Архив:

Вечер в компании наивных гениев. Люди с ментальной инвалидностью помогают абсолютно здоровым найти радость

Рома берет на кисть краску и густо раскрашивает розовым конверты, нарисованные на его картине. Картина — это эскиз к афише спектакля «Современника». Рома очень любит розовый цвет, у него и кроссовки розово-голубые. Я пытаюсь его спросить, почему он предпочитает розовый, но Рома то ли не хочет отвечать (потому что вопрос дурацкий), то ли не слышит. У него в ушах наушники, и он поет: «А тучи как люди… Как люди они одиноки, но все-таки тучи не так жестоки…»

Вечер я провожу в производственной мастерской проекта «Наивно? Очень». Через три часа, проведенные в холодном и не слишком просторном помещении на территории старого завода (здесь аренда дешевле), отчетливо пойму, что в рейтинге лучших вечеров ноября этот будет лидировать с отрывом.

Фотокор Артемьева, видимо, будет считать так же, потому что удрученно резюмирует по дороге к метро: «Ну вот как это можно было снять?! Как?! Ни черта не получилось». Я очень сочувствую коллеге, потому что сама в той же шкуре нахожусь. Как написать об осязаемости свободы? О невозможной «легкости бытия», в которую погружены Рома и его друзья? Об их запредельной, космической «нездешности», которая заполняет листы их эскизов каждый день с щедростью, непостижимой для обычных творцов, скрупулезно ведущих счет удачам?

Короче, я побывала в компании гениев. Далее — отчет о произошедшем.

Кружка «Грядущие люди». Рисунок Жени Леонова

5aa47193fa658e002a40408c0333896f.jpg

Проект «Наивно? Очень» объединил молодых художников — выпускников и учащихся «Особых мастерских» Московского технологического колледжа № 21. Все они — люди с тяжелыми психоневрологическими нарушениями. В советском и постсоветском пространстве детей с такими диагнозами принято было прятать от посторонних глаз и стыдиться их (как, впрочем, и любой другой инвалидности). И если людей на инвалидных колясках мало-помалу общество стало уравнивать в правах со здоровыми, то душевно иных пока предпочитает игнорировать. Они непонятные, и, значит, лучше держаться от них подальше. Это самая распространенная реакция на такого человека и случайного встречного, и чиновничьей системы.

А история проекта такова. Специалисты Московского центра лечебной педагогики, которые обучали таких детей до совершеннолетия, лет 10 назад столкнулись с тем, что их выпускники никому не нужны. Взрослость вгоняла их в рамки бессмысленного существования, возвращая в домашнюю изоляцию. Энтузиасты попытались пробить их дальнейшее обучение, стучась практически во все ПТУ и колледжи Москвы. Везде шарахались. Только руководство колледжа № 21 согласилось на эксперимент и стало первым в России, где такие дети могли учиться столярному делу, полиграфии, работе с керамикой, текстилем. Но и здесь возник свой тупик. После выпуска молодые люди сталкивались с тем, что их нигде не брали на работу. Нигде и ни на каких условиях. Профессиональная дискриминация на ментальном уровне и по этому же признаку.

И тут (есть все же своя драматургия в жизненных тупиках) на горизонте появилась актриса Нелли Уварова, которая однажды увидела рисунки Маши Нифонтовой — дочери актрисы РАМТа и учащейся «Особых мастерских». Нелли придумала провести благотворительный спектакль и ярмарку работ ребят. Аукцион в Доме актера провели успешно, но выяснилось, что работ осталось много, и тогда возникла идея сделать интернет-магазин. Елена Вахрушева, директор проекта, рассказывая мне об этой «безумной идее», вспомнит: «И мы собрались близким кругом: Нелли, ее сестра и двоюродный брат, я и Вера Зотова, мама Маши Нифонтовой. И когда придумывали название, то Нелли сказала: «Наивно? Очень. Но мы попробуем». В итоге проект запустили только мы с Нелли вдвоем, в идею мало кто тогда верил, даже близкие. А название прижилось».

Кружка «Каждый из нас по-своему лошадь»… Рисунок Васи Печенина

4b8dea61b9c5396e4c84530a79604acd.jpg

Шарль де Голль как-то заметил: «Всегда выбирайте самый трудный путь — на нем вы не встретите конкурентов».

Конкурентов у Уваровой и Вахрушевой уже спустя четыре года после рождения проекта как не было, так и нет. Правда, серьезно сочувствующих — тоже. Когда стало понятно, что колледж не сможет обеспечивать ребят работой после выпуска, было решено поставить идею на бизнес-рельсы (хотя бизнес — громко сказано, самоокупаемость казалась мечтой). И пошли письма, можно сказать, вереницы писем во все инстанции — мэрию, правительство и так далее. Просили об одном — льготных ставках аренды помещений для производственных мастерских.

Два года ушло на переписку. Везде (!) отказали. В итоге — заработали сами на аренду мастерской и склада, платят все положенные налоги. 14 сентября этого года в Москве открылась первая мастерская предприятия социального предпринимательства «Наивно? Очень». Такое (работающее с творчеством ментальных инвалидов) — единственное. Вахрушева говорит: «Обязательно подчеркните: мы не благотворительный фонд, денег не собираем, грантов не получаем. Наши художники зарабатывают сами».

Кружка «Одному — бублик. другому — дырка от бублика. Это и есть демократическая республика» (маяковский). Художник Роман Горшенин

96f71aa66e8e591363cae382fc536819.jpg

На первую зарплату Рома Горшенин купил в мастерскую часы. Принес и сказал: «Вот купил часы, чтобы мы видели время». А Егор Янцев побежал в кафе и из кафе позвонил преподавателю Тане Чемодановой и сообщил: «Я себе шашлык заказал. Вкусно очень поел». Лена рассказывает об этом и у нее влажнеют глаза. Я даже догадываюсь, почему: помочь человеку ощутить собственное достоинство как базовую потребность — это большое дело. А если говорить об «особых» — и вовсе великое.

Их зарплата сейчас — 15 тысяч рублей в месяц. Работают постоянно — пятеро, еще столько же приходят в мастерские заниматься творчеством.

Лена Вахрушева говорит: «На продажу мы делаем кружки и тарелки. Это основное производство, которое можно тиражировать, и оно нас кормит. Но они пишут такие картины… В итоге мы купили оборудование для производства постеров. С нового года будем запускать».

Мы второй час с Артемьевой бродим по мастерской слегка оглушенные. Это непременно видеть надо, как они это делают. Даша Глиэр на белом листе гелиевой ручкой рисует, а точнее, озвучивает на бумаге стихи Марины Цветаевой «Где лебеди? А лебеди ушли. А вороны? А вороны остались». Весь лист заполнен фигурками людей — светлых и черных.

Что думает о стихах Даша — не понять: она молчит и вроде даже не слышит вопросов.

12f4d503de70cd78c2587189c12ed314.jpg

Художница Даша Глиэр

Таня Чемоданова, преподаватель мастерских, говорит: « Их ничему нельзя научить. Вернее, нельзя повлиять. Они рисуют — как чувствуют. Меня знаете, что поражает? У каждого из ребят свой стиль, абсолютно индивидуальный. Обычные художники, чтобы найти свою манеру, бьются годами. А они рисуют с какой-то поразительной легкостью. И я могу им только задать тему. Или несколько стихотворных строчек для иллюстрации».

Таня рассказывает, что они подружились с Музеем Маяковского. Сделали серию для печати на кружках. А потом Таня принесла в мастерскую фотографии Маяковского и Лили Брик. Андрей Денин выбрал фотографию и рисует портрет Лили. Лиля на себя не похожа, она похожа на старую стрекозу с глазами-линзами. А Тимур Штроман рисует ангела. Ангел выглядит слегка безумным и светится на ярко-фиолетовом фоне. Одержимый какой-то ангел.

4d7bbebbe131d07c98a1b534acb5f86d.jpg

Преподаватель Татьяна Чемоданова и художник Тимур Штроман

В углу стоят картины, написанные по мотивам романа Чернышевского «Что делать?». Это любимый роман Николая Бондаренко, который в этом году взял и внезапно ушел из мастерских, устроившись в какую-то фирму курьером. Таня говорит: «Он очень хотел почувствовать себя своим среди обычных людей. Решил попробовать. Мы говорили ему: «Коль, ну давай мы тебе здесь работу курьера найдем, если ты так хочешь». Ждем, когда вернется к нам. Обещал проиллюстрировать «Идиота» Достоевского».

Кружка «Уезжают в родные края — дембеля, дембеля, дембеля». Рисунок Димы Кошенского

540f6894a37af05428e01cd9195a13b6.jpg

Теперь о спросе. Своего магазина у проекта нет, кружки и тарелки продают в нескольких магазинах подарков, которые берут их на реализацию. Розничный масштаб получается умеренным. Иногда случаются корпоративные заказы. Вахрушева мечтает попасть в торговые сети: «Нас в магазины особо не пускают, вот если бы в «Перекрестке» или «Карусели» стали брать наш товар…»

Ближайшие несколько недель точка продаж проекта «Наивно? Очень» будет работать в торговом комплексе «Европейский». Напряглись и заплатили дорогущую аренду, чтобы пойти в народ. Честно сказать, тем, кто первый раз увидит кружки от «наивных», я не завидую: замучает проблема выбора и счастливая улыбка, как спазм.

Они такие. Безграничные. Неформат.

4340d4fa222ada2f7926245d73435c5f.jpg

Рома (справа) пишет эскиз к афише спектакля театра «Современник», а Андрей — портрет Лили Брик

79bb904ce62ac1978eba260e5b4e35fa.jpg

Художники сами наносят принты на посуду

60867455c7def8bdd7b660bd1ea3e024.jpg

Фото Анны Артемьевой, «Новая»

Наталья Чернова

Источник: Новая газета

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ