Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Кризис инвалидности

Еще в начале года российские чиновники всех уровней заверяли: наступающий финансовый кризис коснется чего угодно, только не надежно защищенной социальной сферы. Прошло четыре месяца... Как кризис ударил по инвалидам? Насколько эффективной оказалась их поддержка со стороны государства?

37-летний Максим Косычев остался без работы в начале апреля. Оператором на телефоне в крупной фирме Раменского района он проработал несколько лет. Когда-то эту вакансию ему подкинула соседка, водившая дружбу с тамошним директором. Однако как только в компании решили ужать штат, блат не помог - в списке на сокращение Максим очутился одним из первых.

Нареканий его работа не вызывала, но, выбирая между работником слепым (а Максим - именно слепой, потерял зрение в детстве в результате диабета) и работником зрячим, руководство ломать голову не стало. С Максимом предпочли проститься. Трудовой кодекс бережет от таких потрясений многих: больных и беременных, матерей-одиночек и кормильцев больших семей. Но не инвалидов.

- Пособие по сокращению мне не выплатили, - сетует он. - Начальник попросил написать заявление по собственному желанию. Сказал, что если я соглашусь, то, как только закончится кризис, возьмет меня обратно.

И Максим согласился: он очень хотел назад. Потом позвонил в районную службу занятости. Там его обнадеживать не стали.

- Девушка, с которой я разговаривал, честно призналась: они и зрячим-то людям сейчас мало чем могут помочь. А у меня так вообще нет шансов.

Максим побывал в других местах: наведался во все компании поблизости от дома. В услугах инвалида никто не нуждался. Где-то отказывали вежливо, в нескольких фирмах над его робкой надеждой найти себе место в самый разгар кризиса посмеялись. Сейчас он пытается жить на государственное пособие по инвалидности - около 4800 рублей. Как дотянуть до тех пор, когда кризис пойдет на спад, - он не представляет.

За ценами не угнаться

Не чает дождаться конца кризиса и 78-летняя Мария Игнатьевна Францева. Но по другой причине. Возраст, II группа инвалидности и серьезные проблемы с сосудами головного мозга сделали ее частым гостем поликлиник, больниц и аптек. Кризис придал росту цен на лекарства нешуточное ускорение. Угнаться за ними ее скромная пенсия в 6100 рублей не может.

Она мне показывает лекарственную упаковку с надписью «Кавинтон».

- 214 рублей стоит. А осенью еще было 140. Да что там эти дорогущие таблетки. На валокордин взгляни. Пару месяцев назад маленький пузырек стоил 40 рублей, теперь - 78. А аспирин? Был 15 рублей, стал - 52.

От права на льготные лекарства Мария Игнатьевна не отказывалась. Вот только «выпросить» их в аптеках, по словам старушки, и раньше было дело мудреным. А с тех пор как разразился кризис - стало и вовсе не возможно.

- У меня уже накопилась уйма рецептов, - сердится бабушка. - Как ни позвонишь в аптеку - по этим бумажкам у них вечно ничего нет. Зато за собственные деньги бери, что хочешь. Сейчас вот сама купила «Кардипин». Отдала 198 рублей. Мне его врачи еще когда выписали, но допроситься в аптеке третий месяц не могу.

Размытая цифра

Может показаться, что между проблемами 37-летнего Максима и пенсионерки Францевой мало общего. Но это не так. Общим является отношение властей к самым уязвимым членам общест-ва. Сказать, что государственные мужи не замечают проблемы инвалидов, конечно же, нельзя. К примеру, в апреле президент Дмитрий Медведев провел первое заседание вновь созванного Совета по делам инвалидов.

Там прозвучали пренеприятные цифры. В нашей стране зарегистрировано уже 13 миллионов инвалидов - около 9% от всего населения страны. 6 миллионов из них - трудоспособны, однако найти работу исхитрились лишь избранные счастливцы - не более 15%. «Не более» - потому что точно их никто не считал. В докладе министра здравоохранения и социального развития Татьяны Голиковой эта цифра вышла размытой:

- Сегодня, по разным оценкам, число работающих инвалидов составляет от 460 тысяч до 914 тысяч. И разница в цифрах - свидетельство того, что мы не располагаем адекватной информацией по поводу того, какое количество людей с ограниченными возможностями трудятся, - самокритично призналась министр. - Особенно низка занятость среди инвалидов первой и второй группы - 8 процентов. Для сравнения: в Соединенных Штатах трудоустроены 29 процентов инвалидов, в Великобритании - 40 процентов.

О лекарственном обеспечении инвалидов Татьяна Алексеевна говорила чуть раньше - в марте нынешнего года. По ее словам, тут все не так гладко, как хотелось бы. Она предложила установить контроль за ценами на жизненно необходимые лекарства, а также зафиксировать предельные отпускные цены производителя на эти препараты. Пообещала «организовать мониторинг за соблюдением дистрибьюторами и аптечными организациями установленных оптовых и розничных торговых надбавок на все лекарства в регионах». Однако фармацевтический рынок лихорадит по сей день.

До властей не докричишься

Попробуйте сравнить громкие посулы чиновников с реальным положением дел - тут-то и вскроется: в их широких жестах куда больше декларативности, чем реального намерения облегчить жизнь инвалидам. Прошла в каком-то городе ярмарка вакансий для инвалидов, и о ней радостно прокричали на всех углах? Открылось новое предприятие, готовое брать на работу людей с ограниченными возможностями? Правоохранители схватили за руку недобросовестных поставщиков лекарственных средств?

Но много ли людей реально «облагодетельствованы» таким поворотом событий? В масштабах страны - это скорее исключение из правил. Или другой пример: о «сворачивании» социальных программ, финансируемых федеральным центром, пока не слышно. Вместе с тем известно: о тех же инвалидах призвано заботиться не только правительство РФ, но и власть в регионах. А тут...

Несмотря на громкие заверения в том, что при любом повороте кризиса «социалка» останется неприкосновенной, чиновники тихой сапой урезают средства. Показательный ход в этом смысле сделали, к примеру, депутаты Московской областной думы. Рассматривая очередные поправки к областному бюджету, урезали не что-нибудь, а ассигнования на содержание домов-интернатов для престарелых и инвалидов, психоневрологических интернатов (сэкономить было решено на приобретении продуктов питания, медикаментов и перевязочных средств, «выгадали» 56,5 миллиона рублей).

На 30 миллионов ужали расходы на обеспечение протезно-ортопедической помощи. Волевым решением депутаты снизили финансирование долгосрочной целевой программы «Предупреждение и борьба с заболеваниями социального характера в Московской области на 2009-2011 годы». Теперь на 23 миллиона рублей уменьшатся расходы, связанные с лечением туберкулеза, на 70 миллионов - аналогичные расходы в сфере онкологии, на 16 миллионов - в области психиатрической помощи.

Что в этом самое неприятное? Пожалуй, то, что самих инвалидов такой поворот событий удивил мало. Они привыкли.

- По сути, мы самая безобидная категория населения, - признается 43-летний «колясочник» Валерий Ляпунов. - Протестовать, возмущаться, устраивать митинги не будем. Нам о здоровье надо думать, а не о том, чтобы докричаться до властей. До них все равно не докричишься.

Свет в конце туннеля не просматривают и работающие с инвалидами общественные организации.

- Мы уже 12 лет занимаемся трудоустройством людей с ограниченными возможностями. И знаете, что заметили? Охотнее всего с нами сотрудничают отнюдь не отечественные организации, а крупные западные сетевые компании, - рассказывает ведущий специалист региональной общественной организации инвалидов «Перспектива» Надежда Веселова. - Дело в том, что там другая культура отношения к этим людям. В западных компаниях в штате должны трудиться люди из разных социальных групп.

Так что они охотно берут и за собственный счет готовы создавать все условия для работы людей с инвалидностью. Наши компании это, к сожалению, делают крайне редко. Возможно, для того чтобы переломить эту ситуацию, государственным структурам следовало бы начать с себя. Но ведь они сами не торопятся брать на работу инвалидов.

...В прошлом году Россия подписала международную Конвенцию о правах инвалидов. Мы обязались делать все, чтобы они чувствовали себя на равных со здоровыми соотечественниками. Ускорить процесс мог бы финансовый кризис, поставивший людей с ограниченными возможностями на грань выживания. Не ускорил. Российские инвалиды по-прежнему чувствуют себя людьми второго сорта. И когда их жизнь изменится к лучшему, не берутся предсказать даже самые дальновидные эксперты.

Какая помощь нужна инвалидам?

Сергей МИРОНОВ, председатель Совета Федерации, лидер «Справедливой России»:

- Инвалиды в нашей стране не должны быть вычеркнуты из жизни. Среди главных задач государства - восстановление права на бесплатное получение автотранспорта и расширение перечня лекарств, отпускаемых по рецептам. В этот перечень следует внести и дорогостоящие препараты. Особое внимание надо обратить на обеспечение инвалидов необходимыми техническими средствами и протезами. Здесь наша страна, к сожалению, существенно отстала от цивилизованного мира. Совершенно очевидно, что люди с инвалидностью не должны испытывать трудности при перемещении в городах и по стране, не должны быть отрезанными от информационных источников. Кроме того, необходимо законодательно квотировать для них места на предприятиях, включая мелкие и средние. Ведь и от этого в том числе зависит уровень жизни инвалидов, который в большинстве случаев не достигает даже прожиточного минимума.

Олег СМОЛИН, депутат Государственной Думы:

- Интеграция инвалидов в общество может быть только результатом комплексной государственной политики по отношению к людям с ограниченными возможностями здоровья. Стоит присмотреться к тому, как сейчас осуществляется социальная поддержка инвалидов. Согласно прежнему закону, она оказывалась по группам инвалидности: чем тяжелее заболевание, тем выше социальная поддержка. Теперь - иначе. Она оказывается по так называемым степеням утраты трудоспособности, которые никто точно определить не может. Например, Александр Петрович Починок в свое время произнес фразу, что полностью нетрудоспособен только труп. Видимо, этим руководствуются и те, кто выдает степени утраты трудоспособности в настоящее время. Я знаю людей, тотально слепых, которым дают II, I или даже нулевую степень утраты трудоспособности. Необходимо вернуться к социальной поддержке по группам инвалидности.

Александр ЛОМАКИН-РУМЯНЦЕВ, президент Всероссийского общества инвалидов, член Общественной палаты РФ:

- Для людей с инвалидностью очень важна безбарьерная среда. Но на сегодняшний день отсутствует регламентирующий документ для ее создания, нет норм, которые обязаны выполнять строители. В аппарате правительства находится проект технического регламента о безопасности зданий и сооружений, который давно должен был быть внесен в Государственную Думу. К сожалению, в этом законопроекте недостаточно затронуты вопросы доступности и безопасности зданий и сооружений для инвалидов. Законопроект, о котором речь, разделяет здания на доступные и недоступные для инвалидов, что совершенно недопустимо. Разработать программу обеспечения доступности общественного транспорта для инвалидов чрезвычайно важно. Почему, вместо того чтобы просто так давать деньги АвтоВАЗу, не закупить на эти деньги его автомобили, которые уже несколько лет ждут стоящие в очереди инвалиды?

А как у них?

В XX веке во многих странах была законодательно закреплена обязанность работодателя предоставлять определенную часть рабочих мест инвалидам. Система «квота - штраф» (такое название она получила на Западе) применяется во многих странах мира, в том числе в таких экономически развитых, как Германия и Франция.

Штрафы за невыполнение квот направлены, c одной стороны, на создание равных условий для работодателей, с другой - способствуют созданию новых рабочих мест для инвалидов. Так, в Германии поступления от штрафов ежегодно превышают сумму в 200 млн евро, а во Франции - в 240 млн евро. В первую очередь эти средства используются для вовлечения в процесс производства тяжелобольных инвалидов. Основной эффект системы квотирования заключается в том, что в странах, ее применяющих, резко возрастает уровень занятости среди инвалидов трудоспособного возраста.

В США федеральное правительство еще в 1998 году задалось целью разрушить существующие барьеры в трудоустройстве инвалидов. Начинать решили с себя - практически все государственные структуры получили распоряжение брать на работу людей с инвалидностью. Тогда же конгресс принял поправку к статье 508 Закона о реабилитации, согласно которой все федеральные агентства должны сделать все свои электронные и информационные технологии доступными для людей с ограниченными возможностями. Также поправка обязывает все федеральные агентства предоставлять каждые 2 года отчет о проделанной работе в данной сфере.

Китай рассматривает расширение занятости инвалидов как одну из важнейших мер по ликвидации их бедности. В последние годы занятость среди трудоспособных инвалидов повысилась с 50 до 80 с лишним процентов. Так, к концу 2007 года в китайских городах были трудоустроены более 4,3 млн инвалидов, на селе этот показатель достиг 16,97 млн человек.

В целях содействия трудоустройству инвалидов и защиты их права на труд в Китае приняты закон о защите инвалидов и Положение о трудоустройстве инвалидов. Часть инвалидов занята на специализированных предприятиях, часть работает на других предприятиях в соответствии с правилами, согласно которым каждое предприятие или учреждение обязано трудоустраивать определенное количество инвалидов в зависимости от общей численности работников, остальные инвалиды ведут индивидуальное хозяйство.

Ольга Шульга

Источник: tribuna.ru