Архив:

Ослепленные славой. Паралимпийские пьедесталы покоряют симулянты

23 октября президент Владимир Путин на встрече с представителями Ассоциации студенческих спортивных клубов России заявил, что вузам следует более активно включать людей с ограниченными возможностями в процесс занятий физкультурой и спортом. Впрочем, судя по потрясающим результатам выступлений российской сборной на последних паралимпиадах, для людей с ограниченными возможностями и без помощи вузов открыты все дороги в большой и малый спорт.

Однако некоторые эксперты предлагают относиться к этим достижениям с определенной долей осторожности. В распоряжении «Совершенно секретно» оказались свидетельства того, что некоторые покорители паралимпийских пьедесталов в миру являются вполне здоровыми людьми. Причем, как утверждают наши источники, это не единичные случаи симуляции, а целая система фальсификаций, работающая на достижение высоких спортивных результатов любой ценой… 

27 августа 2014 года Кировский районный суд Уфы приговорил офтальмолога филиала № 10 Государственного бюро медико-социальной экспертизы по Республике Башкортостан Назифа Саяпова к двум годам лишения свободы условно. Саяпова признали виновным в получении взятки в 50 тысяч рублей за подтверждение 1-й группы инвалидности. История по нынешним временам банальная, однако она вызвала бурный резонанс в региональных и федеральных СМИ. Еще бы, судя по материалам уголовного дела, жертвой мздоимца стал двукратный чемпион, пятикратный обладатель серебряных медалей и двукратный обладатель бронзовых медалей Паралимпийских игр в плавании Александр Неволин-Светов!

Спортсмен выступает в международной классификации для незрячих пловцов S-12, класс В2. Классификационный кодекс Международного паралимпийского комитета определяет основные характеристики для этой группы как: «от способности различить очертания руки до остроты зрения 2/60 и/или поля зрения менее 5 градусов». Говоря проще, человек способен видеть лишь смутные очертания предметов.

Между тем в ходе судебного разбирательства всплыл ряд крайне любопытных эпизодов из жизни самого спортсмена и паралимпийского движения в целом, которые СМИ своим вниманием обошли. А зря.

Водительское удостоверение было получено законно

17 января 2013 года в уфимское отделение одной из российских страховых компаний обратился молодой человек, который имел при себе полный пакет документов, необходимых для возмещения ущерба по полису автокаско: водительские права, техпаспорт и справку о ДТП. Утром того же дня клиент страховой компании, управляя автомобилем  VOLKSWAGEN TOUAREG 2012 года выпуска совершил столкновение с NISSAN. Как того требуют внутренние процедуры, документы были направлены в службу безопасности страховой компании, чтобы оная проверила случай на предмет возможного мошенничества. Что по нынешним временам не редкость. Узнав, кем в миру является заявитель, «безопасники» испытали немалое удивление – за рулем разбитого TOUAREG сидел… знаменитый паралимпиец Александр Неволин-Светов, инвалид 1-й группы по зрению. У сотрудников компании возникли вполне резонные подозрения, что водительское удостоверение могло быть получено спортсменом по подложным документам.

Проблемы со зрением у Неволина-Светова, как он рассказывает в многочисленных интервью, начались в 2004 году – отслоение сетчатки. С тех пор спортсмен перенес несколько операций, но восстановить зрение, опять же со слов паралимпийца, ему не удалось. Официальный диагноз спортсмена (из этических соображений мы не будем приводить его полностью), если верить приказу Минзравсоцразвития России №302н от 12 апреля 2011 года, пункт 27, делает для него управление транспортными средствами невозможным.

По запросу страховой компании ГУ МВД по Ростовской области, где до переезда в Уфу проживал Неволин-Светов и где он получал водительское удостоверение, провело проверку. «В порядке выдачи Неволину-Светову А.А. водительского удостоверения нарушений не установлено», – ответили страховщикам ростовские полицейские. Получается, что Неволин-Светов не такой уж незрячий, как ему хотелось бы казаться? Впрочем, такие подозрения возникли у уфимских врачей еще за два года до ДТП.

Паралимпиец и инвалид 1-й группы по зрению Александр Неволин-Светов имеет водительское удостоверение и управляет автомобилем

dc429d24e3f1986a03c0adf01ea57006.jpg

Зрение в «лучшем» случае тянуло на 3-ю группу

«Впервые с Неволиным-Световым я познакомился в 2011 году, – рассказывает Назиф Саяпов, – ему, инвалиду 1-й группы, требовалось переосвидетельствование по истечении двухлетнего срока инвалидности. Неволин-Светов приехал на постоянное место жительства в Уфу из Ростовской области. Нашей комиссией было проведено переосвидетельствование. По его результатам, возникло противоречие между объективными данными нашего осмотра и медицинскими данными, которые представил сам Александр. Кроме того, по поведению было видно, что он симулирует отсутствие зрения. Профессиональное чутье подсказывало мне, что у Неволина-Светова зрение в лучшем для него случае тянет на 3-ю группу».

В столь неоднозначной ситуации комиссия решила проконсультироваться с руководством главного бюро и запросить документы об освидетельствовании Неволина-Светова в Ростовской области. Запросы направлялись дважды. Но ответы на них так и не поступили, по мнению Назифа Саяпова, делалось это умышленно. В результате комиссия была вынуждена установить инвалидность 1-й группы сроком на два года. Решение было принято на основе имеющихся у Неволина-Светова документов по истечении предельного срока для принятия решения об установлении инвалидности.

«Позже из средств массовой информации я узнал, что Неволин-Светов является пловцом, выступает на соревнованиях для инвалидов, – продолжает Саяпов, – как-то я увидел Неволина-Светова по телевизору, и мне как специалисту было отчетливо видно, что он абсолютно нормально ориентируется в пространстве, тогда как 1-й группе инвалидности соответствуют острота зрения до 0,04 единицы с максимальной допустимой коррекцией на лучше видящий глаз и поле зрения до 10 градусов. На общедоступном языке это означает, что человек не может ориентироваться в пространстве и передвигаться без посторонней помощи! Кроме того, кто-то из специалистов мне говорил, что у Неволина-Светова имеется даже водительское удостоверение и он управляет автомобилем, что полностью исключается при его заболевании, вернее, если бы у него в действительности было это заболевание».

За Неволина-Светова хлопотали из олимпийского комитета

Спустя два года после успешного выступления на Паралимпийских играх в Лондоне история повторилась: Неволин-Светов вновь обратился в 10-й филиал Государственного бюро медико-социальной экспертизы по Республике Башкортостан для подтверждения группы инвалидности. На этот раз, со слов сотрудников бюро, визиту спортсмена предшествовали странные звонки от людей, представившихся сотрудниками Олимпийского комитета, которые настоятельно просили установить спортсмену первую группу инвалидности бессрочно и «не чинить препятствий». К просьбам эксперты отнеслись внимательно, однако в этот раз в документах врачи и вовсе обнаружили какую-то мистику.

«Диагноз, выставленный Неволину-Светову в 2013 году, отличался от диагноза, имевшегося в 2011 году, – рассказывает Назиф Саяпов, – в 2013 году был выставлен диагноз – беспигментная абиотрофия сетчатки, а в 2011 году – болезнь Штадгарта, с этим диагнозом он приехал из Ростовской области. Так вот эти два заболевания не могут быть одновременно у одного человека – они являются взаимоисключающими».

Поэтому специалисты бюро, несмотря на просьбы самого Неволина-Светова и важные звонки, были непреклонны – они готовы были подтвердить группу только после проведения дополнительного медобследования, о чем и сообщили спортсмену. Между тем интрига вокруг персоны Неволина-Светова продолжала закручиваться. По слухам, строптивых экспертов кулуарно поддержала вице-президент Паралимпийского комитета России депутат Госдумы Рима Баталова, которая высказывала сомнения в том, что Неволин-Светов имеет медицинские основания для выступления в составе сборной. Мы попросили Риму Акбердиновну прокомментировать эту информацию, однако ответа на запрос редакции к моменту подписания номера в печать так и не последовало.

С другой стороны, по нашим сведениям, эксперты стали получать определенные сигналы из правительства республики, судя по которым чиновники были крайне не заинтересованы в скандале. Оказавшись, по сути, между молотом и наковальней, эксперты в итоге приняли компромиссное для такой ситуации решение. На скандал решили не идти, а группу инвалидности Неволину-Светову, как и в 2011 году, комиссия установила на основании имеющейся документации – то есть по диагнозу, поставленному еще ростовскими специалистами. Заключение экспертизы было подписано 27 марта 2013 года. Но дело неожиданно приобрело детективный оборот.

На фото: Справка о дтп с участием спортсмена

5293f51c10abd5c85e11ed23b0ff4683.jpg

Взятка могла быть спровоцирована

28 марта 2013 года Неволин-Светов обратился в Следственный комитет с заявлением о вымогательстве у него взятки. Заявление спортсмен подкрепил сделанными ими диктофонными записями разговоров с офтальмологом Саяповым, в которых последний якобы требовал от него 50 тысяч рублей за установление группы инвалидности. На следующий день Неволин-Светов, «заряженный» следователями помеченными купюрами и видеоаппаратурой, отправился в бюро в сопровождении супруги за документами. После того как он вышел из здания, в бюро нагрянули оперативники, которые обнаружили в кармане медицинского халата Назифа Саяпова конверт с деньгами. Саяпов заявил, что деньги ему были подброшены (кстати, на его руках экспертиза так и не обнаружит следов маркера) и что никаких взяток у Неволина-Светова он не вымогал. Но суд, как мы уже говорили, поддержит позицию обвинения и признает Саяпова виновным.

Редакция с уважением относится к решению суда, но некоторые обстоятельства дела все-таки вызывают некоторые сомнения в его объективности. В первую очередь мы внимательно изучили записи разговоров между Саяповым и Неволиным-Световым во время проведения оперативного эксперимента и до него, но ни одного намека со стороны Саяпова на какие-то деньги так и не обнаружили. Не смогла их найти и независимая фоноскопическая экспертиза, проведенная по инициативе защиты Саяпова. «По сути, ключевыми доказательствами обвинения являются показания Неволина-Светова и его жены, – рассказывает «Совершенно секретно» защитник Назифа Саяпова Урал Хамзин, – но здесь возникает резонный вопрос: а какова цена показаний человека, который, якобы являясь инвалидом 1-й группы по зрению, имеет водительские права и управляет автомобилем?».

В ближайшее время дело Назифа Саяпова рассмотрит суд аппеляционной инстанции, надеемся, что он внимательно изучит все обстоятельства этого дела. Коллега Урала Хамзина, адвокат Виталий Буркин уверен, что защита не только полностью доказала в суде невиновность офтальмолога Саяпова, но и то, что взятка была спровоцирована.

«У Неволина-Светова были все мотивы для того, чтобы скомпрометировать Назифа Саяпова, ведь наш подзащитный совершенно обоснованно поставил под сомнение необходимость установления спортсмену 1-й группы инвалидности», – заявил адвокат. Но вернемся к делам спортивным.

Инвалиды тренерам уже неинтересны

Признаться, еще до старта подготовки этого материала нас терзали определенные сомнения: мы полагали, что случай с «инвалидом 1-й группы» Неволиным-Световым может оказаться сугубо частным, но при этом он отбросит тень на все российское паралимпийское движение. Однако наши источники в спортивной среде считают, что симуляции – вполне обычное явление для паралимпийского движения. Об этом, в частности, рассказал в интервью «Совершенно секретно» чемпион России по плаванию среди незрячих спортсменов Валерий Мельников, отец паралимпийской чемпионки по плаванию Ольги Соколовой. 

– Валерий, вас удивляет тот факт, что спортсмен, соревнующийся в классе B2 и являющийся инвалидом 1-й группы по зрению, имеет водительские права и управляет автомобилем?

– Меня это не удивляет нисколько, совершенно обычное по нынешним временам явление. После того как Россия стала выступать на международных соревнованиях, симуляция, по крайней мере в плавании среди незрячих спортсменов, стала нормой. Все всё знают, но предпочитают не выносить сор из избы. И если раньше симулянты соблюдали хоть какие-то нормы приличия, то теперь они совершенно не скрывают того, что являются здоровыми людьми: раскатывают на машинах, ходят без сопровождения по улицам и так далее. Кстати, там же, в Уфе, тренируется другой знаменитый паралимпиец – Оксана Савченко. Для меня совершенно непостижимо, как человек с такими нарушениями зрения (Оксана Савченко, как и Неволин-Светов, выступает в группе B2. – Прим. ред.) смог получить два высших образования, не говоря уже о фантастических результатах, которые она продемонстрировала в Лондоне. 

– А может, Оксана Савченко действительно обладает какими-то феноменальными способностями? 

– Посмотрите в Интернете видео с ее выступлениями, особенно первые кадры после финиша. Как мне рассказывают, Оксана первым делом смотрит на табло – это же явное свидетельство того, что со зрением у нее все не так уж и плохо. Кстати говорят, что Оксана, как и Неволин-Светов, тоже имеет и водит машину. Вы можете проверить эту информацию (как нам удалось выяснить, 3 февраля 2009 года Оксана Савченко зарегистрировала по месту жительства в Уфе автомобиль NISSAN  QASHQAI 2.0 NAVI P. – Прим. ред.).

– То есть можно говорить о том, что фальсификация диагнозов в паралимпийской сборной носит системный характер? Кому это выгодно? 

– Ситуация устраивает практически всех. И тренеров, которым проще зарабатывать медали, выставляя на соревнования вместо инвалидов здоровых или почти здоровых спортсменов, и симулянтам, которые получают многомилионные премии и квартиры за успешные выступления, и властям – ведь все эти сумасшедшие достижения наших паралимпийцев работают на престиж государства и отдельных регионов. Эта ситуация невыгодна только самим инвалидам. 

– Практика фальсификаций лишает их возможности выступать на Паралимписких играх? 

– Проблема значительно шире. Раньше тренеры, работающие с инвалидами, искали спортсменов в интернатах и на предприятиях. Теперь они ищут людей в обычных спортшколах, желательно при этом, чтобы они имели какие-нибудь незначительные медицинские отклонения, а докрутить диагноз до нужного – это дело техники. То есть получается, что эта практика закрывает дорогу настоящим инвалидам не только на Паралимпиаду, но и вообще в спорт. Они никому не нужны. Единственный класс в плавании, где невозможна симуляция, – это класс В1 для полностью незрячих. Дело в том, что, по существующим правилам, во время заплывов в этом классе спортсменам заклеивают очки непрозрачной пленкой. Так вот: сегодня на чемпионатах в России результаты международного уровня в этом классе способны показать только четыре спортсмена. Эта ситуация красноречиво подтверждает тот факт, что настоящие незрячие сегодня никому неинтересны.

– На паралимпиадах существует свой медицинский контроль. Как симулянтам удается его обходить? 

– Для меня это является большой загадкой. Есть мнение, что эксперты на Играх больше полагаются на диагнозы, которые паралимпийцам ставят в их странах, ведь для полноценного обследования требуется немало времени. Также мне рассказывали, что симулянты могут использовать препараты, которые на время снижают остроту зрения. Была анекдотическая история, как один пловец пришел на медицинское освидетельствование с абсолютно красными глазами, что он туда закапал неизвестно, но освидетельствование он прошел. Самая невинная форма обмана, это когда спортсмены, выступающие в группах В2 и В3, непосредственно перед стартом одевают контактные линзы.

– Проблема симулянтов – это сугубо российская проблема? 

– Не только. Очень хорошие результаты в плавании последнее время демонстрирует Украина. Там, например, выступает спортсмен, который входит в состав обычной сборной страны по плаванию. Но у нас это все за последнее время расцвело особо пышным цветом. На самом деле обидно, что мы опускаемся до такого обмана. Вот, например, сборная Польши выставляет на эстафету четверых незрячих, они заранее понимают, что проиграют. И они проигрывают, но зато честно.

– Что вам лично дал спорт? 

– Спорт сделал меня счастливым человеком. Жизнь кипела – это постоянные сборы, первенства. Благодаря спорту я обрел многих друзей. В нынешней же ситуации двери в большой спорт для меня были бы, скорее всего, закрыты.

P.S. В одном из газетных интервью главный тренер российской паралимпийской сборной по плаванию Игорь Тверяков объяснил, что феноменальные успехи российских пловцов в Лондоне стали возможны благодаря уникальной методике их подготовки. «Когда мы поняли, что именно и как надо делать, у нас появилось такое количество медалей», – заявил тренер. По словам наших осведомленных источников, подобные методики сегодня все чаще применяются не только в плавании, но и других спортивных дисциплинах. Доказательство тому – необъяснимый лавинообразный рост числа завоеванных наград на последних паралимпиадах. Так, если в 2008 году в Пекине наша сборная завоевала 18 золотых медалей, то в 2012 году в Лондоне – уже 36. Инновационные формы подготовки спортсменов с ограниченными возможностями выстрелили и на зимней Паралимпиаде в Сочи: 30 высших наград против 12 завоеванных золотых медалей четырьмя годами ранее в Ванкувере. Более чем двукратный прирост! Остается только догадываться, какие результаты наша сборная продемонстрирует на следующей Паралимпиаде в Рио-де-Жанейро.

4cdb89e7fbe65bb5be810fff1cd60af5.jpg

Справка

Размер денежных вознаграждений призеров Паралимпийских игр такой же, как и у членов олимпийской сборной. Победители Игр в Лондоне и Сочи получили по 4 млн рублей, серебряные медалисты — по 2,5 млн рублей, а обладатели бронзовых наград — по 1,7 млн рублей. Такие же суммы спортсменам дополнительно выплачивают власти регионов, где они проживают. Помимо денег, паралимпийцам безвозмездно предоставляют квартиры.

Так, по итогам Игр в Лондоне глава Башкирии Рустэм Хамитов вручил пловчихе Оксане Савченко сертификат на трехкомнатную квартиру, а «инвалид 1-й группы» Неволин-Светов получил однокомнатную квартиру. Не обходят вниманием и тренеров – по закону тренер, проработавший со спортсменом не менее двух последних лет, получает столько же, сколько и его подопечный, если добьется завоевания медали.

Общая сумма денежных премий тренеров и специалистов, участвующих в подготовке атлетов, определяется в размере 200 процентов от суммы, которая идет на вознаграждение спортсменов. По слухам, в паралимпийской сборной некоторые тренеры получают и неофициальные премии от своих подопечных – их размер колеблется от 25 до 50 процентов от суммы вознаграждения, которое получил спортсмен.

Николай Арсеньев

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ