Архив:

Вакуум за дверями. Инвалид I группы не может получить средства реабилитации

Чиновники игнорируют инициативы бывшего военного, инвалида I группы Валерия Капустина. Его история длится уже несколько лет и, к сожалению, свет в конце тоннеля еще не виден.

Плутать по улочкам Мехзавода почти не пришлось. Дом Валерия Алексеевича я отыскала быстро. Типовая десятиэтажка с грязным, разрисованным подъездом. На втором этаже что-то с ужасающим треском распиливали. Спотыкаясь о вещи, разложенные на лестничной площадке, пробираюсь на этаж выше. Все двери для меня открыты. Жена Валерия Алексеевича позаботилась об этом заранее.

Прохожу в квартиру. Хозяин просит не снимать обувь. В углу комнаты стоит новая инвалидная коляска, покрытая целлофаном. «Немецкая, – сообщает Валерий Алексеевич, - но она мне по грузоподъемности не подходит». Коляска прогулочная, но на улицу Валерий Алексеевич не выходит.

Недалеко от кровати – ходунки, которые он взял напрокат. Напротив – маленький журнальный стол с ксероксом: теперь это незаменимая вещь в хозяйстве. Валерий Алексеевич снимает копии со своих многочисленных писем во все инстанции и ответов на них. «Веду документацию - военная привычка», - улыбается он. К стене прислонен столярный набор. О домашних делах мой собеседник тоже не забывает.

Валерий Алексеевич говорит быстро, эмоционально. Иногда изображает смешной акцент и цитирует фразы из известных фильмов. Я невольно попадаю под его обаяние и заражаюсь боевым настроением.

Служебные заболевания

Валерий Капустин – военный. Окончил Воронежское высшее военное авиационное инженерное училище. Служил в украинском гвардейском полку бомбардировочной дальней авиации 13-ти героев Советского Союза. Потом отправился на Урал, в штаб 20-го корпуса войск ПВО.

«После этого написал рапорт, уехал служить начальником службы полка. Попал в полк, которых в Советском Союзе на тот момент было всего шесть. У нас дислоцировались самолеты МИГ-31 четвертого поколения, способные нести стратегическое ядерное вооружение. Недавно вычитал, что нас называли «спецназ войск ПВО». Последнее место службы - 28 дивизия ПО в Самаре», - рассказывает хозяин.

Валерий Алексеевич ушел в запас в 41 год. Перед увольнением офицеры проходят медицинскую комиссию. «За 25 лет службы ни разу в госпитале не лежал. Один раз только с мениском проблемы были. Но это чисто спортивное. И я, конечно, знал, что у человека есть сердце. Но не знал, в какой оно стороне. Не знал, что оно болит. А когда на обследование пришел, там и ишемия, и атеросклероз аорты, и гипертония», - с грустной улыбкой говорит мой собеседник.

«Десять лет назад начались проблемы с ногой. Обидно, что никакой травмы-то и не было. В аварию не попадал. В ногу попали микробы. В 2009 году положили в госпиталь. Первое время стоял вопрос: выживу или нет. Потом хотели ногу ампутировать», - продолжает Валерий Алексеевич.

Развилась анемия – пониженный уровень гемоглобина. Врачи приезжали на вызов и не могли понять, в чем дело, но анализов упорно не брали. В больницу №7 Красноглинского района Валерия Капустина привезли уже с тяжелой степенью малокровия.

Заболевание прогрессировало. Валерий Алексеевич перестал двигаться. В июне 2012 года ему дали I группу инвалидности. Сначала сроком на два года, а затем – бессрочно.

Потерянное время

Вот уже два года Валерий Капустин состоит в переписке со всем местным государственным аппаратом. Складывается впечатление, что за дверями его квартиры вакуум, где все эти письма исчезают. Ответы, конечно, приходят. Но результата по-прежнему нет. Проблемы с оформлением бумаг, как водится, начались сразу.

«Если ты сам не способен поехать в бюро социально-медицинской экспертизы, твои близкие могут действовать от твоего лица только по доверенности. Об этом никто не предупреждает. Доверенность оформить не так-то просто. Я позвонил нотариусу в мае, мне назначили на 26 июня. И то сказали: думайте быстрее.

Документы готовит поликлиника по месту жительства. Жена приехала 4 июня, а ей сказали, что документы оформлены неверно. Приходите 2 июля. Все бы ничего, да только льготы, в том числе технические средства назначаются с момента подачи заявления. Те, кто знает об этом, сразу после получения справки бегут подавать документы. Но мы-то получили ее на 28 дней позже. А согласно действующему закону, все выплаты за это время мы автоматически потеряли. Правда, в областном военкомате перерасчет сделали с момента события, то есть с 4 июня. Из ответов чиновников я выяснил, что порядок выплат установлен в соответствии с Законом №71-ГД. Пытался добиться внесения поправок в этот закон. Чтобы учитывали форс-мажорные обстоятельства. Или делали перерасчет. Не вышло», - сетует Валерий Алексеевич.

В России не делают

После того, как человек получает инвалидность, ему назначаются программа реабилитации и технические средства. Эти средства поступают по двум перечням: федеральному и региональному. По федеральному технические средства инвалиду худо-бедно предоставили (4 из 5). По региональному перечню Валерий Алексеевич не получил ничего.

«Я лежал три месяца бревном. Сам научился вставать. Чего мне это стоило, знаем только я и жена. В программу реабилитации подъемный механизм включили. Только я его так и не получил. Наш российский стоит сравнительно недорого. Но для таких людей, как я, нужны более прочные. В России подобные механизмы не делают. А за границей, пожалуйста, только деньги выкладывай. Я немножко встаю. Могу стоять секунд 30, иногда – минуту. В таких случаях можно использовать одно полезное средство – вертикализатор. Он помогает стоять. Идет нагрузка на мышцы. Но его в программу реабилитации мне не включили. Даже комнатную коляску внесли в список совсем недавно», - рассказывает Валерий Алексеевич.

В ожидании чуда

Первым делом Валерий Капустин обратился к депутату Государственной Думы Александру Хинштейну. Тот направил запросы в прокуратуру и министерство социально-демографической и семейной политики Самарской области. Вскоре из прокуратуры пришел ответ. Оказывается, сроки поставки технических средств реабилитации не определены. То есть, ждать чуда можно долго.

«Бывает, люди умирают, дожидаясь этих средств. А может, они помогли бы человеку восстановиться. Хотя бы частично», - возмущается Валерий Алексеевич.

Потом Валерий Капустин обращался к председателю Самарской губернской Думы Виктору Сазонову, к депутату той же думы Николаю Чернышеву, в Счетную палату. Самые частые ответы: «нет средств», «ждите своей очереди».

Подъемного механизма и вертикализатора Валерий Алексеевич уже не дождется. В августе 2014 года Правительство Самарской области внесло поправки в постановление от 15.03.2006 № 24 «Об утверждении перечня вспомогательных технических средств реабилитации, в том числе изготовленных по индивидуальному заказу, выдаваемых инвалидам бесплатно за счет средств областного бюджета». Эти поправки отменяют некоторые пункты предыдущего документа, в том числе касающиеся технических средств реабилитации.

Но Валерий Алексеевич сдаваться не намерен: «Это постановление ухудшает и без того непростую жизнь инвалидов. Буду разбираться!»

Александра Мишина

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ