Архив:

Глаза не видят, а руки делают

Не благодаря, а вопреки — эти слова можно без преувеличения считать девизом почти всех людей с ограниченными возможностями, которые живут в России. 9 октября по инициативе ВОЗ в мире отмечается День зрения. Сергей Волков, директор орловского предприятия слепых рассказал «Орловской среде» о том, благодаря и вопреки чему можно сохранить работающую организацию, где большая часть сотрудников – люди с ограниченными возможностями, почти без государственной поддержки.

Мы называем себя «предприятием слепых», чтобы всем стало понятно, в чем наша специфика, а по документам мы называемся ООО «Металлоштамп». В основном мы изготавливаем различные детали и узлы с применением листового металла.

Орловское предприятие слепых впервые появилось в 1941 году. И до сегодняшнего момента оно ни разу не останавливалось. Да, были у нас трудные времена, когда приходилось переходить на сокращенный рабочий день, но полностью предприятие не останавливалось даже во время войны.

Сейчас мы пытаемся собрать как можно больше исторических фактов о нашем предприятии, но людей, которые помнили бы о его работе с самого начала уже, к сожалению, практически нет. Я работаю здесь десять лет. Когда вступил в должность, у меня работали 13 ветеранов войны, а сейчас только трое.

Сама специфика предприятия слепых диктует выбор продукции – ее должен уметь производить незрячий или малозрячий человек. Большая часть таких простых производственных процессов со временем автоматизируется, производство уже давно уверенно уходит от ручного труда.

Но если от ручного труда уйдет наше предприятие, то оно прекратит своё существование и потеряет всякий смысл. Может быть, это звучит странно, но, наоборот, ищем ручной труд и переводим производство с автоматики. Всего в России около 150 предприятий слепых и многие из них открывают автоматизированный цех, куда набирают здоровых людей, и за счет прибыли от этого производства компенсируют убыточность традиционного способа производства. Я считаю этот путь не совсем правильным, потому что это, как бы поточнее выразиться… расслабляет, это самый легкий путь. А мне хотелось бы, чтобы наши люди, о которых говорят «с ограниченными возможностями» делали самодостаточное производство. Поэтому мы продолжаем искать детали, которые можно изготовить вручную и на нашем далеко не новом оборудовании. И это у нас пока, тьфу-тьфу-тьфу, получается – мы до сих пор на плаву, долгов по налогам и зарплате у нас нет.

На сегодняшний день на предприятии работают 110 человек, из них 78 – инвалиды, из них, в свою очередь, 12 человек тотально незрячие. Также несколько лет назад было принято постановление, что нам разрешено принимать людей всех категорий инвалидности. Нам стало полегче – люди с потерей слуха, но со стопроцентным зрением нас выручают в тех операциях, где без него не обойтись.

Мы ищем заказы, стараемся следить за рынком и развиваем новые направления работы. Вот недавно освоили производство комплектующих для вентилируемых фасадов. В Орле уже нашли заказчиков, работаем со строительными компаниями. Приятно, когда идешь по городу и на стройке видишь, как используют нашу продукцию. Теперь стараемся выходить на другие регионы, но с этим пока сложности.

Итак, одна из проблем нашего производства – это неизбежность ручного труда. Сами понимаете, что экономика в таком случае оказывается не очень конкурентная…

Вторая проблема – это поддержка государства. Точнее, ее полное отсутствие.

Когда каждый год директора предприятий слепых собираются во всероссийской общественной организации, которая объединяет незрячих людей, чтобы обсудить проблемы, председатель спрашивает: «Какая помощь в этом году организациям была оказана администрациями областей и городов?». К примеру, в Татарстане предприятие слепых освобождено от налогов полностью. А что это такое для нас? В месяц я плачу примерно 350 тысяч налогов. Если я получу такую льготу, то смогу сразу снизить цену, продукция станет конкурентной, увеличатся обороты и, соответственно, появятся новые рабочие места, на которые могут пойти работать люди с ограниченными возможностями.

А очередь из желающих работать на нашем предприятии стоит немаленькая… Инвалидов ведь никуда особенно не берут, и предприниматели стараются уйти даже от обязательного квотирования, когда на каждые сто человек на предприятии должны работать два инвалида. Слава Богу, что сейчас по закону, если предприятие заказывает услуги у предприятий, на которых работают люди с ограниченными возможностями, это засчитывается им как исполнение квоты.

В любом случае сегодня я прошу не просто: «Дайте денег». Сегодня в Орле работают несколько огромных сетей супермаркетов. Что бы им продавать не китайскую крышку для консервирования сомнительного, я уверен, качества, а закупать у нас, у предприятия слепых, к примеру, 500 тысяч крышек в месяц? Да, экономику они не выдерживают, если я продаю по рубль сорок штуку, то они закупают по рубль двадцать. Но экономические потери в масштабах торговых сетей выходят не очень большие, зато это будет доброе дело, помощь инвалидам и работа для них, а кроме того – реально качественные крышки для населения. Нас сейчас с крышками выручают консервные заводы – закупают много, потому что там, если банки «взрываются», это колоссальные убытки. А сколько у вас дома взрывается банок, закатанных китайскими крышками?

Или вот, у нас появилась сеть «Всё по 39». Сколько возможностей для сотрудничества! Сколько товаров мы могли бы для них делать! Однако даже встретиться мне с их московским руководством не удалось… Отписали просто: «Нам это не интересно, вы нам не подходите».

В любом случае все это зависит от человеческих качеств, от конкретных волевых решений конкретных людей. Да, в бизнесе все решает экономика и выгода, но ведь часто забывают, что инвалидом сейчас может стать любой…

Вообще, сотрудники у меня, действительно, особенные. Опять же, с точки зрения экономики: производительность у них заведомо ниже, они часто уходят на больничные, пишут заявления на отпуск без содержания, в их руках чаще выходит из строя оборудование… И вместе с тем у меня просто не хватает духу требовать с них на полную катушку, как с обычных работников. Хотя, конечно, предыдущий директор мне говорил: «Если ты забудешь, что у тебя работают инвалиды, то все получится». Пока не выходит забыть… Нет, приходится и ругать, и призывать к порядку, а то как мы выживем все вместе, если не будет дисциплины и ответственности? Да и хорошим для всех не будешь… Но у меня есть цель – сохранить предприятие.

Понятно, что в таких условиях работы конкурировать с другими я просто не могу. Однако предприятие выживает и с протянутой рукой не стоит! Месячный оборот у нас два с половиной миллиона рублей. Да, производство убыточно, но сводить концы с концами помогает аренда.

Зачем мне все это нужно? Ну, прибылей здесь больших нет, а проблем выше крыши. Понимаете, когда я сюда пришел, предприятие было на грани закрытия. Хотелось помочь предприятию, помочь людям… Это было как вызов для меня, что ли. Было сложно уйти: как это так – сдался, не справился? А потом обратной дороги уже просто не было, мне кажется.

К нам на работу парень ездит даже с Шаблыкино! Очень толковый, мы его обучили, и вышел ценный сотрудник. Человеку ведь очень нужны не только деньги, но и ощущение, что твоя жизнь имеет смысл, что ты тоже можешь созидать и быть нужным обществу.

Елена Маслова

Источник: Орловская среда

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ