Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

История первого русского сурдопедагога. Как глухой художник в Москве школу открыл

Многие уверены, что система образования и трудоустройства в России глухонемых - завоевание советского XX века. Ведь именно в 1918 году в Москве, на улице Донская, дом 37 появился Московский институт глухонемых. И якобы благодаря новой власти повсеместно стали открываться школы для слабослышащих детей. 

Однако мало кто знает, что императорское училище для глухонемых появилось в России еще в начале XIX века, а обучение стало системным благодаря частной инициативе, на средства купечества, и по причине одной семейной трагедии. О здании на Донской, меценате Третьякове, Иване Арнольде и его системе обучения глухих рассказывает историк, москвовед, активист общественного движения «Архнадзор» Никита Брусиловский

К началу XIX века в стране насчитывалось двадцать семь тысяч глухих. Впрочем, не этот факт подвиг сына статского советника и немца по происхождению Ивана (Эдуарда) Арнольда к созданию первого в Москве училища для глухих. Просто он понимал, в чем по-настоящему нуждается товарищ по несчастью. 

Иван Арнольд оглох, когда ему было всего три года. Едва научившись ходить, он неудачно упал. Сотрясение мозга и поражение слухового нерва привело к полной глухоте. Какое будущее могло ждать мальчика? Очевидно, что незавидное. Но, к счастью для родителей Ивана, стараниями императрицы Марии Федоровны в 1810 году в Петербурге уже открылось училище для глухонемых. Статский советник, сотрудник министерства финансов Карл Иванович Арнольд незамедлительно определил сына в училище в 1811-ом году. 

Правда, Ваня проучился там не очень долго, всего два года. Что заставило Карла Ивановича забрать сына из училища, сейчас сказать сложно. Не исключено, что его не удовлетворила сама система, на которой было построено обучение. Возможно, не так просто было сохранить место. Ведь в первый год в этом «опытном» училище было всего девять детей, причем из очень знатных дворянских семей. Наверняка обучение было очень дорогим. Факт состоит в том, что Карл Арнольд решил заниматься с ребенком сам. Он посвятил сыну весь свой педагогический талант.

Отступление: семейная история

Здесь стоит рассказать историю немцев Арнольдов, происхождение которых, кстати говоря, сыграло немалую роль в появлении системы образования для глухонемых.

Сам Карл Иванович Арнольд был этническим немцем. Родился в Пруссии, учился в Данциге (нынешний Гданьск, в Польше) и Берлине. Вел жизнь типичного немца-предпринимателя. Со временем занялся коммерческой деятельностью и стал бухгалтером. В Россию попал через остзейские губернии, то есть сегодняшнюю Латвию и Эстонию, это вообще был самый немецкий регион империи. В Риге познакомился со своей будущей супругой; женившись, с семьей перебрался в Москву, где начал служить в московском ассигнационном банке. Как типичный немец, Карл Арнольд был человеком дотошным и последовательным. Выявив ряд практических проблем в области коммерции, он не только начал писать научные труды и выпустил несколько самоучителей по основам бухгалтерского учета, он открыл в Москве в 1804 году коммерческий пансион (позднее был преобразован в Императорскую Практическую академию коммерческих наук). В нем преподавались науки, имеющие пользу в сфере бизнеса. Целью академии был выпуск квалифицированных кадров, которые обеспечивали бы стабильность для будущих финансовых империй. В этом отношении Арнольд очень запомнился Москве. Правда, забегая вперед, скажу, что академия быстро забыла своего создателя. Портрет Карла Ивановича в актовом зале появился лишь после его смерти.

Семья не меньше значила для Карла Арнольда, чем наука и желание принести пользу России на государственном поприще. Когда стало ясно, что слух у старшего сына (а всего в семье было трое сыновей) потерян, и глухота - это навсегда, Карл Иванович принял приглашение от министра финансов Дмитрия Гурьева о назначении ревизором департамента Минфина. Где же тут связать, спросите вы? Все просто. Для работы в министерстве ему пришлось переезжать в Петербург, где только открылось императорское училище для глухонемых.

Вообще, Карл Арнольд был человеком, который отличался большой чуткостью, прежде всего к собственным детям. Он ни одного из своих сыновей не заставил идти по собственным стопам. Напротив, убеждал выбирать то поприще, которое им ближе и интереснее. Об Иване скажем отдельно и чуть подробнее. А вот второй сын Арнольда - Федор - стал известным лесоводом, основателем Санкт-Петербургского лесотехнического института и директором Тимирязевской сельхозакадемии. Третий сын - Георгий - вырос известным музыкантом, композитором, прославившимся не только альтернативной мелодией к романсу «Вечерний звон», но и рядом крупным произведений, в том числе в церковной музыке.

bcbe256b97ea5e8d12f9647147a059ca.jpg

Фёдор Карлович Арнольд, брат Ивана Карловича, «дедушка русского лесоводства»

Глухой художник

Если с двумя младшими детьми все было ясно, то первенец требовал особого внимания. Занимаясь с Иваном, отец рано понял, что у мальчика есть не только художественное чутье и стиль, но также склонность и интерес к конструированию. Поэтому в 1816 году он отправил сына учиться в Европу, на родину предков. В Берлинской академии художеств мальчик провел три года, параллельно обучаясь в местном училище для глухонемых. Свое общее образование он заканчивал в Дрездене, в пансионе доктора K. Ланга. В 1822 году Иван Арнольд поступил в Дрезденскую академию, которую закончил в 1824 году с серебряной медалью. 

Глухой художник. Он вернулся в России. Вращался в творческой среде. Служил художником в императорском Эрмитаже и топографом в департаменте государственных имуществ. Но делал все это скорее по необходимости, чем по зову сердца. Ведь семья Арнольдов жила более, чем скромно. 

Карьера художника Ивана Арнольда совершенно не привлекала, а вот педагогический дар, очевидно, был семейным. Как отец, который, увидев проблемы в обучении коммерции, создал свой пансион, так и Иван, понимая сложности жизни глухонемого в мире слышащих, задумал училище. Особенно остро в нем нуждалась Москва.

Русский сурдопедагог

Надо сказать, что в отличие от России (здесь, кстати, преподавали поляки), система обучения глухонемых в Европе к тому времени была уже поставлена на прочные рельсы и активно развивалась. Еще в Германии Арнольд серьезно изучал методики обучения глухонемых. С этой целью он два года (1824–26) посещал разного рода училища и пансионы в Берлине, Лейпциге, Штутгарте, Гейдельберге. Его идея состояла в том, чтобы внедрить современные дактилологические и устные методы общения в русскую почву. Начать воплощать свою мечту в жизнь сразу он не смог. Зато смог апробировать. 

9ad7186c3d5ce2cb7664c29cdf91b28e.jpg

Обучение разговорной речи в младшем классе Мариинской школы глухонемых, Санкт-Петербургская губерния, дер. Мурзинка, 1907г.

123a70f02615075ff955b8adbf6146d3.jpg

Общая молитва перед занятиями в Училище глухонемых, Санкт-Петербург, нач. 20 века

Находясь на службе в Эрмитаже, он одновременно являлся гувернером у глухого сына петербургского сановника. Убедившись, что метод работает, скопив деньги, в 1852 году Арнольд оставил службу и открыл частный пансион для глухих. Он взял на собственное содержание четверых глухонемых мальчиков (пятого ученика финансировали родители) и начал их обучать. Прежде всего, он как сурдопедагог давал им общее образование, обучал чтению, письму, счету, каллиграфии. Не меньшую роль играли в его обучении и ремесленные навыки: обучение живописи, графике, что в XIX веке для многих глухонемых становилось профессией и средством к существованию. Ведь, как известно, склонность к живописи у глухих носит компенсаторный характер.

Императорское разрешение

Средств было недостаточно. Но останавливаться Арнольд не собирался. Он мечтал о серьезном заведении. Вращаясь в кругу русского дворянства и купечества, Иван Арнольд заручился поддержкой сильных мира сего. Очень серьезно ему помог барон, выпускник императорского училища глухонемых, Павел Александрович Веймарн. Он доложил об идеях Арнольда и результатах его деятельности императору и вплоть до 1868 года оставался попечителем и благотворителем арнольдовского училища. 

В феврале 1853 года император дал разрешение на открытие учебного заведения, и частично финансировал его. Чтобы не создавать конкуренции петербургскому училищу Марии Федоровны, Арнольд также испросил разрешение перевести свое заведение в Москву, в Долгоруковский переулок. 

Шестидесятые годы — эпоха великих реформ, которая способствовала тому, что Москва стала финансовой столицей. Финансы и предпринимательство сосредоточены в Москве. Не исключаю, что Иван Арнольд понимал это и рассчитывал найти поддержку своим идеям среди московского купечества, ведь собственных средств он все-таки не имел. 

Уже в 1860 году в доме Пашкова в Москве состоялись первые публичные экзаменационные испытания для учащихся, которые были ими блестяще пройдены. Общество, московский генерал-губернатор Тучков, а также Городская Дума, с интересом восприняли и одобрили Арнольда, число учеников которого быстро росло.

Вскоре потребовалось новое здание. Но прежде был создано «Попечительское о глухонемых общество». В 1869 году председателем попечительского совета и главным благотворителем стал Павел Михайлович Третьяков. Он оставался им вплоть до своей смерти в 1898 году. Городская Дума активно содействовала училищу. Не только опекала его, но и финансировала сначала 10, а затем 32 ученика, ежегодно перечисляя на их содержание почти десять тысяч рублей.

Полный пансион на средства благотворителей

Не исключено, что первое знакомство с Арнольдом у Третьякова произошло на ниве живописи. Однако, он имел свои резоны, чтобы поддерживать начинание Ивана Арнольда. У Третьякова был болен сын. Павел Михайлович хорошо знал, что такое инвалид в семье. Правда, мальчик не был глухим, его диагноз значился как слабоумие. Но совершенно очевидно, что, понимая трудности, с которыми сталкивается семья в такой ситуации, Третьяков щедро жертвовал тем, кто нуждался в помощи. В этом смысле арнольдовское училище было не единственным. На Большой Сухаревской улице Третьяков открыл клинику для тяжелобольных с отделением для психических пациентов. Как в первом, так и во втором случае жертвовал Павел Михайлович анонимно.

02ecb5681bed00e02a8aa93d30edb7ed.jpg

Павел Михайлович Третьяков, меценат и благотворитель

В 1873 году, благодаря участию Третьякова и на его средства, на Донской улице у звенигородского купца Николая Комарова было куплено большое владение. Проект трехэтажного здания разработал архитектор А. С. Каминский. И уже в феврале 1876 года весь преподавательский состав и ученики перебрались в новое, оборудованное по последнему слову, здание Арнольдовского училища.

Дети без различия пола, сословия и вероисповедания в возрасте от 7 до 12 лет принимались в Городское Арнольдовское училище для глухонемых (с 1900 года Арнольдо-Третьяковское). Курс обучения был рассчитан на шесть-десять лет в зависимости от возраста и способностей ученика. Общее и ремесленное образование в училище получали 150 человек, а в 1914 году их было уже 200. Позднее был введен ранжир по условиям пребывания (полный, полупансион, только обучение) и введена плата. Дети из беднейших московских семей (по предоставлению справки о доходах родителей) могли попасть на бесплатные места.

Детей обучали не только речи и общеообразовательным предметам, но серьезно занимались их духовным развитием. В целом обучение было схоже с программами уездных училищ. Девочек знакомили с техникой кройки и шитья и рукоделием. Мальчикам, в силу того, что в училище были типография, а также переплётная, столярная, портновская и сапожные мастерские, давали соответствующие профессии. 

Вклад, который сделал Арнольд в систему обучения и реабилитации глухонемых в России - бесценен. Это хорошо понимали его современники. В 1881 году высочайшим указом Иван Карлович Арнольд был награжден орденом Святого Станислава второй степени за педагогическую деятельность. Его училище не только давало приют и профессию инвалидам, которые в будущем могли себя прокормить. Главное, что сделал Иван Арнольд - превратил свое училище в научно-практическую и методологическую базу отечественной сурдопедагогики. Его первые ученики стали его опорой в этом начинании и продолжателями. 

Слабое здоровье и начавшее падать зрение, вынудило Арнольда очень скоро переложить все дела по развитию училища на плечи попечительского совета. Сам он вернулся в Петербург, где устроился преподавателем в Сестрорецкий приют для глухонемых. Здесь же и скончался в апреле 1891 года.

Училище на улице Донская, 37 существовало еще довольно долго. Только тридцать лет спустя после открытия в нем появилась домовая церковь. В 1906 году в здании был проведен серьезный ремонт, сделана пристройка, в которой и была освящена «Павловская» домовая церковь. Её освятили в честь Павла Латрийского, святого покровителя Павла Михайловича Третькова. У здания до сих пор сохранилась алтарная апсида и кресты на стенах, выложенные кирпичами. 

После революции домовая церковь была закрыта, а училище переименовано в Московский институт глухонемых. На Донской, 37 институт просуществовал вплоть до 1941 года, когда его эвакуировали в Пензу. Впоследствии здание меняло своих хозяев, здесь располагались самые разные государственные учреждения. В 1986 году был открыт Дворец пионеров. В последние годы здесь располагается лицей N 1553 «Лицей на Донской». 

f75611d1afe4ac7d5b1c86fcd0ad0f76.jpg

7d486ebb144e0ea79ccfc99242488fc1.jpg

c22d915655e85508c58fef140c638f9d.jpg

c879f75c069a1476aa475a0e6b8fe968.jpg

35d0fbb935c265c600b2950b2f34cb9a.jpg

17bfc6d6dd2a766c3e9f4cbae79a006e.jpg

abfcc301e24aa04419e733499b1b2e4c.jpg

Источник: Милосердие.RU

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ