Архив:

Город слепых в стране глухих

Узнав о существовании «города слепых» неподалёку от Москвы, я представляла себе некую фантастическую утопию, где для слепых — своя цивилизация. Или, напротив, страшную антиутопию, где инвалиды живут в резервации, как можно дальше от здоровых и счастливых людей. Что же на самом деле представляет собой Русиново, которое окрестили «городом слепых»? Я отправилась на поиски истины, то открывая, то закрывая глаза по дороге…

Как выяснилось, Русиново — это не город, а улица, которая находится в посёлке Ермолино, недалеко от Балабанова. Там есть предприятие для слепых, рядом с которым построены дома для работников. Таких мест по России достаточно много, например в Чебоксарах и под Саратовом.

Путь в Русиново неблизкий. Сначала с Киевского вокзала на электричке до Балабанова, затем на автобусе Балабаново — Боровск до остановки «Русиново». Всё вместе — около двух часов.

Перед остановкой «Русиново» висит знак «Осторожно: слепые пешеходы». А вот светофора для слепых с пищалкой нет. Слепым приходится надеяться на вежливость водителей и на собственные уши, прислушиваясь к звукам приближающихся машин.

Попробовала закрыть глаза и перейти шоссе вслепую. Движение на этом участке довольно вялое. Но, когда шагнула на тёплый асфальт дороги, глаза инстинктивно открылись …

История Русинова

Слепые на улицу Русиново стали приезжать в 1950-е годы. Когда вместо небольшого слепецкого предприятия, где инвалидов работало не более 100 человек, построили новое, с большими технологическими возможностями. Приезжающим работать инвалидам по зрению давали квартиры в только что построенных домах. Инициатива принадлежала одному-единственному человеку — Василию Сергеевичу Тарантасову, возглавлявшему сначала старое, а потом новое предприятие.

Дело в том, что давным-давно в этих местах появилось небольшое предприятие, где в том числе работали слепые. В общей сложности на нём трудилось около 200 человек, половина из них были незрячие, которые съезжались из ближайших городков и посёлков. Они производили самые простые товары, которые не требовали сложного оборудования, а только ловкости рук.

Место, где располагалось это предприятие, находится в самом конце улицы, за церковью Николая Чудотворца, под горой. Всё время работы предприятия существовала опасность, что земля с холма осыплется и сойдёт вниз. Временами так и случалось. Чинили, латали.

Тарантасова, ветерана Великой Отечественной, потерявшего на войне зрение, поставили на старой фабрике директором. Он изо всех сил поднимал своё предприятие, а потом обратился во Всероссийское общество слепых с предложением построить новое — побольше, посовременнее, с хорошими станками. Рисковое предложение Тарантасова было принято, несмотря на то что предприятия для слепых, по правилам ВОС, обеспечивали сами себя, да ещё отчисляли часть прибыли обществу слепых. Рядом с предприятием построили жильё для слепых, которые приезжали работать и жить в Русиново.

В лучшие времена под управлением Тарантасова на предприятии трудились 1100 сотрудников. Был контракт с Московским телевизионным заводом «Рубин», для которого слепые собирали дорогостоящие микросхемы. Было много разной хорошей работы. Говорят, люди ехали сюда охотно, по своей воле, без всякого принуждения. Квартиры были хорошие, зарплаты — вполне достойные.

Василий Сергеевич, которому в этом году исполнится 85 лет, живёт в небольшом доме недалеко от фабрики с женой, внуком и правнуком. «Частному корреспонденту» удалось поговорить с этим человеком, который, несмотря на абсолютную слепоту, видит жизнь намного лучше большинства зрячих.

Дорога с закрытыми глазами

Единственное видимое отличие улицы Русиново от любой другой улицы — перила вдоль тротуара, которые помогают слепым ориентироваться. Придерживаясь за эти местами проржавевшие поручни, далеко уйти вслепую всё равно не получается. Всё же хочется знать, что там впереди. А вот слепые, которые встретились на пути, за поручни почти не держались. Только изредка постукивали по ним своими палочками. Они-то знают дорогу наизусть.

Медленно прохожу улицу Русиново от начала до самого конца.

Начинается она с того самого места, где работают слепые, ООО «Боровское предприятие «РусиНовоПак», которое выпускает гофроящики, металлические крышки для консервирования и ещё какие-то штуки для пол-литровых бутылок, называемые «решётка-вставка». Над дверью предприятия пищит звуковой сигнал, он ориентирует людей без зрения.

Сегодня у предприятия не лучшие времена. Незрячих на фабрике работает 130 человек. Примерно такое же количество людей с нормальным зрением. Они занимают должности, которые слепым не освоить: контроль, кухня, ремонт оборудования и прочее. По закону, если на предприятии работает 50% инвалидов, оно облагается существенно меньшими налогами.

Оказавшись в Русинове, я понимаю, что «город слепых» — это всё же художественное преувеличение. Да, в прежние времена здесь было много инвалидов по зрению — больше тысячи человек, но и здоровых людей тоже было много.

Сейчас большинство людей на улице — зрячие. Русиново выглядит точно так же, как улица любого другого посёлка в России. Есть частные домики, панельные пятиэтажки, новые высотные дома. Есть магазины, кафе, парикмахерские, Сбербанк и почта с услугой «Киберпочта». Интернет тоже есть, но только у самых «продвинутых». Так что «Частный корреспондент» в Русинове пока смогут увидеть далеко не все.

Улица Русиново вовсе не выглядит обшарпанной или богом забытой, как писали в прессе. За предприятием следует небольшой ряд частных домов с огородами. Дальше виднеются те самые панельные пятиэтажки, в которых слепым давали квартиры. Пятиэтажки обыкновенные, такие же, как и в других городах. В Москве можно встретить и похуже. Во дворах по-прежнему сохранились действующие голубятни.

А в стороне от улицы Русиново расположен новый коттеджный посёлок. Дачные домики в этом месте продаются по цене от полутора миллионов рублей…

Слепые времена

В прежние времена слепые жили здесь вполне нормально. На предприятии была хорошая столовая, была вся необходимая инфраструктура. Был и обычный по сельским меркам досуг: специализированная библиотека, которая работает по сей день, и небольшой ДК, которого теперь нет. Иногда в Русиново возили артистов с концертами.

Теперь на «РусиНовоПак» остались только те, у кого нет выхода. Зарплаты там платят нищенские. Так что слепые, кто имеют здоровье, катаются на заработки в Калугу или Москву, где на специализированных предприятиях платят больше. Некоторые играют на музыкальных инструментах в электричках. Часть слепых уехала из Русинова к детям в другие города.

За последние 20 лет улица Русиново менялась на глазах. Когда в начале 1990-х «Рубин» перестал выпускать телевизоры, русиновское предприятие потеряло 85% своего производства. Предприятие вернулось к производству простейших и дешёвых товаров: некоторых продуктов питания, картона, консервных крышек. Зарплаты упали, штат сотрудников начал сокращаться…

Да и стареют русиновские слепые. Те, кто приезжали работать в 1950—1960-е годы, сейчас уже доживают свой век. Молодых слепых в Русинове мало. Врождённая слепота встречается не так часто, в основном зрение теряют вследствие тяжёлой болезни или от полученных травм. Так что на детей слепота почти не передавалась.

***

Иду до конца улицы — к реставрируемой церкви Николая Чудотворца. Она укрыта строительными лесами уже много лет, и, судя по всему, закончится реставрация ещё очень нескоро. За церковью открывается неописуемой красоты вид с холма: речка, луга, леса, домики и купола храмов…

«Город слепых» оказался фантомом, порождением нашей любви к драматизации явлений и существований. Это суеверный страх. Помните, как в детстве, рассказывая об уродствах, мы начинали отчаянно размахивать руками и дуть в сторону, отгоняя эту неприятность от себя. И ещё обязательно приговаривали: «На себе не показывай, так и останется».

Конечно, мы боимся ослепнуть, остаться без ног, без рук. Мы боимся даже одной этой мысли. И потому не знаем, как себя с ними вести: либо отмахиваемся, либо скрепя сердце жалеем.

А ведь в них нет ничего особенно. Слепые такие же живые, нормальные люди. Многие из них понимают жизнь лучше, чем здоровые люди. И ещё слепые ценят свою жизнь гораздо больше нас. Они могут устроить застолье, повеселиться, но никогда не станут напиваться. Им жизнь дорого обходится. Не то что здоровым…

У слепых в Русинове поручни заржавели, потому что они не хотят ими пользоваться и чувствовать себя ущербными.

Нет здесь ни утопии, ни антиутопии. А есть обычные люди с их обычными жизнями. Только слепые.

Юлия Эйдель

Источник: chaskor.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ