Архив:

Достойный уход. Специалисты паллиативной помощи объединились в борьбе с общими проблемами

Свое 20-летие отметил на прошлой неделе Первый московский хоспис имени В. В. Миллионщиковой. На мероприятиях, посвященных юбилею хосписа, медики и волонтеры говорили о проблемах российской паллиативной медицины: нехватке хосписов, дефиците специально подготовленных врачей, недостатке компетентности и неизбывных проблемах с обезболиванием. 

Для решения этих проблем в России будет создана Ассоциация профессионалов хосписной помощи, одной из задач которой будет развитие выездных паллиативных служб – ведь многим пациентам, особенно детям, комфортнее получать помощь на дому.

О создании ассоциации, объединяющей медиков, волонтеров и родственников неизлечимых пациентов, на прошлой неделе рассказала главврач Первого московского хосписа Диана Невзорова. Ассоциация будет защищать права специалистов, работающих с неизлечимо больными пациентами, формировать стандарты оказания паллиативной медицинской помощи. По мнению учредителей, пациенты должны получать качественное обезболивание, а врачи не должны бояться выписывать рецепты.

Одна из главных проблем российского хосписного движения – недостаток собственно хосписов. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) посчитала, что на 400 тысяч человек должен приходиться один хоспис. По данным Минздрава РФ, в России работает 21 хоспис как отдельная медицинская организация, а также около 70 паллиативных и хосписных отделений на базе клинических больниц. Получается, что на каждый российский хоспис приходится более полутора миллионов россиян.

Но даже имеющиеся учреждения справляются со своими функциями не полностью. «Есть хосписы, которые не имеют лицензии на обезболивающие препараты. Практически нет учреждений, которые 24 часа в сутки открыты для родственников. Нельзя лишать человека права быть рядом со своими близкими в конце жизни. Как в хосписах, так и в других медицинских учреждениях, в том числе реанимации», – отмечает президент фонда помощи хосписам «Вера» Нюта Федермессер.

Еще одним препятствием в помощи неизлечимо больным людям стало официальное отсутствие специальности «врач паллиативной медицины» в России: «У паллиативной медицины истории юридической и законодательной нет», – говорит г-жа Федермессер.

«Идея, что обреченному человеку нужно помогать, а не оставлять доживать, приобрела популярность в России не так давно. Именно поэтому профессия «врач паллиативной помощи» до недавнего времени не была востребована», – рассказала «НИ» директор благотворительного фонда «Старость в радость» Елизавета Олескина. Она отметила, что таких специалистов в Москве очень мало, а в регионах нет совсем. «Это полноценная медицинская специальность, а не факультатив, на котором можно переучиться за несколько месяцев. Это и обширные знания в области психологии в том числе», – подчеркнула г-жа Олескина.

Нередко российским медикам, которые должны бороться за качество жизни уходящих больных, не хватает знаний, образования и опыта. Главный врач Первого московского хосписа Диана Невзорова рассказала, что по результатам недавнего опроса более половины специалистов назначают больным «Промедол», который вообще не является препаратом для лечения хронического болевого синдрома. Ассоциация будет заниматься повышением квалификации врачей в этой области, разрабатывать методические материалы.

Однако сложности связаны не только со страхами и стереотипами в медицинской среде, но и с объективными бюрократическими сложностями. Так, по результатам того же опроса, 60% российских медиков, в чьи обязанности входит лечение болевого синдрома, часто не хотят выписывать рецепт из-за обилия необходимых подписей, согласований и последующих проверок. Около 70% врачей сказали, что выписывают рецепт от 20 минут до двух часов.

Медики и благотворители, желающие открыть хоспис, тоже сталкиваются с большими трудностями, рассказала «НИ» сотрудник Московского научно-исследовательского онкологического института имени П.А. Герцена, пожелавшая остаться анонимной: «В МВД нам прописали: нужно, чтобы были защищенные стены, сейф, прикрученный к стене. Сейфы стоят свыше миллиона рублей. Считается, что крохотные дозы обезболивающего должны храниться, как бесценные бриллианты. В ювелирных салонах так не хранят». По словам нашей собеседницы, еще одна проблема – недостаток в России лекарственных форм обезболивающих: «Нередко есть необходимость назначать два наркотика одновременно: один – базовый, другой – во время прорывов боли».

Еще меньше в России хосписов, оказывающих помощь маленьким пациентам. По словам менеджера детской программы фонда «Вера» Лидии Мониава, детские хосписы есть только в Санкт-Петербурге, Ижевске, Воронеже и Нижнем Новгороде, а детские выездные службы паллиативной помощи – в Москве, Санкт-Петербурге и Казани. При этом в одной только Москве в паллиативной и хосписной помощи нуждаются более двух тысяч детей. Выездная детская служба Первого московского хосписа работает с 200 неизлечимо больными детьми. Кроме того, такими детьми занимаются в Марфо-Мариинской обители, паллиативном отделении НПЦ помощи детям с пороками развития в Солнцеве и медико-диагностическом центре в Чертанове, однако они не имеют лицензии на применение наркотических обезболивающих.

«Проблемы с обезболиванием есть везде, даже в государственных учреждениях. Морфин требуется довольно небольшому числу пациентов. Но обычно, когда он нужен, его нет. Обезболивание проще получить через поликлинику, чем через хоспис», – отмечает г-жа Мониава в беседе с «НИ». По ее словам, полноценно помогает только морфин, однако получить лицензию на него сложно: в большинстве детских хосписов ее нет. «У руководства учреждения нет очень четкого понимания, что без морфина хоспису не обойтись», – говорит собеседница «НИ». При этом пациентов с онкологическими заболеваниями среди паллиативных больных меньшинство: превалируют дети с различными генетическими болезнями, мышечной дистрофией, тяжелой формой ДЦП.

Между тем уже в следующем году начнется строительство первого московского детского хосписа «Дом с маяком» на 17 койко-мест. Инициаторами строительства стали благотворительные фонды «Вера», «Подари жизнь» и «Линия жизни». В хосписе будет базироваться и выездная служба со штатом в 200 человек. Дети из разных регионов страны смогут находиться в центре со своими родителями круглосуточно, а помощь им будет оказываться бесплатно. Ранее правительство Москвы безвозмездно передало под детский хоспис два нежилых здания сроком на 49 лет на Долгоруковской улице. При этом хоспис будет частным: строительство и содержание ляжет на плечи благотворителей. Пожертвования на строительство уже собраны почти в полном объеме.

Одной из приоритетных задач ассоциации стало развитие выездных служб и оказание помощи на дому. По мнению г-жи Мониава, это необходимо прежде всего маленьким пациентам: «Для умирающих детей очень важно находиться с семьей. Детский хоспис должен быть в первую очередь выездной службой. Очень редки случаи, когда нужен стационар». Она отмечает, что открытые в регионах паллиативные койки, как правило, пустуют или там лежат дети-сироты из интерната. «Создается ощущение, что необходимости в такой организации вообще нет, хотя на самом деле больных много. Главная проблема в том, что сейчас все делается без учета потребностей семьи, а для галочки – лишь бы было».

Однако мало того что организация выездных служб дело затратное, так еще и в хосписах часто не хватает сотрудников: например, в выездной службе на 150 пациентов приходится 30 сотрудников. Г-жа Мониава считает, что все силы надо направить на развитие частных паллиативных служб (в Москве из четырех – одна государственная, три негосударственные, в регионах в основном государственные службы). «У государственных служб много разных запретов, часто больше бюрократии, чем реальной работы», – пояснила «НИ» Лидия Мониава, добавив, что у частных служб, как правило, проблемы с финансированием. Так, единственный в Алтайском крае хоспис, существующий за счет волонтеров, испытывает серьезные финансовые трудности. По словам директора медучреждения Валентины Карповой, среди пациентов есть и те, кто находится в хосписе бесплатно, а есть те, кто платит, сколько может.

Анна Алексеева, Вероника Воронцова

***

В США неизлечимым больным помогают более 3 тысяч хосписов

Первый американский хоспис появился в городе Гарвард (штат Коннектикут) в 1964 году. Через несколько лет после основания первого хосписа в том же городе была создана так называемая Palliative Organization, помогающая неизлечимо больным на дому. А теперь в стране насчитывается 3,2 тысячи хосписов, в которых в минувшем году помощь получили 1,8 миллиона человек. Со временем возникла целая система помощи умирающим людям, которой руководит специализированная национальная организация.

В прошлом году годовой бюджет всех хосписов и надомных паллиативных служб составил 2,8 млрд. долларов, выделенных из государственного фонда медстрахования. Для больных же паллиативная помощь совершенно бесплатна.

На работу в хосписы и паллиативы берут только владельцев дополнительных дипломов, которые подтверждают, что медик прошел курс оказания паллиативной помощи. Специализированные программы обучения паллиативной помощи для медсестер действуют в учебных заведениях каждого штата. Специальные курсы проходят и волонтеры, которые обязаны сдать экзамен, прежде чем приступить к добровольческой деятельности под контролем Американской ассоциации хосписных волонтеров.

Борис Винокур

Источник: Новые Известия

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ