Архив:

Поправить хромосому

При оценивании системы высшего образования Рособрнадзор будет учитывать информацию о проведении вступительных экзаменов для инвалидов и лиц с ограниченными возможностями здоровья. А вузы будут обязаны отчитываться о материально-технической базе, которая позволяет студентам с ограниченными возможностями полноценно учиться. То есть о пандусах, поручнях, лифтах, расширенных дверных проемах, оборудованных туалетах и версиях своих сайтов для слабовидящих.

Проректор МГППУ по инклюзивному образованию Светлана Алехина, считает, что принятие новых критериев - очень правильная вещь, но надо понимать, что они оценивают возможности вуза только "на входе". А было бы правильнее смотреть еще и на поддержку самих таких студентов.

- Требования опережают возможности образовательных организаций. Создается нормативное поле, но вузы, школы слабо представляют себе, как может все это выглядеть на практике, - говорит Светлана Алехина.

У некоторых вузов по 17-20 зданий: где-то можно сделать перепланировку, увеличить дверные проемы или переоборудовать туалеты, а где-то это сложно. Но даже это по большому счету не самое главное.

- Стоит посмотреть, заканчивают ли вообще инвалиды вуз? В этом году мы приняли 34 студента с инвалидностью. Довести их до первой сессии или до выдачи диплома - большой труд, - признается Светлана Алехина.

Чтобы слабовидящий ребенок мог заниматься в обычном классе, для него требуются специальные условия

По ее мнению, при обучении таких студентов в обычном вузе все равно приходится говорить об индивидуализации обучения. И не все готовы к этому. С ней согласна учитель физики из Смоленска Наталья Семенцова, которая на недавней встрече в Пензе президента с педагогами подняла проблему инклюзивного образования в России.

- В законодательстве нет понятия "ребенок-инвалид". Получается, создавать особые условия и выделять дополнительное финансирование вроде бы и не надо, - делится она. - Но для того, чтобы, к примеру, слабовидящий ребенок мог заниматься в одном кабинете с другими учениками, для него требуются специальные условия. А ведь еще нужны тьюторы, которые будут сопровождать таких детей во время учебы

Инклюзив - вещь совершенно новая и для наших детских садов. Стандарты требуют, чтобы воспитатели умели работать с детьми, у которых есть какие-либо физические ограничения, а детский сад был приспособлен для инвалидов, но на деле до этого пока далеко. Даже в крупных городах инклюзивных детских садов, куда принимали бы, допустим, детей с синдромом Дауна или аутистов, немного. А уж педагогов, которые знают, как работать с такими детьми и развивать их, можно пересчитать по пальцам.

В Москве, например, по инклюзивным программам успешно работают детские сады 288, 1465. Заведующая одного из них рассказала "РГ", что далеко не все родители обычных детишек хотят, чтобы в группе были дети-инвалиды, аутисты или малыши с синдромом Дауна. Бывало, что родители даже отказывались от мест в эти детские сады. Правда, такие конфликты возникают все реже и реже. И детишки с синдромом Дауна уже не кажутся ни учителям, ни воспитателям, ни родителями безнадежными. А в одной из обычных московских школ есть ученик с таким диагнозом, который хорошо учится, готов сдавать выпускные экзамены и претендует на аттестат.

Личный опыт

Эвелина Бледанс, актриса, телеведущая:

- Моему сыну Семену два с половиной года, он ходит в самый обычный московский детский сад. Никаких инклюзивных программ там нет. Но нам повезло: бабушка работает здесь дефектологом. Когда Семен будет постарше, планируем перевести его в другой детсад. Прекрасно, если там будет инклюзия. Не думаю, что у нас будут проблемы. Но наш случай - особый. В нас тыкают пальцем не потому, что Семен не совсем обычный ребенок, а потому, что хотят взять автограф у родителей.

Большинству "особенных" детей трудно попасть в детский сад. Обычно находятся разные причины, чтобы не взять такого ребенка. Мы хотели бы, чтобы Семен потом пошел в обычную школу. Для таких детей очень важно учиться вместе с обычными ребятишками. И когда говорят, что для детей с синдромом Дауна и вообще для детишек с особенностями развития надо открывать красивые, удобные, но отдельные детские сады или школы, я с этим категорически не согласна.

Мы пока не знаем всех программ, которые есть в инклюзивных садах и школах. Мы знакомы только с педагогами из фонда "Даунсайд Ап", который помогает семьям с особенными детьми. Но мы со своей стороны показываем людям, как живут эти дети, и каких успехов они могут добиться. Зайдите в Интернет на страничку Семена Семина и вы увидите, сколько там комментариев. Мы каждый день рассказываем о его достижениях, показываем, что он научился делать: вот он играет на пианино, ест кашу, дыню, разглядывает мамины концертные платья... В "Инстаграме", где мы выкладываем фото, у Семена около 100 тысяч подписчиков. Эти странички в Сети - наш с мужем ежедневный труд. Это работа и не такая уж легкая. Но я понимаю, как она нужна, и вижу, как меняется отношение к особым детям. А их "особенность" - всего-то в одной хромосоме.

Наталья Лихачева

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ