Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Татьяна Буйлова: между лечением и реабилитацией должна быть преемственность

Современное здравоохранение невозможно без эффективной системы реабилитации больных и инвалидов. «АиФ. Здоровье» побеседовал с заместителем директора ФГУП «Нижегородское протезно-ортопедическое предприятие», травматологом-ортопедом высшей категории, доктором медицинских наук, профессором НижГМА Татьяной Буйловой.

Дорогое удовольствие

–  Татьяна Валентиновна, каковы, на ваш взгляд, основные проблемы в развитии системы медицинской реабилитации?

–  Не буду оригинальной: многие вопросы упираются в недостаточное финансирование этой сферы медицинской деятельности. Реабилитационные мероприятия требуют весомых затрат, связанных с предоставлением помещений, закупкой оборудования, подготовкой кадров. Реабилитация – процесс трудоемкий и длительный, что также существенно увеличивает ее стоимость. Не случайно участники круглого стола в Госдуме рекомендовали региональным органам власти активнее использовать механизмы частно-государственного партнерства, что позволило бы привлечь внебюджетные средства.

–  Тем не менее на базе государственных лечебных учреждений появляются реабилитационные отделения…

–  Да, за последние годы в Нижнем Новгороде открылось несколько реабилитационных отделений при ведущих медицинских организациях. Там пациентам оказывают высококвалифицированную реабилитационную помощь за счет средств ОМС. Но проблема в том, что тариф ОМС не покрывает реальных затрат медицинских учреждений на оказание этого вида помощи.

–  Вероятно, многие реабилитационные мероприятия можно проводить за счет платных медицинских услуг.

–  Теоретически да, но на практике это проблематично из-за большой загруженности специалистов государственных клиник: люди физически не могут работать по 24 часа в сутки. В действительности число пациентов, желающих попасть в хорошие реабилитационные отделения, существенно превышает их пропускную способность.

Принять эстафету у хирургов

–  Сколько нужно реабилитационных коек, чтобы их количество соответствовало реальным потребностям?

–  В настоящее время идет этап расчетов потребности с последующим утверждением нормативов. Считаю, что для каждого региона такой норматив нужно определять индивидуально, с учетом показателей здоровья населения и степени развитости медицинских услуг. Реабилитационные отделения в первую очередь нужны там, где есть крупные хирургические клиники.

–  То есть в идеале реабилитационные отделения должны быть организованы в каждом крупном хирургическом центре?

–  Важно обеспечить преемственность между лечением и реабилитацией, причем начинать реабилитационные мероприятия необходимо как можно раньше – уже в реанимационном отделении, а после выписки пациента из хирургии сразу переводить в реабилитационное отделение.

К сожалению, в реабилитационных учреждениях неохотно берутся за оказание помощи больным, поступившим сразу после операции, или пациентам, у которых развились осложнения. Но надо понимать, что осложнения – это не противопоказание, а как раз наоборот – показание к реабилитационным мероприятиям. Не нужно бояться брать пациентов с пролежнями, цистостомой и другими проблемами, нужно уметь с ними работать. Существуют методики, позволяющие проводить реабилитацию при самых различных патологических состояниях.

–  Могут ли справиться с этой функцией частные реабилитационные клиники?

–  Конечно, могут. Дело не в форме собственности, а в профессионализме специалистов и в возможности создать условия для проведения эффективных мероприятий.

Не хуже, чем в Израиле

–  Не секрет, что обеспеченные пациенты предпочитают проводить реабилитационные мероприятия в зарубежных клиниках, особенно часто россияне отправляются в Германию и Израиль. Нижний Новгород когда-нибудь сможет приблизиться к Израилю по уровню оказания реабилитационной помощи?

–  У нас есть отделения, где реабилитация проводится на уровне уважаемых европейских клиник, а в экономическом плане выгодно отличается как от зарубежных, так и от российских столичных клиник. Кроме того, появляются новые учреждения, для которых проведение реабилитации является единственным направлением деятельности. В феврале этого года на базе ФГУП «Нижегородское протезно-ортопедическое предприятие» открылся Центр медицинской реабилитации, располагающий полным арсеналом средств для проведения реабилитационной помощи и ­ко­мандой квалифицированных специалистов. Пока там всего 15 коек, и на сегодняшний день они все заняты. Показательно, что шесть из 15 стационарных пациентов являются спинальными больными.

–  Когда вы говорите о европейском уровне, то, наверное, имеете в виду оснащенность медицинской аппаратурой?

–  Современный центр немыслим без хорошей материальной базы, включая бальнеологическое и физиотерапевтическое оборудование, тренажеры с биологической обратной связью и электромиостимуляцией и многое другое. Но специфика реабилитации такова, что даже самая замечательная аппаратура менее важна, чем уровень профессионализма сотрудников. Реабилитация – мультидисциплинарная отрасль, включающая работу разных специалистов: травматолога-ортопеда, невролога, врача ЛФК, врача-остеопата, медицинского психолога.

Реабилитацию нельзя сводить к некому набору услуг, это командная деятельность, где функция каждого специалиста является звеном единой цепи. Пожалуй, ни в одной другой сфере медицины нет такой тесной системы взаимодействия. Европейский уровень реабилитации включает слаженность работы всех специалистов, каждый из которых является квалифицированным профессионалом.

–  Достаточно ли у нас в стране специалистов по реабилитации?

–  В нашей отрасли наблюдается острый дефицит грамотных, профессиональных кадров, в первую очередь – специалистов по лечебной гимнастике, которые владеют современными кинезотерапевтическими методиками. В отличие от других отраслей медицины причина этого профессионального провала не только в малопривлекательной заработной плате государственных и муниципальных лечебных учреждений, но и в дефектах современной профессиональной подготовки. 

Кроме того, необходима многолетняя практика, позволяющая приобрести необходимый опыт. Без этого невозможно стать «настройщиком» такого сложного инструмента, как человеческий организм.

Труд и осознанность

–  Каждому пациенту свойственно ждать некого медицинского чуда, будь то некая таблетка или аппаратура.

–  Это чисто российская особенность – ждать, что кто-то совершит для тебя чудо исцеления. За рубежом люди иначе относятся к этой проблеме, они понимают, что нужно не уповать на волшебные таблетки и аппараты, а работать над собой. Без адекватных усилий со стороны пациента результата ждать бессмысленно.

Врач-кинезиотерапевт не просто работает с пациентом, он работает с ним совместно. Правильное выполнение движений способствует уменьшению боли, снятию блоков и спазмов, улучшению подвижности позвоночника и главное – формированию собственного мышечного корсета.

Безусловно, есть методики, которые позволяют работать даже с пациентом в коме. Но, как только в человеке просыпается сознание, его необходимо использовать для восстановления и оздоровления.

–  Насколько широк спектр заболеваний и состояний, при которых эффективны используемые вами методики реабилитации?

–  Благодаря использованию этих методик можно добиться совершенно уникальных результатов даже при таких тяжелых заболеваниях, как инсульт, ДЦП, травматические повреждения спинного и головного мозга и суставов, не говоря уже о столь распространенной патологии как остеохондроз.

А уж для того чтобы справиться с детренированностью, характерной для многих работников умственного труда, достаточно нескольких специальных регулярных упражнений, заменяющих многочасовые тренировки в фитнес-центрах.

Елена Шитова