Архив:

Счастливый Рыжий

В голландском Эйндховене на чемпионате  Европы-2014 по плаванию среди спортсменов  с ПОДА наша сборная заняла второе обще-командное место с 34 золотыми, 32 серебряными и 29 бронзовыми медалями. Ощутимый вклад в копилку российской команды внес столичный пловец из Спортивно-адаптивной школы Дмитрий Григорьев, завоевавший на этом турнире три «золота» и два «серебра» и обновивший два рекорда Европы.

Наперегонки

– Для меня эти соревнования были очень трудными, – говорит Григорьев. – Так получилось, что к тому моменту пять раз бил рекорд Европы, но при этом у ни разу не побеждал. На меня это обстоятельство очень давило, хотелось попробовать «золото»! Ехал на чемпионат Европы только за победой.

Первый старт самый трудный. Мне предстояло проплыть 50 метров вольным стилем. Это как раз одна из тех дистанций, на которых у меня уже был рекорд Европы.

Накануне старта мы с тренером Александром Щелочковым хорошо поговорили, он меня соответствующим образом настроил. В итоге стал первым с новым рекордом Европы.

– Какие же волшебные слова нашел наставник?

– Он напомнил, что мы проделали большую работу в этом году, серьезно подготовились к турниру, сделали все, что могли. И теперь осталось только собраться и показать это на дистанции. Его слова успокоили, я перестал нервничать…

– И перебил собственный рекорд?

– Да! Свои первые рекорды Европы я установил на дистанциях 50 метров и 100 метров вольным стилем на Паралимпиаде в Лондоне, потом обновил их на чемпионате мира в 2013 году в Канаде. В этом году на чемпионате России еще раз улучшил результат. Сложнее всего бороться с самим собой.

– Какой из трех золотых медалей радовались больше всего?

– Той, которую завоевал на 100-метровке баттерфляем. Здесь я ближе всего к мировому рекорду, эта дистанция для меня самая важная. Именно на ней я в 2012 году в Лондоне занял второе место, а сейчас улучшил время. Если брать «полтинник» и «сотню» вольным стилем, то там соперники сильны, они быстрее меня.

– В 2012 году рекорд Паралимпиады на этой дистанции установил бразилец Андре Бразил. Вы уступили ему всего полсекунды. После этого ваш конкурент заявил, что Дмитрий Григорьев – его прямой конкурент на следующих Играх…

– Когда я только появился на мировой арене, Андре не обращал на меня никакого внимания. Если и опасался меня, то явно этого не показывал. Но постепенно я стал приближаться к нему по времени, и когда в Лондоне на утренней квалификации я установил рекорд Европы, он посмотрел на меня совсем другими глазами, подошел, оценил. После этого Бразил стал основательно следить за мной, мы начали больше общаться, перед дистанцией и после. Вот тут уже было видно, что он конкурирует именно со мной… Очень там все непросто.

– А есть ли такой спортсмен, с которым хотелось бы непременно встретиться на водной дорожке и победить?

– Скажем так: есть спортсмены, которым симпатизирую и уважаю. Я максималист, хочу победить всех.

– На чемпионат Европы кто-то из давнишних конкурентов приехал?

– Да, испанец Давид Левек (David Levecq). Он в 2011 году на чемпионате Европы меня обошел везде, и в Лондоне он тоже плыл. Но на Паралимпиаде удалось его опередить, он стал четвертым. Теперь же окончательно стало ясно, что все изменилось: если раньше Левек на всех дистанциях побеждал, а я приплывал вторым или третьим, то сейчас уже я был на первых ролях, а он догонял.

Новый уровень

– Твое выступление на Паралимпиаде не обошлось без форс-мажоров?

– Да, как-то все одно к одному в Лондоне сошлось. На дельфине у меня порвались гидрошорты, разошлись по шву. Вообще гидрокостюм в моей карьере рвался дважды. Это может быть либо брак от производителя, либо небрежность самого спортсмена. Но опыт к Лондону у меня имелся, так что все сводится к браку, который может выявиться когда угодно.

По счастью, было время заменить гидрошорты. Но что такое для спортсмена выступать не на своих коньках, лыжах и т.д. Может, какую-то роль это тоже сыграло в отставании на полсекунды от первого места…

В квалификации на 100-метровке вольным стилем порвались очки. И времени заменить не было! Уже прозвучала команда «встать на тумбочку», так что пришлось плыть без них. В итоге все обошлось, в финал попал.

– Насколько такие непредвиденные ситуации выбивают тебя из колеи?

– Когда перед ответственным стартом вдруг что-то случается, то, конечно, начинаешь нервничать! Приходится брать себя в руки.

– Как борешься с волнением?

– Многие ребята слушают музыку перед заплывом. Я, наоборот, ухожу в себя, настраиваюсь, думаю, как проплыву дистанцию… Главное, не зациклиться и не перегореть. Нужно найти баланс – и тогда все получится.

В начале карьеры, когда выступал на чемпионате России, меня чуть ли не трясло! Потом жутко волновался перед чемпионатом Европы и чемпионатом мира. Опыт накапливался, я становился все увереннее. Конечно, волнение присутствует, но я научился себя контролировать. И Паралимпиада стала той точкой, когда вышел на новый уровень.

– Ощущение себя после Игр изменилось?

– Определенно. Когда я только ехал туда, то думал, что смогу взять максимум одну медаль в своей коронной дисциплине баттерфляй. Мечта была очень зыбкой, намеревался побороться за третье место. Но так сложилось, что и на своей основной дистанции улучшил время на полторы секунды, и в эстафетах хорошо проплыл, помог команде. И это помогло поверить в себя, придало силы дальше тренироваться и выходить на этот самый новый уровень.

– Ты суеверен?

– Бывает. Например, ты стараешься сделать то же, что делал перед победным заплывом: так же одеться… Но потом, конечно, понимаешь, что все зависит, прежде всего, от самого себя.

– Чем еще запомнился тебе Лондон?

– Самое яркое впечатление от Паралимпиады – когда выходишь на старт, и тебя встречает огромное количество народа, все кричат, аплодируют. Неописуемое ощущение!

У нас была пара дней, когда я не плавал, так что удалось и сам город посмотреть. Прогулялся по центру города, увидел Биг-Бен, прокатился на колесе обозрения… Лондон очень понравился мне своей атмосферой, дружелюбием. Каким-то образом иностранцы узнавали меня на улице, подходили, просили автограф или сфотографироваться со мной.

– Любишь путешествовать?

– Очень! Везде, где бываем на соревнованиях, стараюсь свободный день уделить знакомству со страной, осмотру достопримечательностей. Мне интересно, как тут все устроено, как живут люди. Как раз после чемпионата Европы у меня был двухнедельный отпуск. Очень хотелось поехать в Испанию, но не было уверенности, что успею с визой, поэтому отправился в Турцию. Хотелось отвлечься, полежать на песочке…

–…поплавать?

– Вот плавать как раз не хотелось (Смеется.). Скорее, погулять, выспаться, сбросить напряжение и расслабиться.

– Как встречали после возвращения из Лондона?

– Еще в аэропорту меня встречали ребята из спортшколы. Они приехали с плакатами, цветами и, когда я вышел, побежали меня обнимать, радовались. Было очень приятно! Потом нас отвезли в Кремль, нас поздравило правительство…

– Спортшкола пестрит твоими фотографиями. Звездная болезнь еще грозит?

– Нет, потому что знаю: если вдруг стану меньше пахать на тренировках, то результаты уйдут.

Хочу на олимпиаду!

– Когда открыл для себя плавание?

– В детском садике, хотя это, наверное, не считается. А на спортивное плавание меня отдали в третьем классе. Мне было 7 лет, пошел в первый класс, когда врачи обнаружили доброкачественную опухоль в ноге – ангиому. Операция по ее удалению прошла не очень удачно, мне сожгли нерв. И, хотя его заменили, новый не пророс. Мышца начала атрофироваться.

В поликлинике сказали: либо вы плаваете, либо постоянно лежите в больнице, стимулируете мышцу электрофорезом. Мне не хотелось проводить все время на больничной койке. Иное дело – заниматься спортом, общаться с другими ребятами.

– И сразу пошел в инваспорт?

– Сначала меня записали на оздоровительное плавание. Занимался где-то год-полтора, и к третьему классу меня перевели в спортивную группу. И до окончания школы плавал вместе со здоровыми ребятами.

– Они знали о твоей травме?

– Не афишировал. Близкие друзья знали. Остальные просто видели, что хромаю. Некоторые подходили и спрашивали, тогда отвечал. Но поблажек никто не делал в бассейне. На дорожке каждый сам за себя, это же спорт.

– И как у тебя в то время было со спортивными успехами?

– Средне. Выигрывал и занимал места на чемпионате школы, на первенстве Москвы выступал, но не блистал. Уже подумывал уходить из спорта. Надо было определяться, чем заниматься после школы, поступать в институт. Я присмотрел подходящий – МГУПИ (Московский государственный университет приборостроения и информатики).

– Стал бы программистом?

– Да, на информационные технологии хотел пойти. И уже даже начал разговаривать на эту тему с тренером. Именно в тот момент (так совпало) мне позвонили и пригласили заниматься плаванием в адаптивной группе. Даже не знаю, как меня нашли. Ответил только, что уже занимаюсь. На том конце провода удивились, потом меня пришел посмотреть мой нынешний тренер Александр Щелочков. Вот так и попал в инваспорт.

– С тренером сработались?

– Александр Анатольевич был очень молодым тренером и только завершил спортивную карьеру, когда я пришел к нему. Он ведь и сам плавал: выступал на Паралимпиаде в 2002, 2004 и

2008 годах, выиграл чемпионат Европы. В начале у нас если и были какие-то недопонимания, то за пять лет притерлись. И он набрался опыта, и я привык к нему. Результаты пришли не сразу. Сначала была победа на чемпионате Москвы, потом на чемпионате России, вышли на Европу, мир…

– Конкуренция в твоем классе высокая?

– Очень. В классе S-10 проходит небольшая грань между инваспортом и обычным плаванием. Это самый многочисленный класс, конкуренция здесь жесточайшая.

– Как тебе идея выступать паралимпийцам наравне с обычными спортсменами, чтобы пробиться на Олимпиаду?

– Только «за»! Я тоже хочу так соревноваться, но пока мои результаты еще не настолько хороши, чтобы выступать на Олимпийских играх. Но это план максимум. Я ведь уже соревновался на протяжении нескольких лет со здоровыми ребятами и не считаю, что инвалидность – преграда.

– Расскажи, как тренируешься?

– Перед соревнованиями у нас очень много тренировочных сборов. Перед Лондоном, например, мы были почти полгода на сборах, переезжая с одного места на другое. А в обычное время тренируюсь ежедневно: тренажерный зал, по 1,5-2 часа в воде. Бывают дни, когда утром и вечером тренировки. На сборах вообще очень тяжелый график: утром пробежка, потом ОФП, далее занятия на воде, отдых, а вечером – зал и опять тренировка на воде.

– И как же при таком ритме ты в университете успеваешь учиться?

– Нелегко все совмещать. Я сейчас на пятом курсе РГУФКСМиТ (Российский государственный университет физической культуры, спорта, молодежи и туризма). Иногда кто-то из преподавателей идет на уступки и переносит мне сессию хотя бы на месяц вперед. Тогда я при первой возможности бегу в вуз и пытаюсь все сдать.

Какие-то занятия мне даются тяжелее, какие-то – легче, но, в любом случае, стараюсь не пропускать. В основном я хорошист, только на втором и третьем курсе пару троек схватил. Сейчас вот над темой диплома раздумываю...

Пловец

– Кто твой главный болельщик?

– Родители! Больше других переживает мама, Татьяна Дмитриевна. Она смотрит все трансляции, информацию обо мне собирает. После каждого старта ей звоню, она меня поддерживает. Она мой болельщик и психолог.

– На хобби время остается?

– Практические нет. Люблю сноуборд, горные лыжи. Но времени всегда мало, катаюсь, признаюсь, не очень хорошо.

– Что у тебя в ближайших планах?

– Набрать форму после двухнедельного отдыха, разработать с тренером план на сезон и уже сейчас приступать к подготовке к чемпионату мира 2015 года в Глазго (Шотландия).

– А если мы перенесемся на много лет вперед?

– Неизвестно, что там случится за столько лет, но несколько вариантов у меня есть. Первый – стать тренером, воспитывать спортсменов. Второй – работать в Москомспорте или Паралимпийском комитете России. Если, конечно, буду там нужен, если это будет интересно мне… Сейчас сложно предвидеть. Но, в любом случае, связываю свою жизнь со спортом.

– Как бы себя охарактеризовал в двух словах?

– Пловец… И надеюсь, что хороший человек.

Авторитетно

Сергей Никонов, директор Спортивной адаптивной школы:

– Дима – очень скромный парень, на всех фотографиях с краю вставал, словно стеснялся в кадр попасть. За те 5 лет, что мы работаем, прогресс у него ощутимый: и чемпионом России, и чемпионом Европы недавно стал, рекордсмен! Европейское «золото» ему не сразу далось. Примерно год назад я собрал тренерский совет и пригласил ведущих спортсменов нашей школы: обсуждали перспективы, направления дальнейшей работы. И я отметил, как же это здорово, что на наши мероприятия всегда приходит столько детей, родителей, наших старших спортсменов, которые уже многого добились, стали чемпионами. Ребята уже на международной арене себя показали, а все равно участвуют в награждениях на наших турнирах. И дети видят их, понимают, чего можно добиться. Это прекрасно, сохраняется преемственность поколений!

Но будет лучше, сказал я, если бы старшие наши воспитанники на этом не останавливались, а помогали в судействе, тренерской работе. А Дима мне на это возразил: «Сергей Николаевич, мы же пашем, тренируемся, учимся, участвуем в соревнованиях. Нам некогда!»

Тогда я его тренеру Александру Щелочкову сказал: «Пока сердцем доброту не почувствуете, с душой работать не начнете, золотых медалей не будет. Рано звезды ловить». Через два месяца все поменялось! Я почувствовал: словно подменили Димку – такая от парня теплота, душевность исходит. И вот, смотрите, пошли золотые медали! А все потому, что Димка плавает с сердцем. Он на верном пути.

Визитка

Дмитрий Григорьев

родился 21 августа 1992 года в Москве. Спортсмен ГБУ «Спортивно-адаптивная школа» города Москвы. Заслуженный мастер спорта. Двукратный серебряный и бронзовый призер Паралимпийских игр (2012) в плавании лиц с ПОДА (класс S-10). Трехкратный чемпион и многократный рекордсмен Европы. Учится на 5-м курсе РГУФКСМиТ

Татьяна Меньщикова

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ