Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Цветы для простодушных: как живут «особенные» театры в России и за рубежом

В Мультимедиа Арт Музей привезли проект "Кармен – Чудо воплощения" – пронзительную фотовыставку про финских артистов с ограниченными возможностями интеллекта.

Мы пообщались с представителями театра DuvTeatern, чьих "подопечных" можно увидеть в МАММ, а еще – с режиссером московского Театра Простодушных, где тоже играют "особенные" артисты. Чем труппы, появившиеся в одно и то же время – в 1999 году, – отличаются друг от друга, а что их связывает? Руководители рассказали о своих подходах к "необычному" театру, зрителях и постановках. 

Кто должен играть в труппе "особого" театра

Микаэла Хасан, художественный руководитель DuvTeatern

"С самого начала, когда DuvTeatern еще только задумывался, мы хотели собрать комбинированную труппу. Были уверены, что артисты должны быть разными – как с ограниченными возможностями, так и с обычными, как знаменитыми, так и неизвестными – в общем, всякими.

Хороша ли такая "комбинированность" для тех наших артистов, кому дано меньше, чем остальным? Да, и не только для них. То, что мы разные, вдохновляет всех: каждый учится у другого чему-то новому.

В "Кармен" с нами на сцену выходили певцы Финской национальной оперы (да и сам спектакль шел на ее площадке). А еще в постановке принимала участие танцевальная группа, в которой, как и у нас, часть участников – профессионалы, а часть – люди с ограниченными возможностями интеллекта".

Санна Хульден, в DuvTeatern занимается сотрудничеством с аудиторией, также помогает в подготовке спектаклей

"Наш театр – это группа непохожих друг на друга людей, которые обладают разным потенциалом. Одна из идей, стоящих за нашей работой – это желание улучшить жизнь каждого человека. И не важно, ограничены у него возможности или нет: любой артист имеет право работать с тем, кто не похож на него. 

Частью нашего театра является и зритель – мы пытаемся не отделять себя от публики. Важен момент обмена эмоциями не только между артистом и артистом, но также между артистом и зрителем".

Игорь Неупокоев, режиссер Театра Простодушных

"У нас играют в основном люди с синдромом Дауна. Есть несколько человек с другими диагнозами, но главный костяк труппы составляют не они.

Именно это отличает нас от других социальных театров, в которых, как правило, задействованы самые разные артисты: обладающие проблемами со зрением, слухом, речью и так далее. Театр Простодушных – уникальное явление на московской сцене. Да и не только московской: думаю, в России других таких трупп нет, да и в Европе, возможно, тоже.

У нас в театре нет, кроме того, никаких профессиональных артистов. Во-первых, им нужно платить гонорар, а у нас нет такой возможности, во-вторых, моим актерам интересно работать друг с другом. 

Еще важно, что каждый спектакль – это встреча со зрителем. А может быть, наоборот: встреча зрителей с такими вот необычными артистами. Большую роль играет контакт, знакомство с публикой, аплодисменты, цветы, которые так любит каждый из моих "простодушных".

817d19a2e565c868de02b1029868a641.jpg

Как спектакли "особых" театров принимают зрители

Микаэла Хасан, художественный руководитель DuvTeatern

"Публика всегда принимает нас очень тепло. Что бы мы ни делали на сцене – это ведь театр, а вовсе не что-то внеземное или непостижимое. Да, у нас можно увидеть не только привычных актеров, но и других людей, самых разных, с разными возможностями, потенциалом, прошлым. 

Но когда столь разношерстная группа собирается вместе и делится своими эмоциями с аудиторией, зритель это чувствует. Он понимает, что артисты приложили много сил, чтобы подготовить представление".

Игорь Неупокоев, режиссер Театра Простодушных

"Наша публика – это в основном студенты или образованные люди, которые стремятся узнать что-то новое. Им очень нравится необычный театр. "Случайные" зрители не приходят.

Особенно много гостей приходит на спектакли после фестивалей "особых" театров. Такие события, естественно, всегда вызывают оживление, подъем интереса к нам – ведь это своего рода реклама.

У Театра Простодушных бывают и гастроли, мы уже в нескольких городах Европы играли свои спектакли. Самая первая поездка была на фестиваль в Париж, где выступали разные коллективы подобного рода из других стран. 

Прием был замечательный, и, что интересно, на представление пришло очень много русских. Мы играли Гоголя в нашем необычном исполнении. Русские эмигранты были в восторге!"

dce4ef258c01e379cfb6fd680d424c66.jpg

Что ставят в театрах, где играют люди с ограниченными возможностями интеллекта

Микаэла Хасан, художественный руководитель DuvTeatern

"Сначала мы ставили Шекспира, "Ромео и Джульетту" и "Гамлета". Потом работали с "Тремя сестрами" Чехова. 

Наш приоритет – это классика. Во-первых, потому что это проверенные временем истории с превосходной драматургией. Во-вторых, с ними многие зрители знакомы – практически каждый имеет хоть какое-то представление о том, кто такие, например, Ромео и Джульетта. 

Так что мы работаем одновременно и в общепринятых "рамках", и им вопреки. Берем классический материал, а затем переделываем его на своей манер.

К примеру, наша "Кармен" заканчивается не так, как оригинальная. В пьесе Дон Хозе убивает Кармен из ревности, у нас же убивают друг друга два любовника, а сама героиня рожает ребенка. В оригинальном материале никакого ребенка нет, но мы переделали финал, потому что эту идею предложили сами наши артисты".

Игорь Неупокоев, режиссер Театра Простодушных

"Как я выбираю пьесы для постановки? Мы идем по своему пути. У нас театр не психологический и не реалистический, а, как я его называю, символистский. Здесь не нужна тонкая актерская игра или нечто подобное… Мои "простодушные" – они скорее не актеры, а "натурщики". И в спектаклях мне важно отразить индивидуальность каждого из них.

Наш первый спектакль был поставлен по Гоголю. Мне казалось, что мои актеры похожи чем-то на гоголевских персонажей, они виделись такими же "маленькими людьми". 

Когда мы начинали, труппа была совсем маленькая, всего человек 7-8. Но теперь народу больше, пришли новые артисты, и выбирать пьесы стало проще. Можно брать такие, в которых задействовано много персонажей, есть массовые сцены и так далее. Простор для фантазии шире".

e32f98796a79e7c715e57f5f55c3e6bc.jpg

Как работают с необычными артистами

Микаэла Хасан, художественный руководитель DuvTeatern

"Адаптируя материал, мы всегда работаем все вместе. Стараемся нащупать внутри пьес те темы, которые особенно интересны артистам. Очень важно, что наша работа – командная. У нас что-то вроде демократии: в процессе подготовки спектакля каждый может высказывать идеи, предлагать что-то. Истории мы выстраиваем сами.

Например, наш артист Элиас, который в "Кармен" играл Данкайро, очень хотел, чтобы у его персонажа были усы. Ему казалось, что у Данкайро они непременно должны быть. В итоге мы действительно добавили этот штрих к образу.

А в январе у нас была премьера нового поэтического проекта, все артисты писали стихи. Это заняло много времени: сначала мы читали поэзию, потом обсуждали ее, узнавали, что это вообще такое. В итоге каждый смог найти дорогу к написанию собственных стихотворений". 

Санна Хульден, в DuvTeatern занимается сотрудничеством с аудиторией, также помогает в подготовке спектаклей

"Во время подготовки спектакля мы говорим с нашими артистами обо всем. О самой истории, о том, что происходит внутри нее с каждым из персонажей, а также и о том, что важно для этих персонажей. Мы сняли документальный фильм о создании "Кармен", он называется "Безмолвная Дива" и его можно увидеть на выставке в Москве.

Мы даем артистам понять, кого им предстоит играть. Позволяем им это прочувствовать.

Если у артистов появляются какие-то особенные пожелания в процессе репетиций, мы стараемся их учитывать. Наша Лотте Шоман, например, очень хотела сыграть полицейского офицера – и стала им в "Кармен".

Игорь Неупокоев, режиссер Театра Простодушных

"У нас драматический театр, так что используются в основном все те же приемы, что и в обычном театре. Репетиции, повторения, выяснения мизансцен. Просто это все происходит несколько дольше, чем в обычном театре.

Театральная работа очень способствует развитию этих людей. Нужно ведь учить текст, тренировать четкую речь, дикцию. Даже те, кто плохо говорит, могут так выучить слова, что зритель даже не заметит, что у этого артиста плохая речь". 

Нужно ли родителям "особенных" артистов принимать участие в подготовке спектаклей

Мэй Симонс, мама артиста DuvTeatern Элиаса Симонса

"Мы, родители, участия в постановках не принимаем. Никакого. Это личное дело наших детей, которым они занимаются в свое свободное время. Мы порой даже не знаем, что именно они репетируют: они хранят это в секрете. И, думаю, это правильно. Мы остаемся в стороне".

Санна Хульден, в DuvTeatern занимается сотрудничеством с аудиторией, также помогает в подготовке спектаклей

"Родители очень помогают нам. Во многом – и это важно. Но наша работа нацелена на развитие людей с ограниченными возможностями, она абсолютно "взрослая". Так что нам хочется, чтобы на репетициях родители артистов не присутствовали. 

Там, в студии, все мы – взрослые люди, которые вместе создают искусство и занимаются творчеством. Все артисты, даже те, кто обычно нуждается в посторонней помощи (например, сыгравшая Кармен Ирина фон Мартенс), с нами всегда занимаются без сопровождения родственников". 

3b7bdbebabbd131a59c1f31d71646213.jpg

Микаэла Хасан, художественный руководитель DuvTeatern

"Если бы одни артисты – у которых менее выражены отклонения, – приходили к нам без родителей, а другие – с ними, потерялся бы весь смысл работы. Оказалось бы, что здесь никто не равен, а мы ведь пытаемся доказать обратное. 

Над одним спектаклем мы работаем около двух лет. Начинаем постепенно: репетируем примерно два раза в месяц. Ближе к премьере встречи учащаются до раза-двух в неделю. Под конец иногда репетируем ежедневно. 

Мы никуда не торопимся: процесс – это наиболее важная часть нашего дела".

Игорь Неупокоев, режиссер Театра Простодушных

"Родители оказывают огромную помощь своим детям-артистам. Они активно участвуют в нашей деятельности, ходят на репетиции, фиксируют те задачи, которые я ставлю как режиссер. Дома все это отрабатывают. 

Все наши артисты – очень домашние дети, из семьи. Родители всегда находятся рядом с ними.

Поскольку нужно иметь много свободного времени, чтобы ездить на репетиции и гастроли, чаще всего мамы моих артистов не работают, а отцы содержат семью.

Для репетиций мы встречаемся раз-два в неделю: если бы это происходило чаще, спектакли готовились бы быстрее, но нагрузка на родителей легла бы слишком большая".

Как люди с ограниченными возможностями интеллекта находят путь в театр

Микаэла Хасан, художественный руководитель DuvTeatern

"Мы сотрудничаем с разными организациями, в которых состоят люди с ограниченными возможностями. Они очень интересуются нашей работой. Очень часто, увидев постановки, ребята и девушки говорят родителям, что тоже хотят играть у нас.

К нам может присоединиться каждый, в театре нет никаких критериев отбора. Когда приходит новый человек, мы смотрим, что он умеет, чего не умеет, думаем, как это можно применить. 

Артистов, чьи возможности ограничены, мы выставляем напоказ, они всегда находятся в самом центре постановки. А профессионалы отступают на второй план, выполняют функцию поддержки.

К примеру, Пиа Ренес, которая играла в "Кармен" Диву, не умеет говорить. Совсем. В течение двух лет с ней занимался наш музыкальный педагог, и ему удалось добиться того, что в финальной сцене спектакля Пиа тихонько произносит на выдохе: "L’amour" ("Любовь"). У нее есть микрофон, так что это слово слышит весь зал. Многие не сдерживают слез на этом моменте… На фотографии с выставки, где Пиа с открытым ртом, она, кстати, тоже как раз говорит "Ла…".

4ebaa84aed328c51977fd695a526233a.jpg

Игорь Неупокоев, режиссер Театра Простодушных

"К нам приходят все, кто интересуется театром. Мы никому и никогда не отказываем. Конечно, не все могут много играть на сцене. У некоторых, например, плохая речь. Но мы все равно находим для них место: занимаем, к примеру, в ролях поменьше, в массовых сценах.

Все мои артисты – члены общества "Даун Синдром", с которым мы сотрудничаем. Это организация, в которой состоят люди с синдромом Дауна и их родители. 

Все они друг друга знают, многие очень интересуются нашей работой, приходят к нам, чтобы посмотреть постановки. Приходят, в том числе, и с детьми, у которых синдром Дауна.

Когда ребята помладше заканчивают школу и у них появляется свободное время, они вливаются в Театр Простодушных, где мы их с радостью принимаем".

Екатерина Филюшина, детский клинический психолог:

"Люди с синдромом Дауна – они другие. Даже физические: строение их тела отличается от нашего. Нельзя, наверное, сказать, что они какие-то гении, но они могут изобразить что-то необычное, могут неординарно мыслить. Может, наивно, но все же. Не зря их называют солнечными детьми. 

Не все люди с синдромом Дауна имеют одинаковые способности. У этого синдрома есть разные степени тяжести. Может наблюдаться не только умственная отсталость, но и физическая. 

Сколького может добиться человек с ограниченными возможностями, зависит как от степени тяжести его дефектов, так и от работы, проделанной родителями. Если с ребенком начали заниматься рано, вполне вероятно, что он сможет показать хорошие результаты и многого добиться. Есть много примеров успешных людей, страдающих синдромом Дауна. 

Таких детишек нужно учить всему так же, как и обычных, просто у них процесс восприятия новой информации происходит немного дольше. 

У нас, правда, многие почему-то боятся людей с синдромом Дауна, считают их больными, ненормальными, иногда даже психами. На самом же деле, хотя они и не похожи на нас, они совсем не агрессивные и не могут сделать ничего плохого. Они никакие не сумасшедшие. 

Очень хорошо, что есть люди, которые стараются сломить все эти стереотипы. Например, та же Эвелина Бледанс, у которой родился ребенок с синдромом Дауна. Она знакомит людей с этим, показывает, что нельзя оставлять таких детей".

Анна Теплицкая

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ