Архив:

Дети, которым все должны. Выпускники детдомов оказываются не готовыми к самостоятельной жизни

Волонтеры «Домика детства» помогают таким ребятам встать на ноги. Региональная общественная организация «Домик детства» существует в Самарской области с 2011 года, но для ее организаторов волонтерская работа началась гораздо раньше: учредители проекта Антон Рубин и Анастасия Бабичева с 2008 года помогают тем, кто в этом нуждается больше всего. В 2010 году появилось название - «Домик детства». Основным направлением работы стала реабилитация сирот и детей-инвалидов.

Корреспондент «Самарских известий» побывал в «Домике» и выяснил, устают ли волонтеры от своей работы, зачем выпускникам детдомов и интернатов нужна поддержка и кому в такие организации путь закрыт.

Комната с пятым измерением

Длинный дом у дороги по форме напоминает букву «Г». На первом этаже - многочисленные магазины. Чтобы найти то, что я ищу, приходится завернуть за угол дома, миновав парикмахерскую. Тут начинается двор. Окна низенькие, почти у самой земли и рядом лестница, похожая на подвальную. На одном из окон вижу надпись, подтверждающую, что адресом я не ошиблась. Однако надпись рядом с лестницей уверяет, что я пришла в обувную мастерскую.

На улицу выходит девушка. «Не подскажите, как попасть в «Домик детства»? – спрашиваю. Не сразу замечаю, как волшебно звучит мой вопрос. Девушка указывает рукой на лестницу: «Вам нужно спуститься вниз». Все просто.

Я спускаюсь по лестнице. Обувная мастерская, кстати, закрыта. А вот дверь напротив - распахнута. Оттуда доносится целая какофония звуков. «Домик» - небольшая комната, которую муниципалитет отдал в безвозмездное, но временное пользование. Здесь царит веселая суматоха: мальчишки играют, девчонки беседуют, малыши практикуют догонялки. Ни одного свободного стула, все проходы заняты, на диване - куртки.

Среди этой суеты не сразу замечаю Стаса. Ребята обращаются к нему именно так (а кто-то даже называет папой). Через некоторое время я понимаю причину. Дело даже не в том, что у Стаса очень добрая улыбка и удивительные глаза. Про таких людей говорят: они нашли свое место в жизни. Станислав Дубинин 16 лет работал воспитателем в детском доме №1, а теперь руководит адаптационным центром для сирот.

Ко мне подбегает мальчик Дима и предлагает чай. «Нет, спасибо» - говорю. Дима улыбается: «Значит, будете!» И убегает ставить чайник, не слушая возражений. Стас в это время достает из своих запасов сладости.

Мальчики по-джентельменски уступают мне место. Я сажусь и пытаюсь настроиться на местную волну. Она здесь особенная – добрая, непринужденная и семейная. И я не чувствую себя чужой. На некоторое время даже забываю, зачем пришла.

Хлопает дверь. Раздаются радостные возгласы. Рома отвлекается от своей видеоигры и поворачивается к двери со словами: «Антонио пришел!» Да, пришел Антон Рубин. А я здесь, чтобы поговорить с ним о его «Домике детства».

Но сначала мы все вместе пьем чай, который Дима старательно разлил по одноразовым стаканчикам. Антона не отпускают ни на шаг – каждому есть, что ему рассказать и о чем спросить.

Разговор решили перенести в машину. А ребята уже тут как тут. Антон на секунду отходит, рядом со мной сразу садится 10-летний Виталий. Он рассказывает, что недавно ездил на выставку и к психологу. Из школьных предметов Виталик больше всего любит математику. А его самая заветная мечта - скоростной велосипед.

Возвращается Антон. Он обещает Виталику вернуться через некоторое время, как только закончит разговор.

Что такое «день рождения»

- Сначала мы работали с двумя учреждениями: дом ребенка «Малютка» и школа-интернат №113 для детей-инвалидов. Постепенно набиралась команда, увеличивалось число учреждений: какие-то обращались сами, в какие-то мы приходили вслед за ребенком. Обычно брошенный малыш попадает в дом ребенка. Если его не усыновили до четырех лет, он переходит в детский дом, в школу-интернат или пансионат для инвалидов. Каждая возрастная категория - разные учреждения. Сейчас по всей области уже 14 учреждений, с которыми мы работаем, - рассказывает Антон.

Постепенно росло число проектов. Когда волонтеры стали поздравлять детей с днем рождения, выяснилось, что ребята даже не знают этого праздника. Начали переписываться с детьми, придумали новую форму общения - развивающую переписку. Принимать участие в проектах могли также иногородние волонтеры. Потом появился кукольный театр: сшили куклы, сколотили ширму, написали сценарий и стали ездить к детям со спектаклями. Скоро сами ребята стали выступать.

- Самый молодой проект – пост-интернатное сопровождение, - продолжает Антон.- Каждый год, выпуская очередной набор детей, мы видим, что все наши усилия на выходе теряются. Дети уходят в чужой мир и оказываются совершенно одни, без поддержки. Нужно готовить их к выходу еще в детском доме. Но при существующей системе это невозможно. Ее задача - довести ребенка невредимым до выпуска и – привет! Ноль самостоятельности. Дети выходят в мир с убеждением, что все им должны. Для многих шок даже то, что в автобусе нужно платить за проезд.

Тринадцать ножевых

- Самое главное – не потерять никого из этих ребят, - считает Антон. Поэтому они ведут базу данных, куда вносят все изменения. Стараются быть в курсе всего, что происходит с их воспитанниками. Вот Леша однажды накурился спайса. Ему начали мерещиться тараканы. Парень нанес себе 13 ножевых ран. Воспитатели ходили к нему в больницу. Теперь он с ними каждый день.

Вторая задача педагогов - оказывать помощь советами: как поступить в училище, как получить квартиру, где жить, пока ее не дали. Они ездят вместе с ребятами в центр «Семья», в органы опеки, в прокуратуру, в суд. Сами дети с этим бы не справились, они боятся чиновников. В «Домике детства» есть юрист, психолог – все работают на добровольной основе.

Точка невозврата

- Людьми двигают разные мотивы, - говорит Антон. - Я пришел абсолютно случайно, да тут и остался. Никогда не задумывался о том, что нужно помогать детям-сиротам, потому что не задумывался о том, что они у нас есть. Кто-то приходит к нам, потому что планирует в будущем усыновить ребенка. Это, кстати, очень хороший способ. По закону же нельзя общаться с ребенком, пока не оформишь документы. Получается, что ты берешь в семью совершенно неизвестного ребенка. А когда люди предварительно знакомятся с детьми, то часто каким-то непостижимым образом чувствуют «своего». И тогда уже оформляют документы. Не было еще ни одного возврата.

Среди волонтеров случается иногда профессиональное «выгорание». Кто-то не находит времени, кто-то - сил, кому-то запрещает семья, другие просто устают. С Антоном этого не случилось, хотя и ему приходится нелегко. Но сдавать назад уже поздно, возможности бросить это дело он для себя уже не видит:

- Они меня спрашивают: когда ты еще приедешь? Разве я могу их разочаровать?

Дети быстро привязываются к людям. Любительские подходы здесь недопустимы. Поэтому волонтеры обязательно проводят встречу с новичками: выясняют мотивы, рассказывают о трудностях. Без этого собеседования человек до работы с детьми не допускается. К ним пытались попасть и проповедники, и распространители косметики. Таким они указывают на дверь. Мы говорим еще о многом. А потом возвращаемся в «Домик детства». Антон дарит Роме сковороду и спрашивает: «Когда на блины позовешь?» - «Когда «стипуху» получу», - хитро улыбается Ромка.

Александра Мишина

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ