Архив:

Нестандартные. О казусах системы реабилитации инвалидов в Казахстане

Внедряемые стандарты оказания услуг по медицинской реабилитации инвалидов, утвержденные в Министерстве здравоохранения РК, не улучшают их положение, а лишь усугубляют. Так говорят сами люди с ограниченными возможностями в Павлодарском регионе. Они недоумевают: неужели государству выгоднее платить пособие по инвалидности, нежели вернуть человека к полноценной жизни?

Фактически, говорят инвалиды, реабилитационные отделения соответствующего профиля отсутствуют, и из-за этого пациентов, находящихся на инвалидности более 2 лет, отказываются принимать на реабилитацию. Объем лекарственных средств не соответствует потребностям, курс реабилитации ничтожно мал, а лечение сопутствующего заболевания возможно лишь спустя месяц или более, причем в других отделениях. Отсутствуют специалисты, оборудование и доступ. То есть введение стандартов и приведение к систематизации почему-то не учитывают потребности тех, на кого рассчитаны.

- Мы не довольны этими нормативно-правовыми актами, - говорит Елена Юрченко, председатель общественного объединения “Сострадание”. - Это правила восстановительного лечения и медицинской реабилитации, в том числе детской, стандарт оказания медицинской реабилитации по РК и приказ № 40 министра здравоохранения РК, который не улучшил положение инвалидов, а только усугубил его. Предусматриваются многие варианты, есть возможности для лечения, но объемы и сроки этого лечения не указаны. Самое главное, что по приказу № 40 люди, находящиеся на инвалидности более 2 лет, не могут проходить реабилитацию в стационарах. Только амбулаторно, раз в год. Мы эти вопросы поднимали в течение года неоднократно, и нам выделили в стационаре всего 5 коек ежемесячно на всю Павлодарскую область.

И это при том, что сейчас в регионе более 25 тысяч инвалидов. В документе прописано: цель медицинской реабилитации - восстановление здоровья, трудоспособности личности и социального статуса, достижение социальной и материальной независимости, интеграции и реинтеграции в обычной жизни общества. То есть это все должно входить в объем реабилитации. Написано хорошо, говорят инвалиды, но на деле не работает. Это не вина местных медиков, говорят общественники: преобразования идут из министерства.

Раньше в Республиканском центре реабилитации в Караганде более 300 инвалидов лечились, учились, общались - в общем, поднимали друг друга. Сейчас такой возможности нет. Центр закрыли, распределив пациентов по профильным отделениям на местах.

- Я уже 40 лет на коляске, - говорит Георгий Михайлович Четвериков, председатель Павлодарского областного общества инвалидов. - Одно отделение для одного заболевания - для инвалидов, у которых масса сопутствующих хронических недугов, не подходит. Лечить надо человека! Каковы критерии реабилитации? У меня перелом позвоночника, его не вылечить. А мешают побочные заболевания - цистит, пиелонефрит, а это можно лечить. При каждом отделении всех больниц - урологии, неврологии и т.д. - делают отделение реабилитации. Опять идея хорошая, но не для инвалидов. Нам нужен специализированный, единый региональный центр.

Стандарты нужно доработать и, конечно же, потом их нужно просто выполнять. И еще необходимо восстанавливать здоровье людей на любом этапе инвалидности, а не только первые 2 года. Ведь встал же Валентин Дикуль через 7 лет после травмы! Елена Юрченко отмечает: если бы в распоряжении людей с ограниченными возможностями были тренажерные залы, многие из них были бы здоровы. Нужны массаж, ЛФК - в общем, активная лечебная и восстановительная медицина. Тогда инвалидов было бы гораздо меньше.

- Мы умираем не от того, что спина сломана, - уточняет Галия Беспалая из обществоа “Оптимист”. - Мы умираем от болезней почек и от пролежней. А это все лечится. Но нужно лечить комплексно, а сейчас инвалидам, по сути, отказывают. Или используют самые простые и недорогие медикаменты при сроке “лечения” в 10 дней.

Да и других проблем у инвалидов немало, причем ситуация складывается схожая по всей республике. Например, тот же доступ в медучреждения и прочие общественные места порой номинален.

О “доступности” пассажирских перевозок лучше других может рассказать Елена Юрченко - руководитель структуры транспортной перевозки инвалидов. Однажды ей, инвалиду I группы, пришлось почти ползком пробираться по путям к вагону, а потом шесть часов ехать в тамбуре. Юрченко не стала взывать к сочувствию, мол, от несчастья никто не застрахован. Правда, затем она отсудила у железнодорожников полмиллиона тенге.

Пороги и бордюры становятся непреодолимой преградой на пути, а то и призванные облегчить передвижение пандусы. Мраморные, скользкие либо с таким углом наклона поверхности, что и без коляски взобраться на него невозможно. Активисты общественных объединений инвалидов пообещали журналистам провести рейд с испытанием большинства пандусов города.

Но не все так плохо. И если с павлодарскими пандусами еще предстоит разбираться, то, похоже, проблему подъема и посадки в железнодорожные вагоны можно считать решенной.

Специальный подъемник для инвалидов-колясочников опробовали на днях на Павлодарском железнодорожном вокзале после 2-летнего тестирования. Проект уже прошел отбор для участия в республиканской выставке социальных проектов. Металлическая площадка на колесах оснащена гидравлическим механизмом и легко доставляется к любому вагону. Еще один электроподъемник двух видов, вертикальный и наклонный, изобрел в Павлодаре в 2014 году главный инженер компании-поставщика инвалидных колясок. Сейчас планируется бесплатная установка одного такого подъемника на дом, где живут инвалиды.

Ирина Ковалева

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ