Архив:

Так же, как все...

- Ура! Мы идем к логопеду! - радуются воспитанники мурманского детского сада № 122. Чувства их можно понять, если заглянуть в этот чудо-кабинет, где много красочных картинок, пособий, игрушек, где ярко освещен каждый уголок, где занятия проходят так интересно, что время летит незаметно. Три года этот детсад в числе 16 образовательных учреждений участвовал в эксперименте по введению в Мурманской области инклюзивного образования для ребят с ограниченными возможностями здоровья.

Крайне важное значение для инвалида имеет социальная реабилитация - это когда создаются такие условия, при которых, достигнув максимальной самостоятельности, он может вести независимую и равноправную жизнь в обществе. А для этого необходимы доступное и качественное образование, дальнейшая профессиональная подготовка, трудоустройство. То есть все должно быть «как у людей».

И первое, с чего начинается это «как у людей», - обучение детей-инвалидов вместе с обычными ребятами. Развитие системы инклюзивного образования, с введением которого, кстати, выигрывают все дети, а не только те, кто имеет ограниченные возможности, характерно для многих стран. Идет этот процесс и в России. Первые инклюзивные образовательные учреждения появились у нас на рубеже 1980-1990 годов.

В основу совместного обучения заложено равное отношение ко всем детям, однако при этом создаются специальные условия для тех, кому это требуется.

Вот с такими условиями я и ознакомилась, побывав в детском саду № 122 и школе № 33 Мурманска.

На сегодня в детсаду 13 групп: 2 - для малышей раннего возраста, 5 - компенсирующей направленности для ребят с нарушением зрения, 2 - оздоровительные для страдающих аллергией, 4 - общеразвивающие. Коррекционные группы - это еще не инклюзивное образование, но в учреждении действует такая форма работы, как кружки для художественно-эстетического развития. В них-то встречаются, общаются, творят вместе дети здоровые и имеющие ограниченные возможности.

- Три года мы были региональной пилотной площадкой, - рассказывает старший воспитатель Зинаида Себрукович, которая работает в коррекционной группе для детей с нарушением зрения. - В ноябре этот пилотный проект закончился. Его задачей являлось внедрение инклюзивного образования, исходя из условий, созданных в учреждении, и кадрового потенциала. В нашем детском саду семь направлений художественно-эстетического развития, в том числе хореография, бисероплетение, флористика. В каждом кружке два ребенка слабовидящих. Здоровые дети им помогают, опекают, начинают с ними дружить.

Зинаида Филипповна рассказала, как посещал детсад слепой мальчик. Он оказался прекрасным танцором. Над ним буквально взяла шефство девочка из подготовительной группы: помогала во всем, танцевала с ним в паре. Так дети-инвалиды входят в круг сверстников, который не делится на здоровых и нездоровых. Главное, чтобы интересы были общие.

Прежде чем вводить ребят с отклонениями в здоровье в любой детский коллектив, с этим коллективом проводится работа. Воспитатель рассказывает, с кем вместе они будут заниматься, объясняет, что у этого мальчика или девочки проблемы, например со зрением. Дети по природе своей очень отзывчивые. Если им все объяснить, знакомство с особым новичком, принятие его в коллектив проходят успешно.

Хотя недавно мне довелось стать свидетельницей совсем некрасивого поведения школьников лет 10-11. На улице мимо них прошел быстро, насколько мог, мальчик с ДЦП. Ребята громко рассмеялись ему вслед.

Видимо, в их школе уроки доброты еще не проводили, и то, что дети-инвалиды - равноправные члены общества, не объясняли. Такие беседы с подрастающим поколением как раз и называют уроками доброты, они становятся обычным делом в школах с введением инклюзивного образования. Больше чем уверена, столь бурной реакции на непохожего на них сверстника у мальчишек не появилось бы, если бы в классе на эту тему говорили.

- Общаясь с инвалидами, дети становятся добрее. Подойдут, погладят, поведут за руку, - делится Зинаида Себрукович впечатлениями от общения ребят здоровых и тотально слепых.

Ну а сейчас в коррекционную младшую группу ходят двое слепых ребятишек. Ходят совсем недавно, поэтому только осваиваются во внезапно распахнувшемся перед ними мире. Пообвыкнут, глядишь, начнут какой-нибудь кружок посещать, где научатся не только танцам да пению, но и общению со здоровыми сверстниками.

Готовить к совместному обучению надо как учащихся обычной школы, так и педагогический коллектив. Иначе может возникнуть ситуация, о которой мне рассказали в одной школе: преподаватель, увидев инвалида в классе, с негодованием спросила у директора:

- Это что, мне с ТАКИМИ детьми придется работать?

- Не придется, - ответила сразу оценившая ситуацию директор, - вы здесь вообще работать не будете.

Кроме человеческого фактора инклюзия в общеобразовательных учреждениях подразумевает и создание особых условий, например, архитектурных для колясочников: широкие дверные проемы, пандусы. Или тактильно-визуальную разметку на полу для слабовидящих и слепых, поручни в помещениях и так далее. Но и это еще не все. Должно быть соответствующее оборудование при определенных видах инвалидности.

Такое оборудование для коррекции зрения есть, кстати, в упомянутом детском саду. С воспитанниками здесь много занимаются, и случается, что через четыре года посещения дошкольного учреждения ребятишки из коррекционных групп уходят со зрением единица!

Необходимые условия созданы и в 33-й школе. Это пять пандусов - два наружных, по одному - в столовую, спортзал и к запасному выходу; расширены дверные проемы и сглажены пороги на первом этаже, там же просторный туалет с поручнями. Кроме того, приобретено оборудование для слабовидящих, слабослышащих, для детей с проблемами опорно-двигательного аппарата.

- Но таких детей в нашей школе нет, - рассказывает директор Любовь Малыгина. - В Мурманской области хорошо развита система коррекционного образования - специальные школы-интернаты, и родители предпочитают отдать своего ребенка туда, где отработаны соответствующие программы, где трудятся опытные педагоги. Хотя согласно новому закону об образовании могут привести ребенка-инвалида в любое общеобразовательное учреждение. И его обязаны принять.

Для того чтобы родителям было легче выбрать учебное заведение, они могут заглянуть на школьные сайты, где должны быть паспорта доступности.

Кстати, 33-я школа имеет опыт обучения инвалидов наравне со здоровыми. Занимался у них как-то мальчик с психическим расстройством, дети с другими диагнозами. Инклюзией это тогда еще не называлось. Просто подход к таким ребятам был более индивидуальным, чем к остальным. Ну а теперь именно индивидуализация является одной из основных тенденций современного образования.

В эксперименте по развитию инклюзивного образования юных северян с ограниченными возможностями здоровья, который закончился в прошлом году, приняли участие восемь детских садов и восемь школ из Ловозерского, Ковдорского, Кольского и Печенгского районов, ЗАТО Александровск, Мурманска, Мончегорска, Апатитов.

- За минувшее время там созданы собственные модели инклюзивного образования детей-инвалидов, - рассказала специалист министерства образования и науки Татьяна Шляхина. - Разработанные модели можно теперь внедрять в общеобразовательные организации Мурманской области. С 2012 года Кольское Заполярье участвует в реализации федеральной программы «Доступная среда». За этот период в 25 образовательных учреждениях (14 процентов от их общего количества в нашем крае) созданы условия для беспрепятственного доступа туда ребят-инвалидов, для инклюзивного образования. Учреждения оснащены специальным, в том числе реабилитационным, компьютерным оборудованием для коррекционной работы и обучения инвалидов по зрению, слуху, специальной мебелью для детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата, механическими опорами для перемещения вдоль лестничных маршей.

Таким образом, на Кольском полуострове уже сделаны первые шаги для развития инклюзивного образования. Вопросов, правда, еще много, даже у тех, кто участвовал в эксперименте. Например: а тьютор - кто? Из каких источников будет финансироваться его работа? Без тьюторов - индивидуальных кураторов при некоторых видах инвалидности - не обойтись. И главное, останется ли прежней система коррекционного образования? Продолжат ли действовать специализированные школы-интернаты или пойдем по пути, который в свое время выбрали наши северные соседи? Так, в Норвегии закрыли подобные заведения, предварительно создав мощную базу для интегрирования в общество ребят с ограниченными возможностями здоровья. 

Галина Дворецкая

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ