Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Как воспринимают мир неслышащие, и как мир воспринимает их?

На слуху выражения «мир глухих», «страна глухих» — будто между людьми с нарушением слуха и обществом воздвигнута стена. Как ее сломать? Мы встретились с педагогами-дефектологами детского сада N№ 144 в Твери – единственного в области, оказывающего помощь  детям с нарушением слуха.

Это может случиться с каждым

— В чем причина нарушений слуха у детей и какие здесь могут быть риски?

Ольга Кузина: — Причину установить сложно. Чаще всего врачи заключают, что это нарушение  «врожденное» или «неизвестной этиологии». Тугоухость и глухота передаются по наследству. Однако в последнее время стало больше слышащих родителей, у которых появляются дети с нарушением слуха.

Оксана Воронова: — Возможно, это связано с неправильным протеканием беременности. Стрессы, краснуха, тяжелый грипп и большое количество антибиотиков, принимаемых мамой, могут сказаться на ребенке. Кроме того, чтобы спасти жизнь младенца в случае опасного заболевания, например, менингитом, прибегают к использованию ототоксичных антибиотиков (вредных для слуха).

— На какой стадии можно выявить нарушение слуха?

Оксана Воронова: — В роддомах обязательно делается скрининг. Если это невозможно в районах, то  можно обратиться в сурдологический кабинет поликлиники областной детской  клинической больницы. Однако не всегда нарушение слуха  выявляется в раннем возрасте.  В нашей практике  были случаи, когда ребенку до школы оставался  год — два -  и только тогда родители спохватывались.  До этого их успокаивали, что у ребенка просто задержка речи.

Абсолютно глухих нет

— Можно ли развить слух?

Ольга Кузина: — Считается, что абсолютной потери слуха нет. Всегда есть хоть минимальные его остатки. Раз в четыре года дети-инвалиды обеспечиваются слуховыми аппаратами, у них есть возможность сделать операцию по кохлеарной имплантации.  Это позволит улучшить  слух, приблизить его к норме  – в идеале до второй-первой степени тугоухости.

Оксана Воронова: — Однако многие просто стесняются носить аппараты. Взрослым  с нарушением слуха бывает комфортнее находиться в своем мире и общаться друг с другом жестами. Им кажется, что-то шумит в ушах; здесь, конечно, нужно правильно настроить аппарат. Поэтому, наверное, имплантацию больше всего делают своим детям именно слышащие родители, а из глухих это единицы.

Ольга Кузина: — Но даже правильное применение аппарата – это не панацея.  Нельзя неподготовленного имплантированного ребенка «бросить» сразу в речевую  среду – как котенка в воду. Кто-то  «выплывет», а кто-то  «утонет». С таким ребенком все равно должен заниматься специалист – сурдопедагог, причем на протяжении длительного времени.

Может, ребенок и слышит, что сигналит машина, но он не придает этому значение. Наша задача – научить его пользоваться теми остатками слуха, которые у него есть. Это значит научить его идентифицировать, распознавать звуки. Это нужно как для его безопасности, так и для его развития. Насколько богаче становится восприятие мира, когда начинаешь слышать пение птиц, играющую музыку…

Звук пробуют на ощупь

— В чем особенности вашей работы с такими детьми?

Ольга Кузина: — Ребенок получает информацию из внешнего мира для своего развития. Объем получаемой информации у детей с нарушением слуха ниже. Есть заблуждение, что все глухие детки имеют задержку психического развития. Это неправда. Просто в силу отсутствия возможности пользоваться своим слухом  к ним нужен другой подход.

Всего в нашем саду занимаются 14 человек с нарушением слуха, они поделены на две группы. В общении с ними мы специально не используем язык жестов, чтобы дети учились говорить. Чтобы расширить объем получаемой информации, мы используем разные обходные пути.  Как видите, на стульях написаны имена воспитанников, обозначены предметы и помещения: «спальня», «зеркало» и т.д. Это так называемый  метод глобального чтения. Детки с нарушением слуха раньше начинают учить буквы и читать.

Мы учим их говорить.  И для этого тоже используем специальные методы и приемы. Ведь как ребенку объяснить разницу между звуками «п» и «б», если он не слышит? Он кладет руку на гортань и на ощупь пытается почувствовать разницу в вибрации.

Кроме того, ребенка надо научить читать по губам. К речи своих педагогов он может привыкнуть, но ведь у каждого человека своя манера говорить, свой тембр, скорость произношения слов…  Мы учим детей понимать, что говорят, например,  музыкальный работник и другие люди.

Достучаться до родителей

— Ваш сад единственный в области, который оказывает помощь детям с нарушением слуха. Наверное, для детей из районов это большое неудобство.

Оксана Воронова: — У нас работают группы с 24-часовым, 12-часовым, а также группы с кратковременным пребыванием детей. Привозят детей и из районов. После семи вечера детьми занимается няня, а утром приходит педагог.

— Но 14 детей – это наверняка не все дети с нарушением слуха в регионе…

Оксана Воронова: — К сожалению, не все знают о нашем саде. Мы обращаемся в ОКБ, запрашиваем адреса родителей, которые обследовали своих детей и выявили нарушение слуха, отправляем письма…

— Кажется, неправильная ситуация: почему вы разыскиваете детей, а не вам их направляют?

Ольга Кузина: — Сейчас у родителей есть возможность самим выбирать дошкольное учреждение для ребенка. К сожалению, некоторые считают, что их слабослышащий ребенок справится и в обычной группе. Но там 25 человек, и, например, на уроке знакомства с окружающим миром или когда читают сказку, он не все может услышать и понять. А потом нужно идти в школу, и начинаются настоящие проблемы. В итоге не редкость, что такие  дети в дальнейшем  попадают в специальную школу. А годы упущены. Поэтому лучше на начальном этапе пройти подготовку у специалистов-сурдопедагогов.

Не оставайтесь глухими

— Что ждет слабослышащих, когда они вырастут?

Оксана Воронова: — Как правило, они устраиваются работать в такие места, где слух не важен. Многое в судьбе слабослышащих зависит от того, насколько общество будет готово их принять.

Преимущество нашего сада в том, что он комбинированного вида, мы можем проводить совместные со слышащими детьми праздники. Во время прогулки слышащий сверстник  может подойти к глухому, взять его за ручку, показать рябинку…  Ему не важно, слышит его друг или нет, ему хочется общаться. Слабослышащие – такие же дети, им хочется любви, радости. Педагоги, родители должны воспитывать в своих детях чувство эмпатии.

— Почему вы выбрали такую редкую профессию?

Ольга Кузина: — Меня привела к этому жизнь. У нас не задерживаются те, кто не хочет помогать таким детям. Их нужно любить. Приятно, когда проходит время, встречаешь воспитанника на улице, он тебя узнает, и родители рады. Понимаешь, что прожила   жизнь не зря (улыбается).

Оксана Воронова: — У меня мама педагог, 45 лет стажа. Я приходила к ней на работу, видела детей с нарушением слуха, и мне было  интересно, как они общаются, как им можно помочь.  Закончила   тот же университет в Санкт-Петербурге, что и Ольга Кирилловна. Мы постоянно  стараемся совершенствоваться в профессии, при возможности посещаем конференции и семинары по коррекционной педагогике. Если возникает в жизни ситуация, когда требуется помощь, то я не пройду мимо. Наша задача – сделать так, чтобы мир глухих не был изолирован.

P.S. В МДОУ N№ 144 для детей с нарушением слуха работают группы с 24-часовым, 12-часовым, а также группы с кратковременным пребыванием. Тел.: (4822)44-03-93, 44-15-40.

Дмитрий Кочетков

Источник: eTver

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ