Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Что может сделать человека счастливым?

В таллиннском центре профессиональной реабилитации Астангу Герд учится на помощника повара, с удовольствием работает на кухне, но когда он станет жить самостоятельно, ему потребуется поддержка. Для того, чтобы изменить жизнь сотен тысяч инвалидов, социальных работников должно быть в несколько раз больше.

В субботу в шести городах Эстонии на улицу вышли сотни людей с инвалидностью, их попечители, а также работники здравоохранения, чтобы выразить протест против планируемой реформы трудоспособности, которая обойдется в сотни миллионов евро. Эти люди считают, что масштабная реформа трудоспособности не способна осчастливить каждого отдельного человека.

Впервые о реформе трудоспособности в Минсоцдел заговорили почти три года назад, и причиной было стремление снизить госрасходы на людей, получающих пенсии по нетрудоспособности, количество которых постоянно росло. На 100 000 нетрудоспособных пенсионеров смотрели как на мошенников, которые не хотят работать и живут за счет государства. На самом деле у каждого из этих ста тысяч человек своя история, и способность работать они утратили не по собственной воле. 200-300 евро в месяц не осчастливили никого из них.

Наверное, люди с особыми потребностями не стали бы уже во второй раз в этом году выходить на улицы, если бы прежде чем затевать реформу, чиновники не задались вопросом: как сделать так, чтобы почти 10% жителей страны почувствовали себя счастливее?

Например, Катарийна, одна из тех пяти человек с особыми потребностями, которые поделились с Postimees своими проблемами и рассказали о своей жизни и мечтах. Девушка получает пенсию по нетрудоспособности и работает сейчас упаковщицей. Эта работа не имеет никакого отношения к специальности, по которой она училась.  

Нужны помощники

Уже из рассказов этих пятерых понятно, сколько потребуется специалистов для того, чтобы поддержать людей с особыми потребностями хотя бы на первых порах. Несколько сотен работников Кассы страхования от безработицы, которых планируют принять на работу для того, чтобы они консультировали людей с особыми потребностями, – капля в море. От Эрика, в прошлом наркомана и алкоголика, мы узнали, как много людей помогали ему порвать с прошлым и начать новую жизнь.

Из миллионов, в которые обойдется реформа, на лечение и консультирование нарко- и алкоголезависимых планируется выделить десять миллионов евро. Это огромная сумма, но, как признается Эрик, лечение зависимостей – это палка о двух концах: оно помогает, но одновременно способствует росту безответственности и неумению справляться с проблемами.

О масштабах поддержки людей с особыми потребностями красноречиво свидетельствует и история страдающего легким психическим расстройством Герда, который воспитывался в детдоме семейного типа. На пути к самостоятельной жизни ему помогали десятки людей – учителя, работники детдома. Помощь и поддержка, в том числе коллег, нужна будет Эрику и впредь.

Совершенно очевидно, что как только реформу начнут претворять в жизнь в обещанном объеме, потребность в различных специалистах по социальной работе резко вырастет. Насколько, этого чиновники Минсоцдел сказать не могут. Единственно, что в начале 2016 года, когда стартует реформа, видимо, понадобятся не все специалисты сразу.

Но что если в Кассу по безработице сразу обратятся не примерно 8000 человек, а намного больше людей, получающих пенсию по нетрудоспособности, чтобы для получения уже пособия заново определить степень своей трудоспособности? Ведь государство обещало, что поможет найти работу всем людям с особыми потребностями, а также тем, кто ухаживает за близкими. Вы можете себе представить, чтобы человеку, который очень хочет найти работу, ответят: рано еще, вами мы займемся попозже? Вот и я не могу.

Работодатели готовы

Справедливости ради надо сказать, что Касса по безработице уже сейчас оказывает услуги людям с особыми потребностями, чтобы они могли работать, а именно, чтобы работодатели на деньги Кассы по безработице могли оборудовать для них рабочие места. В Кассу по безработице по-прежнему обращаются чуть более тысячи человек с особыми потребностями. Так что разговоры о реформе, которые, по идее, должны не только нагнетать страхи, но и вселять надежду, пока не способствовали увеличению числа обращающихся в Кассу.

Отдельная тема – готовность работодателей принять на работу людей с особыми потребностями, которая растет на фоне сокращения численности рабочей силы в Эстонии. Понемногу возникают новые предприятия, принимающие на работу людей с инвалидностью, но опять же, это лишь капля в море.

Денис и Герд, рассказавшие нам свои истории, живут и учатся в центре профессиональной реабилитации Астангу. Трийн Юссь, возглавляющая в центре службу трудовой занятости, рассказала, что они постоянно находят новых работодателей, с которыми сотрудничают, организуют для них занятия, на которых рассказывают, как можно задействовать людей с особыми потребностями.

Центр Астангу, где созданы условия для того, чтобы люди трудоспособного возраста с особыми потребностями могли жить и учиться, может, конечно, с гордостью рапортовать, что 86 процентов тех, кого они обучали, и впредь сохраняют активность, но и из этого центра на открытый рынок труда сразу попадает только треть выпускников. И опять же: центр Астангу с его примерно 120 учащимися в год – лишь капля в море.

Герду нравится работать в ресторане

90bbfe1b8d949bb520057db4413475c0.jpg

20-летний Герд Лыындре, страдающий легким душевным расстройством, воспитывался в детдоме, девять классов он закончил по упрощенной программе в тартуской школе Кроонуайа (школа для детей с особыми потребностями – прим. ред.).

Герду предложили выбрать специальность в Тартуском центре профобразования, но ни одна профессия ему не пришлась по нраву. Зато в центре профессиональной реабилитации Астангу ему понравилась профессия пекаря, и в течение двух лет он осваивал ее, проходя практику в различных пекарнях. «На первых порах было тяжело, ведь я привык в школе работать без спешки, но вскоре я освоился и стал справляться с работой», – сказал Герд.

«Мы пекли печенье, упаковывали готовую продукцию, наводили порядок. Ко мне и еще одной девушке, которая тоже проходила практику, коллеги относились хорошо, а главный пекарь хвалил нас, – рассказывает Герд, вспоминая практику в пекарне Fazer. – Мне нравится работать, мне не нужно, чтобы кто-то постоянно был рядом, главное – чтобы дали конкретное задание».

Герд остался в центре Астангу еще на один год, сейчас он осваивает профессию помощника повара, чтобы получить профессиональное удостоверение. Второй год он без отрыва от учебы работает подсобным рабочим в одном из ресторанов в центре Таллинна.

«Я помогаю разносить еду, уношу посуду, справляюсь и с работой помощника повара, нарезаю овощи, делаю прос­тые салаты. Мне нравится там, хотя летом было много работы. Если захочешь – справишься с работой, главное – относиться к работе ответственно», – считает юноша.

На работу в ресторан сети Honeywell, которая сотрудничает с центром Астангу, Герду посоветовал устроиться его взрослый друг. «В первый день он был рядом со мной, один я бы побоялся. Там приятная атмосфера, никто надо мной не смеется и не издевается», – сказал юноша.

Герд работает не на полную ставку, и когда весной он закончит учебу в центре Астангу, ему предстоит жить самостоятельно. Скорее всего, он вернется в Тарту, местное самоуправление должно предоставить ему, как воспитаннику детдома, жилье.

«Я мечтаю закончить учебу, получить удостоверение, жилплощадь и все необходимое, но самое главное – найти работу. Если не будет работы, не будет ничего. Хотелось бы работать в сфере обслуживания и питания», – сказал он.

Герд мечтает о том, чтобы в дополнение к пенсии по нетрудоспособности в 220 евро, зарабатывать 450 евро. «Этого должно хватать на жизнь, на одну пенсию трудно прожить», – рассуждает он.

С работой Герд справляется, но понимает, что в повседневной жизни ему не обойтись без поддержки, ему нужен помощник, т.н. опорное лицо, который бы навещал его два-три раза в неделю. «Он бы проверял, все ли у меня в порядке, помогал улаживать вопросы в учреждениях», – считает Герд.

Денис создал свою фирму

В школе Денис Колмыкова проучился до 9-го класса, на этом его образование и завершилось. Работал на стройке, жил одним днем, весело и легко. «Я мог бы вообще попасть в тюрьму», – сейчас, оказавшись в 25 лет в инвалидной коляске, он дает себе, тогдашнему, суровую оценку. Веселая жизнь закончилась в один миг, когда семь лет назад он совершил свой роковой прыжок в воду.

Находясь в Хаапсалу на восстановительном лечении, от товарища по несчастью узнал о центре профессиональной реабилитации Астангу. «Сначала я закончил 9-й класс, пришел в Астангу осваивать ИТ и одновременно начал посещать вечернюю среднюю школу», – рассказывает Денис и признается, что если бы не несчастье, он, наверное, никогда бы не поступил в 12-й класс.

Денис уже третий год живет в общежитии центра Астангу, посещает тренировки, овладел эстонским языком, вдобавок ко всему вдвоем с товарищем они создали свою небольшую фирму.

Денис и его друг организуют установку специальных потолков. Они заказывают материалы, подыскивают клиентов, наняли на работу в свою фирму двоих друзей.

«Нельзя просто сидеть дома», – уверен он. При этом ему постоянно требуется посторонняя помощь – самостоятельно сесть в инвалидное кресло и встать с него он не в состоянии.

Эрик начал жизнь с начала

8f21248e3846182796d001f46184132f.jpg

Употреблять наркотики и алкоголь Эрик Валмсен начал с 13 лет, через восемь лет он попал в тюрьму. «В тюрьме я взялся за ум, привел себя в порядок, но вернуться к старому было очень легко».

«Гуляешь, пока хватает сил и здоровья, зная, что всегда можно получить лечение в специальном медучреждении, тебя физически приведут в порядок, но то, что происходит в голове, не меняется», – рассказывает Эрик.

Отношения с родителями и друзьями были испорчены. «Я всерьез задумался о своей жизни, когда подруга сказала, что больше не хочет меня видеть», – вспоминает Эрик переломный момент своей жизни.

Так Эрик попал в Деревню надежды, учреждение, базирующееся на принципах христианства, где страдающие наркотической и алкогольной зависимостью люди, порвав со своим прошлым, могут провести целый год, и где им помогут на пути к выздоровлению.

Последние пять лет 29-летний Эрик живет без алкоголя и наркотиков. А начинал он новую жизнь с работы простым рабочим, ездил за границу изучать теологию, играл в регби, сейчас работает в спасательной службе. Отношения с друзьями и с семьей восстановились, он уже создает и свою собственную семью.

Катарийна ищет работу в ИТ-сфере

ab22a390ddd63eceba52f471d5c0b850.jpg

Катарийна Мяэкиви, страдающая частичной потерей слуха, после окончания основной школы мечтала учиться в гимназии, но не прошла по конкурсу. К сожалению, в школе Хийе (школа в Тарту для учащихся с нарушениями слуха и речи – прим. ред.) даже самые лучшие ученики получают более слабую подготовку, чем выпускники обычной школы.

Катарийна поступила в профучилище на специальность «администрирование компьютерных баз данных». Окончив его, пыталась найти работу по специальности через сайты по поиску персонала и отправляя резюме в фирмы. К осени стало понятно, что по специальности работу ей не найти. Временно ей удалось устроиться оператором по вводу данных.

Еще полгода девушка искала работу по специальности. Катарийна указывала в резюме, что она слабослышащая, но частичная потеря слуха не мешает в общении и работе.

На собственном опыте Катарийна убедилась, что люди пугаются слова «слабослышащий», полагая, что человек вообще не слышит. Девушка говорит, что если бы она скрыла свой недостаток, во время собеседования об этом никто бы не догадался: ведь у нее есть слуховой аппарат.

Самостоятельные поиски работы ничем не увенчались, и Катарийна обратилась в Кассу по безработице, где ею занимался очень хороший консультант. Успешно пройдя трудовую практику, Катарийна продолжила работу в той же фирме, но вскоре от ее услуг отказались.

Девушка продолжала рассылать резюме в разные фирмы, но безрезультатно. В какой-то момент консультант Кассы прямо спросила: «Что нам с тобой делать?». За два года Катарийна проработала три месяца и еще два месяца проходила трудовую практику.

В отчаянии Катарийна попыталась найти хоть какую-нибудь работу. На ее резюме ответили две фирмы, в одной из которых она работает сейчас упаковщицей. Начальство и коллеги относятся к ней с пониманием, хвалят, но она продолжает мечтать о работе в ИТ-сфере. Она знает одного слабослышащего, который смог устроиться «айтишником», но искать работу ему пришлось очень долго.

Многие знакомые Катарийны с нарушениями слуха махнули на все рукой и пытаются прожить на пенсию. Пенсия Катарийны составляет менее 200 евро. Она живет с бабушкой, и на две пенсии им удается сводить концы с концами, но Катарийна не хочет мириться с такой жизнью.

Леа мечтает о работе с людьми

1f50af3d115a1f278ee6edd8f3fbe65d.jpg

Слабовидящая 52-летняя Леа Круусмяги мечтает каждое утро отправляться на работу, быть членом коллектива и помимо пенсии по нетрудоспособности получать зарплату. Она уже много лет не работает, с тех самых пор, как дети выросли, а зрение сильно ухудшилось. Специальности она не имеет – после средней школы работала бухгалтером и в райкоме комсомола, а потом сидела дома с детьми.

Леа нравится общаться с людьми, он хочет быть активным членом общества. Леа поет в ансамбле, участвует в мероприятиях палаты людей с особыми потребностями, занимается ходьбой с палками. Она любит народную музыку и мечтает совершенствовать себя в этом направлении.

Леа живет на пенсию по нетрудоспособности, также ей помогают взрослые дети. Из-за слабого зрения ходить в одиночку по незнакомым улицам она не может, ей нужен помощник.  

Какую работу могла бы выполнять Леа? Одна из ее слабовидящих подруг подрабатывает массажисткой. Леа тоже могла бы освоить эту специальность, но она считает, что эта работа не для нее. Она могла бы плести корзины, именно это обычно и предлагают людям с особыми потребностями, однако рукоделие – это не ее стихия. В то же время у нее есть идеи, какие плетеные изделия могли бы лучше продаваться.

Из нее мог бы получиться хороший организатор. Она умеет и любит общаться и могла бы работать на телефоне, но Леа не представляет себе, как предлагать людям какие-то товары, если они им не нужны. Леа готова выполнять и совсем простую работу – например, упаковывать товар. Однако, будучи долговременным безработным, она не знает, где ей, слабовидящей, искать работу.

Леа ждет, что Касса по безработице, которая в соответствии с будущей реформой должна заниматься пенсионерами по нетрудоспособности и помогать им в поисках работы, предоставит данные о предприятиях, готовых предложить работу людям с особыми потребностями.

Аннели Аммас

Источник: Postimees

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ