Архив:

Санкт-Петербург: Кино – не для всех

"Фонтанка" продолжает тестировать так называемую "безбарьерную среду" для инвалидов в Петербурге. На минувшей неделе мы решили продолжить транспортную тему и прокатиться на социальном такси, на которое нам давно жаловались люди, прикованные к коляскам. Но так вышло, что такси привезло нас в кино. И все прежние впечатления от проблемных автомобилей померкли.

На работу социального такси "Фонтанке" поступало много жалоб. Общая тема – машин чрезвычайно мало. Поэтому, конечно, понятна и другая часть жалоб – на сроки: заказывать специальную машину для перевозки человека в коляске можно было, по словам самих инвалидов, не меньше чем за 11 дней. И в ситуациях, когда инвалиду нужно было куда-то ехать срочно, можно было услышать отказ. Кто-то другой, кто тоже имеет право на льготную поездку в такси, мог бы махнуть рукой и съездить за свой счёт, если совсем необходимо. У колясочников такой возможности нет: им нужен специальный транспорт, с подъёмником или надёжными пологими аппарелями, со специально выделенным местом для коляски в салоне и с креплениями.

– Пока дочка была маленькая, мы могли заказывать обычные машины: я брала её на руки, а коляску складывала в багажник, – рассказывала в июне этого года Татьяна Абрамова, у которой больна дочь. – Потом дочка подросла, и мы стали пользоваться социальным такси – спецтранспортом для колясочников. Они давно появились. Сначала было 3 машины с подъёмниками. Но они куда-то пропали – и осталась одна машина только у одной компании. И нам начали отказывать в поездке, когда мы говорили, что нужна машина обязательно с подъёмником. Один раз пришла машина с какими-то деревяшками – типа пандуса. Коляска внутри не крепилась, стояла только на своих тормозах. Вот вы понимаете, что это опасно, я понимаю, но больше это никого не интересовало.

У Максима Никонова тоже был печальный опыт "борьбы" с социальным такси.

– У них почти совсем нет автомобилей с подъёмниками, – говорил он. – Как-то мы купили билеты на концерт, пригласили друзей. За 11 дней, как это требуется, заказали машину. А за 2 дня до концерта мне позвонили и сказали, что автомобиль предоставить не могут, потому что кому-то другому, тоже колясочнику, надо ехать в медицинское учреждение. Я, конечно, понимаю, что это несопоставимые заявки. Но если бы у них было больше таких машин, то проблема бы не возникла. А так – билеты пропали. В другие разы, когда я заказывал машину, приходила такая, что моя коляска туда просто не помещалась. Ещё как-то для меня и моего друга-колясочника дали один автомобиль на двоих, хотя перевозить две коляски рядом просто запрещено, это опасно.

Такси

Проверить справедливость жалоб с помощью эксперимента самостоятельно "Фонтанка" не могла: при заказе соцтакси необходимо указывать имя конкретного человека, имеющего право на льготу. Просить инвалида поучаствовать в эксперименте было неловко: количество льготных поездок у них ограничено, используют – придётся потом ездить за свой счёт. Мы ждали, когда кому-то из них потребуется поездка, да так, чтобы это совпало и с нашими планами. И вот позвонил Максим Никонов: он заказал машину и утром в среду едет в кино.

Машина была заказана на 10 утра. В первый раз я удивилась в 9.55: водитель позвонил Максиму и извинился, что опаздывает, предупредил, чтоб не ждали на улице. Мой опыт общения с такси показывает, что водители как раз не против, чтобы на улице ждал клиент, а не они.

Вскоре подъехала машина – удобный, высокий компактвэн. Вышел водитель, открыл задние дверцы, откинул удобный пандус и помог Максиму въехать внутрь. А потом долго возился с мощными инерционными ремнями, закрепляя коляску на полу. Ехал он аккуратно и небыстро – так, чтобы человеку в коляске не было страшно.

– Вы на это нам жаловались? – осторожно спросила я уже не у самого Максима, а у его мамы – Людмилы Николаевны.

– Да, мы жаловались, но когда это было! – улыбнулась женщина. – Что-то у них сейчас поменялось. И знакомые нам рассказывали, что специальных машин для колясочников стало в городе гораздо больше, теперь они есть у многих компаний и работают как социальное такси. И, главное, все – такого типа, как эта, или вообще с электроподъёмником.

Стало понятно, что социальное такси стало действительно "доступной средой".

Возле торгового комплекса, где и была цель путешествия, водитель аккуратно выкатил коляску из салона по пандусу, отстегнув все крепления. Напоследок поинтересовался, через сколько времени Максима нужно отсюда забрать. А то, сказал, у него ещё 3 заказа в разных концах города, надо время распланировать.

А мы въехали в здание. Это был комплекс "Жемчужина Плаза" на Петергофском шоссе. Там к нам присоединился приятель Максима Алексей Кузнецов, который тоже прикован к коляске.

Формула без кино

Это здание Максим и Алексей самостоятельно обследовали минувшей зимой.

– Сам комплекс вполне нормальный, – оценил "Жемчужину" Алексей. – Здесь везде может проехать коляска, на любой этаж можно доехать на лифте, двери открываются сами, туалеты для инвалидов оборудованы, как в Европе.

Единственное место, куда они с Максимом не смогли попасть в феврале, это кинотеатр сети "Формула кино", расположенный в комплексе.

– В феврале я пожаловался в администрацию кинотеатра, – рассказал Максим. – Мне пообещали, что всё исправят, и сказали позвонить через 2 недели. Но я как-то замешкался и позвонил только через месяц, в марте. Мне сказали, что всё сделано и что мы можем приезжать в кино.

И вот по прошествии 7 месяцев Максим и Алексей откликнулись на приглашение. Первая проблема у них возникла у кассы: стойка такая высокая, что человеку в коляске трудно дотянуться. Но тут сработал "человеческий фактор": девушка-кассир предупредительно встала и перегнулась через стойку, чтобы помочь Максиму.

– К нам очень редко приходят люди в колясках, почти никогда, – сказала она, неловко извиняясь.

Дальше мы смогли оценить, как поступил кинотеатр после февральской жалобы Максима. Миловидная молодая женщина, представившаяся как "замуправляющего", появилась, взглянула на двоих в колясках, оценила ситуацию и куда-то ушла. Вернулась с рабочим, который нёс две металлические конструкции. Это, как выяснилось вскоре, были раздвижные аппарели. Результат усилия кинотеатра по созданию "доступной среды". Аппарели долго пристраивали на ступеньках, а потом двое рабочих, рискуя сломать себе спины, а инвалидам – коляски, затаскивали по очереди Максима и Алексея на крутой подъём. Если бы кинотеатр не симулировал создание "доступной среды", поднять коляски просто на руках было бы даже проще, быстрее и безопаснее. Вся процедура заняла минут десять. Потом столько же потребуется на спуск к выходу.

В зале выяснилось, что коляску Максиму всё-таки сломали: у неё отвалилась подножка. Требовать от кинотеатра компенсаций молодой человек не стал только по одной причине: ему было жалко рабочих, которые тащили его электроколяску весом за центнер.

– А если мне, например, во время сеанса потребуется в туалет? – поинтересовался Алексей. – Всю эту процедуру кто будет повторять?

Но на этот счёт он, похоже, зря переживал: всё равно в зале мы не увидели места, откуда человек в коляске мог бы посмотреть фильм, не мешая другим зрителям. Разве что он устроится на сцене, прямо перед экраном, и будет смотреть кино, высоко задрав голову.

Замуправляющего объяснила, что ничего тут не поделаешь: кинотеатр ни при чём, все 11 залов они получили такими от арендодателя – торгового комплекса.

"Фонтанка" попросила управляющую кинотеатром в комплексе Елену Тарасенкову рассказать: почему администрация огромной киносети не поставила на лестницах для инвалидов складные электроподъёмники, а ограничилась покупкой простейшей металлоконструкции.

– Администрация нашего кинотеатра всегда делает всё для того, чтобы люди с ограниченными возможностями могли посмотреть фильм, – сообщила Елена Тарасенкова. – При невозможности или нежелании со стороны этих людей подниматься по складным аппарелям, мы их просто вносим на руках с коляской. За всё время, что работает кинотеатр, ни одному не было отказано. Наши гости на колясках сразу подходят к охране, охрана их переносит в зал. И зная, что в зале такой человек, охранники по несколько раз заходят туда. И если у гостя возникла проблема или ему понадобилось выйти, охранник их снова перенесёт.

– Вам, наверное, трудно понять, что это просто унизительно – когда ты вынужден просить отнести тебя на руках?

– Безусловно, я это понимаю! Но мы всегда делаем всё, чтобы гостю было у нас комфортно. Мне как-то сложно комментировать возможность установки электрических подъёмников, о которых вы говорите. Такие вопросы решаются на уровне руководства сети. Могу только пообещать, что я передам руководству эту информацию, это пожелание.

Кроме того, сообщила Елена Тарасенкова, в один из 11 залов можно ввезти инвалида в коляске без применения аппарелей или подъёмников – через эвакуационный выход, где нет ступенек. Но такого места, где были бы сняты кресла, чтобы вместо них могла встать коляска, нет и в том зале.

– У нас очень большое пространство перед экраном, там запросто может встать коляска, – уверена госпожа Тарасенкова. – Расстояние между первым рядом и экраном рассчитано с очень большим запасом. Коляска там не будет мешать другим зрителям, потому что экран расположен достаточно высоко.

Напоследок я спросила у управляющей: а часто ли всей этой роскошью "доступной среды", которую она описывает, пользуются инвалиды.

– Очень часто! – заверила меня госпожа Тарасенкова. – У нас даже есть постоянные гости, которых мы уже знаем в лицо.

А я вспомнила, как кассир, не знавшая, что говорит с журналистом, извинялась и объясняла, что просто очень редко к ним приходят люди в колясках.

Ирина Тумакова

Источник: Фонтанка.ру

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ