы с мужем решили «окунуться в добрую атмосферу новогодней Москвы» – 4 января поехали полюбоваться огнями Красной площади. Я пребывала в наивной уверенности, что прогулка состоится, ведь в Москве уже много лет нарезаны парковки для инвалидов, а моя машина внесена в соответствующий реестр. Сразу скажу, что это была самая тяжелая и безобразная наша семейная прогулка за все каникулы. Понимаю, что Вы в деталях можете и не знать, какие проблемы возникают у инвалида-колясочника, если он вдруг решить погулять по Москве. Но Ваши заместители – Максим Ликсутов, отвечающий за вопросы транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры города, и Петр Бирюков, курирующий вопросы столичного жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства, – по долгу службы не просто обязаны знать, как в мегаполисе обстоят дела с доступной средой. Они обязаны ее создавать. Поэтому мои конкретные замечания адресованы прежде всего им: уважаемые заместители мэра, вы сами были в эти дни в Москве? Много инвалидов на колясках видели среди празднующей публики в центре города? Сомневаюсь. Я точно знаю, почему. Вот, например, как удалось погулять нам.

Припарковаться со стороны Лубянки мы не смогли даже с третьего захода. В ваших сводках и докладах мэру наверняка значится, сколько парковочных мест для инвалидов там выделено. Но есть ли у вас данные, сколько инвалидов там паркуются? Видимо, нет. Откуда бы им взяться? 4 января я не заметила на этих парковках ни одного сотрудника ГИБДД, который мог бы дать такие сведения, а также ни одного эвакуатора, освобождающего незаконно занятые места для инвалидов. Никто даже не пытался проверить, по праву ли заняты инвалидные парковки, хотя штраф за такие нарушения законом предусмотрен немалый.

Подъехать к Красной площади со стороны Ильинки можно было даже не мечтать. Встали только у стены Китай-города. Оттуда тащились через всю Варварку. Но проход к собору Василия Блаженного со стороны Васильевского спуска был сильно затруднен – там подземный переход без пандусов. Пошли темным и узким (из-за ремонта) Хрустальным переулком в сторону Ильинки.

Добрались до ГУМА. Там я наконец обнаружила парковщиков и задала им резонный вопрос: где у вас парковка для инвалидов? Знаете, уважаемые господа, что они мне ответили? «Спросите у Ликсутова!» Потом один спохватился и махнул рукой в сторону улицы: «Вон там, кажется, есть инвалидные места». Вся обочина в указанном месте была забита припаркованными машинами. Ни одной инвалидной пиктограммы я не увидела. Я попыталась уточнить, проверяют ли они машины, встающие на инвалидные места. Ответ был: «В наши обязанности это не входит».

Пока мы добирались до Красной площади, у моего инвалида назрела необходимость посетить туалет. Насколько мне было известно, ближайший мог быть только в ГУМе. Пошли туда. Как вы думаете, уважаемый господин Бирюков – распорядитель городским благоустройством, где в ГУМе, самом знаменитом и главном магазине России, находится туалет для инвалидов? В подвале! Это четыре лестничных пролета вниз без лифта и пандусов! Перила только с одной стороны (то есть инсультнику, у которого парализована одна сторона, можно держаться за перила только при подъеме или при спуске. Дорога, так сказать, в один конец)! С трудом (потому что персонал магазина оказался не в курсе) нашли лифт на третий этаж и кабинку (не инвалидную) с очередью в три закрута. Спасибо веренице ожидающих мужчин – пропустили.

Потом – короткая (уже сильно устали) прогулка по краю Красной площади и долгая мучительная дорога к машине. И я, и муж вымотались. Никакой радости. Никакого праздника. Грустно было смотреть на черствую гуляющую публику, у которой и в мыслях не было пропустить инвалида. Но это уже вопрос воспитания – оставим его. Важнее понять, почему при всех очевидных позитивных нововведениях последних лет в Москве положение инвалидов-опорников практически не изменилось.

Мы с мужем год за годом не можем попасть ни в музеи, ни в парки, ни в театры Москвы – все инвалидные парковки всегда заняты БМВ, мерседесами и лексусами. Даже в магазины не прорваться. Парадокс – парковки есть, парковаться нельзя. Спасибо, хоть в больницы проехать стало легче. Но нам почему-то не только в больницы хочется.

Даже инвалидное место возле моего дома за один день, пока моя машина была в ремонте, занял неизвестный автомобиль, причем навсегда – шины спущены. У местных правоохранителей и мысли не возникает проверить, имеет ли владелец авто на это право. И куда теперь мне ставить машину, которая – наши ноги?

Конечно, вопрос парковок сейчас один из самых больных в Москве, и народ не церемонится в борьбе за место для своего авто. Но я думаю, что в случае с инвалидами дело не столько в моральном облике соотечественников. Год назад была в Праге и обнаружила, что чехи тоже не слишком предупредительны и внимательны к инвалидам. Однако инвалидные парковочные места у них везде свободны. В забитом донельзя машинами центре Праги на инвалидных местах паркуются строго резиденты-инвалиды. Уверена, что это достигнуто не воспитанием, а только усилиями местных властей. Каких именно – не мне знать. 

Не написала бы это письмо, хотя накипело. Чашу терпения переполнил присланный мне штраф на 3 тыс. рублей. Потому что я 6 января, в страшный мороз, отважилась отвезти мужа сдавать анализы для госпитализации. Но не учла, что из-за строительства нового метро все проезды во дворы, где расположился медицинский офис, перекрыли шлагбаумами. Растерялась, подвезла мужа как можно ближе, высадила, поставила машину, куда смогла, чтобы поскорее увести инвалида с мороза и льда. Я не создала аварийной ситуации. Ни машин, ни людей в том месте в то морозное утро вообще не было. Но ловкая мобильная камера не дремала – выцепила мое авто с инвалидной пиктограммкой. Не то, как я тащила на плече инвалида, а мою парковку на том месте рядом с клиникой, где стоянка запрещена. Результат – мужа уберегла, но получила «письмо счастья».

Уважаемые господа! У меня нет лишних денег на оплату этого зверского штрафа – я кормлю мужа и дочь-студентку. Да и виноватой я себя не чувствую. Должна ли я платить за то, что правила жизни в моем городе рассчитаны только на здоровых и богатых? Может, пусть эти 3 тысячи заплатит тот, кто перегородил шлагбаумом дорогу больному человеку? Или сотрудники ваших ведомств, которые годами безнаказанно игнорируют потребности маломобильных москвичей, но оперативно «стригут» с них непосильные штрафы?

Уважаемый Сергей Семенович. Обращаюсь к Вам через газету, так как на практике убедилась в бесполезности звонков с подобными вопросами на горячие линии и писем в интернет-приемные и господина Бирюкова, и господина Ликсутова. Все эти жалобы незамедлительно спускаются вниз, где на них составляются бессмысленные ответы типа: «Согласно статье закона номер вы имеете право…» Право мы имеем, но суть от этого не меняется, потому что не имеем возможностей.

Прошу Вас обратить внимание на то, что Ваши подчиненные, не смотря на все их радужные доклады, мало что сделали в реальности для того, чтобы Москва действительно стала доступной для инвалидов-опорников. Для таких москвичей, как мы, город по-прежнему практически полностью недосягаем. Наш город, в котором мы родились и живем. Мы бы с удовольствием прогулялись и в обновленных пешеходных зонах, и в парках, и по любимым улицам, и по новым музеям. Мы бы с радостью полюбовались родным городом, который действительно становится и краше, и чище, и уютнее. Но подъехать к этим красотам, музеям, театрам... поближе единственным доступным для нас способом – на машине – невозможно. 

Так что спасибо за приглашение, уважаемый Сергей Семенович, но воспользоваться им мы больше не сможем до тех пор, пока Ваши подчиненные не вспомнят о таких, как мы не только на словах, но и на деле. Для нас в нашем любимом городе места по-прежнему почти нет.

Валерия Нодельман

Источник: Новые Известия

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ