Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Как мы полюбили утконоса. Важно, чтобы формы работы с особенными детьми и их родителями были нестандартными

В Архангельск приехали  поделиться опытом специалисты из Череповца  – педагоги-психологи  Анна Зайцева и Наталья  Захарова. Они рассказали, как можно помочь семьям, имеющим  детей с ограниченными  возможностями, чтобы  они оставались именно  семьями – большими,  крепкими, внутренне  цельными... 

Про клопов

А началось с того, что  Наталия Владимировна  Захарова предложила немножко поиграть. Тема  занятия была тяжелая –  методы оказания психологической помощи семьям,  воспитывающим детей с  ограниченными возможностями здоровья, и мы,  специалисты разных сфер,  практики, уже без малого  час говорили о главном –  как помочь родственникам  внутренне принять своего  необычного ребенка.  

Если честно, это казалось таким естественным  – принять, что даже как-то  неудобно становилось за  них, других, тех, кто оказывался вдруг не в силах  это сделать. Мы обсуждали  примеры. Сокрушались.  И все выходило, что есть  мы, такие понимающие и  толерантные, и почему-то  они. Вот тут Наталия Владимировна и предложила  поиграть, как она обычно  играет с родителями и их  особенными детьми у себя  в Череповце.

Мы собрались вокруг горки бумажных полосок, на  каждой из которых значился кто-нибудь из животного  мира: «Орел», «Олень»,  «Удав», «Утконос»... – и  Наталия Владимировна  предложила выбрать тех,  кого бы мы взяли к себе  в команду. А спустя пять  минут – тех, кого взяли  бы из оставшихся. Так сказать, во вторую очередь, но  все же.

Треть из нас были педагоги, и как минимум  четверть – психотерапевты,  да и остальные наверняка  считали себя как минимум  на интуитивном уровне хорошими психологами, а  потому с выбором долго не  мучались: «Корову возьму,  очевидная польза... Лису  – пригодится! Товарищи!  Где муравьи? Муравьи остались?» В общем, когда все  отхлынули и стало видно,  кто же остался, предстали  нам сплошь крокодилы,  крысы, вши да клопы.  Впрочем, это оказалось  даже не главное, кого оставили и почему.

— Так и происходит зачастую набор «в команду»  в нашем обществе: кого-то  хотим брать, а кого-то не  хотим, потому что в голове у каждого существуют  достаточно устойчивые образы, хотя ни одно живое  существо на Земле не лишнее, и у каждого есть свои  большие плюсы, – заметила  Наталия Владимировна. –  Поэтому сейчас делимся на  группы. Вы будете клопы,  вы – крысы, вы – змеи. И  теперь – кто найдет в себе  как можно больше хороших сторон? 

Чтобы не жить  в этом годами...

Все эти игры на самом  деле – серьезная форма  работы с детьми и их родителями, диагностика и профилактика в одном флаконе. Потому что неприятие  родителем своего ребенка,  говорят череповчане, встречается гораздо чаще, чем  принято считать, причем  зачастую это – скрытое  неприятие, когда родители  сами того не осознают или  боятся себе в этом признаться. И чтобы помочь  распутать клубок проблем,  с этого надо начинать.

— Опыт показывает тяжелую картину происходящего в семьях, где рождается  особенный ребенок: нервнопсихическое напряжение,  тревожность, огромное количество нарушений детско-родительских отношений, скрытое или полное  неприятие ребенка, – рассказывала  Анна Зайцева.  

— Страшно, когда люди  живут в этом годами, –  рассуждала она. – Поэтому  таким семьям нужна особая  служба семейного сопровождения. Все должно быть  направлено на выявление  семейного неблагополучия  на самых ранних этапах,  когда процессы еще не стали патологическими. Ведь  профилактика семейного  неблагополучия – это и  профилактика социального  сиротства. 

Правда, для этого, заметила она, обязательно  необходимо плотное межведомственное взаимодействие. Потому что с семьями, где есть дети с ограниченными возможностями,  сложнее, чем с обычными:  не все дети доходят до детских садов.  В Череповце конкретно  для таких семей существует благотворительная программа, в рамках которой  как раз и работают Анна  Зайцева и Наталия Захарова. Режим посещения занятий – свободный. Формы  работы – самые разные.  Дети с диагнозами – тоже.

Но это – чисто частная  инициатива. Там как? Обращаться или нет, семьи  решают сами, но им дают  информацию о такой возможности. Где? В поликлиниках по месту жительства.  Потому что куда-куда, а в  поликлинику семья стопроцентно придет.

— Сейчас межведомственное взаимодействие идет постоянно: с поликлиниками,  детскими садами, школами.  И в том числе потому, что  для нас важно не задерживать семью у себя, но сделать так, чтобы там, куда  она ушла, ей было хорошо,  – рассказывала Анна Анатольевна. – Вот, к примеру,  наши ребята-аутисты: из  одиннадцати человек шестеро ушло в школы, пятеро – в  детские сады. Понятно, что  сразу там не были готовы к  их появлению...

Родители за бортом

Наши, архангельские, специалисты поделились своими мыслями:

  – Да, хочется вовлечь таких родителей и детей в  какую-то совместную деятельность, показать взрослым их ребеночка с разных  сторон, потому что многие  просто не видят, как можно  взаимодействовать...

— Да и, в общем-то, родители вовлечены, только,  сами понимаете, когда ребенок маленький еще, родители идут на контакт чаще.  А вот к школьному возрасту  потихоньку сникают.  – Начинают «выгорать»,  поскольку не видят почвы  для совместной деятельности, – живо среагировала  Анна Анатольевна. 

— Нам  тоже, когда начинали, это не  давало покоя. Хотя родители присутствовали на наших  занятиях с детьми, тесного  взаимодействия между ними  и ребенком не было. И до  некоторой степени семья  всегда оставалась за кругом.  Но нужно сделать так, чтобы  им хотелось быть рядом со  своим ребенком, чтобы им  хотелось творить. Теперь мы  постоянно ищем новые формы работы и предпочтение  отдаем именно групповым  занятиям, когда вместе занимаются разные дети и  разные родители. Причем  приглашаем не только мам и  пап, но и бабушек, дедушек,  сестер, братьев, потому что  семья – это единый организм, и если у одного что-то не так, это обязательно  отражается на всех.

— И запомните: очень много реабилитационного досуга. «Вытаскивать» семьи  куда только можно, чтобы  они не боялись никуда ходить. Потому что они часто  бывают замкнуты. Объясняйте им: «Да, ребенок ведет  себя не так, как другие. Или  не контролирует себя. Но он  на данный момент – такой, и  если у него не будет выхода  в другие группы, ничего и не  произойдет. Поэтому лучше  начинать все это в нашей  группе, теплой, комфортной  и безопасной», – поддержала  Наталия Владимировна. 

—  Исключение – семьи в состоянии переживания острой  потери. Когда известие, что  ребенок родился «не такой»,  внезапное, как удар, и люди  никак не были готовы «проигрывать». Этот острый «момент потери» нужно правильно пережить. Поэтому  пока с ними нужно работать по-другому. Мы поняли:  нужно объединять таких  родителей по интересам, то  есть по заболеванию ребенка  – как можно раньше, когда  ребенок только-только родился или только-только выявилась проблема. Это особая  группа поддержки, и вместе  с «новичками» туда полезно  включать тех родителей, которые уже пережили кризис  и имеют некоторый опыт и  ресурс. Они смогут передавать другим позитив.

Что же касается всех других групп – смешанных –  очень важно, чтобы занятия  в таких группах проходили  эмоционально очень насыщенно, а формы работы были  нестандартными, например  – театр. Но это – тема для  отдельного разговора. Тем  более что мы никогда сразу  в театральную деятельность  семью не окунаем. Зачастую  семья бывает просто не готова. Должны быть определенные этапы подготовки. Поскольку запрос чаще сначала  один: «Сделайте что-нибудь  с моим ребенком. Со мной?  Не надо»...

Наверное, по-другому объяснить такие сложные вещи  и не получится – только вот  так, на примерах, моделируя ситуации и предлагая  собеседникам пережить свой  собственный опыт. 

Елена Хлестачева

Источник: Правда Севера