Архив:

Преодоление себя. Иван Сакулцан уверен, что инвалидность – это не приговор

«Мы выбираем свои дороги, но там перекресток и светофор…». Эти слова из песни «Ноги-ноги», Ивановской группы «Дискотека «Авария», задорно напевал мой недавний знакомый Иван Сакулцан, когда я приехал к нему домой - в Богородский дом-интернат для престарелых и инвалидов. 

Директор учреждения Альберт Альбертович Фаткулов сказал, что Иваныча, так уважительно здесь называют Сакулцана, несмотря на его сравнительно молодой возраст, можно найти в спортзале. Туда я и отправился.

- Привет, Саш! Подожди немного, у меня ещё пара подходов, - не отрываясь от силового тренажёра, сказал мне Иван.

Я кивнул и молча устроился на стуле возле входа. Наблюдая, как мой приятель прокачивает грудные мышцы, вспомнились наше знакомство и рассказанная Иваном история о том, как он оказался на инвалидной коляске. 

Жизненные виражи

Впервые с Иваном Сакулцаном я встретился и познакомился на VI параспартакиаде Ивановской области, которая проходила этой осенью в Берёзовой роще. В команду колясочников-инвалидов Иваныч попал по собственной глупости, а не по роковой случайности. Сакулцан это осознал после трагедии спустя годы. А сначала винил всех вокруг. 

…Судьба его с детства не баловала. Родился и вырос Иван Иванович в многодетной семье. Жил он с младшей сестрой и матерью в небольшом селе Цибирика Каларашского района Молдавской ССР, а две старшие сестры проживали в разных городах. Когда Ивану было десять, а его младшей сестре 6, мама умерла от страшного онкологического заболевания. Отец в то время был на заработках в Одесской области, дома появлялся редко. Оставшись с младшей сестренкой один, Иван стал бороться за выживание. 

В своём селе они зарабатывали на хлеб, как могли. Вскапывали односельчанам землю в огородах, пололи грядки, заготавливали сено для домашней скотины, в общем, делали то, что было под силу детским рукам. Люди за это платили деньгами, а чаще обедами. За два года самостоятельной жизни дети возмужали, стали не по годам взрослыми. И так могло продолжаться довольно долго, пока добрые соседи не разыскали родных Сакулцанов - отца и старшую сестру, которая жила в Кишинёве. И казалось, что дети вновь обрели семью, но жизнь порой преподносит человеку сюрпризы, и не всегда приятные. Детей разлучили. По личным причинам отец забрал к себе в Украину только сына, а сестрёнку Ивана отправили в Кишинёв. 

Шли годы. Настал день, когда Ивана призвали в армию. Он попал по распределению в строительные войска. За время службы Сакулцан овладел несколькими строительными специальностями. В 1991 году в период распада Советского Союза на «дембель» рядовой Сакулцан вернулся в Одессу к отцу, но вскоре понял, что жить им нужно отдельно. Иван уехал к сестре Наталье в Иваново. 

Наталья с мужем Зиннуром хорошо приняли родственника. Они помогли Ивану устроиться на работу на Ивановскую прядильно-ткацкую фабрику им. Ф.Э. Дзержинского, прописали в доме Зиннура в Октябрьском районе. Со временем появились друзья, девушка. Но жизнь опять заложила вираж - фабрику закрыли, муж сестры умер.

После его смерти объявились наследники на дом, в котором проживал Иван. Родственные чувства по отношению к невестке и её брату, как только стало известно об имеющейся недвижимости, захлестнула жадность. На мольбы Натальи не оставлять Ивана без крыши над головой и выгодные предложения родственники умершего Зиннура были непреклонны. Они выжили Ивана из дома. Жизнь молодого парня, как говорится, дала трещину - он разом потерял работу и жильё. 

Извечных два вопроса

После увольнения с фабрики оставались кое-какие сбережения. Иван решил не обременять своим присутствием жизнь сестры, снял квартиру и начал искать новую работу. Не имея специального образования и российского гражданства, Сакулцан то и дело натыкался на глухие стены. От отчаяния начал выпивать. Деньги закончились, и он оказался на улице. К сестре не пошёл. Ночевал там, где придётся. Временами подрабатывал разнорабочим на стройках, занимался частным ремонтом. Он потерял связь с фабричными друзьями. Ему было сначала стыдно показаться перед ними, а потом стало всё безразлично. Жизнь по принципу «Чему быть, того не миновать» начала его устраивать. Заработанные на стройке деньги Иван тратил на выпивку. Круг общения был соответствующим его образу жизни.

- Чертей не гонял, - вспоминает Иван, - но в «отключке» часто валялся.

Однажды зимой Иван вспомнил о своей давней подруге и решил её навестить. Он направился к девушке в гости и застал с другим.

- Все вы одинаковые! - крикнул подруге Иваныч и хлопнул дверью.

Дальше было всё, как обычно - напился, упал, отключился. Только на этот раз Иван проснулся не от сильной головной боли и сухости во рту, а от холода. Он лежал на улице посреди замёрзшей  лужи в позе эмбриона без денег и документов. Его куртка и брюки обледенели. С огромным усилием Сакулцан смог разогнуть руку и дотянуться до шапки, которая валялась в полуметре от него и покрылась инеем. Натянув её на голову, Иван попытался встать на ноги. Не вышло. Он попытался пошевелить пальцами ног, чтобы согреться. Ноги не слушались. В испуге Иван начал молить о помощи проходящих мимо граждан. Кто-то сжалился над бедолагой и вызвал «скорую». Прибывшие медики доставили пациента в больницу.

Обследование показало, что он отморозил ступни ног. Врачи приняли решение - ампутировать ему нижние конечности в области ступней.

После выписки из больницы Ивана забрала к себе сестра Наталья. Полгода они жили вместе в однокомнатной квартире. Сестра ночевала в комнате, а брат на маленьком диванчике в кухне. Наталья заботилась об Иване как могла. С утра до вечера она была на работе, а затем бежала домой кормить, стирать, убирать за братом. Разносолами не баловала, потому как зарабатывала немного. Иван чем мог в своём положении, тем и помогал. То картошки начистит к приходу сестры, то чайник поставит.

Спустя полгода здоровье Сакулцана пошатнулось. В октябре 2009 года Иван вновь попал в городскую больницу с нагноением обеих ног. Медики провели ему вторую операцию - ампутацию нижних конечностей выше коленного сустава. 

Тогда Иван, как говорится, поставил крест на себе. Чтобы не осложнять жизнь сестры, он сам обратился к руководству Богородского дома-интерната для престарелых и инвалидов с просьбой о дальнейшем проживании в учреждении на правах инвалида I группы.

Перерождение

В доме-интернате Иван безразлично воспринимал свою настоящую действительность, пока его не позвали принять участие в  параспартакиаде Ивановской области. Он холодно согласился. В тот год Сакулцан не завоевал спортивных наград, он одержал победу над собой. Иван почувствовал себя частью чего-то целого, ощутил ответственность, услышал ликование своих болельщиков, понял, что он небезразличен своей команде. 

На протяжении следующего года Иваныч активно работал над собой. Оставил свои вредные привычки в прошлом, ежедневно занимался в спортивном зале. Его руки наливались силой, а воля к победе росла. На следующей параспартакиаде Иван Иванович показал неплохие спортивные результаты, завоевал две медали - «серебро» (пауэрлифтинг) и «бронза» (армспорт). Его победы сыграли немалую роль в общекомандном зачёте. В этом году спортсмены Ивановского района заняли 4 место среди 19 муниципалитетов региона. Это был отличный показатель для всей команды.

***

- Тренировка окончена, - оборвал мои воспоминания Иваныч, - не желаешь со мной на руках побороться? Нам специальный стол завезли для тренировок.

- Да куда уж мне с таким богатырём тягаться, - парировал я. - Ты меня быстро уложишь. Над чем работаешь?

- Готовлюсь к следующим соревнованиям, - серьёзно ответил Сакулцан, - хочу всё «золото» забрать.

Александр Найдёнов

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ