Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Крепись, дочка!

Орел. Городская больница имени С. П. БоткинаИстория, честно говоря, неоднозначная. И после прочтения данного материала у будущих матерей может сложиться плохое мнение о врачах. Но одинаково думать обо всех не стоит. Мы еще раз убеждаемся в том, что все наши беды от незнания. И это на самом деле так. Кто, например, из рожениц знает, что если в женской консультации не приглянулся участковый акушер-гинеколог, то она может наблюдаться у другого? Нам до последнего твердят: это нельзя, то нельзя. И, как ни странно, мы во все это верим.

Сегодня есть общественная палата, так называемая адвокатская приемная. Услуги защитника дорогие. А обратившись сюда за помощью или консультацией, уважаемые беременные и просто люди из малообеспеченных семей получат их безвозмездно.

Помню, как, будучи беременной, витала в облаках, гуляя по улицам, любовалась такими же округлившимися животиками и радовалась тому, что мы, женщины, так патриотично взялись за выполнение наказа президента.

В нашей семье не было споров о том, как назовем ребенка. Наверное, со мной согласятся все матери: не в имени дело, главное, чтобы малыш родился здоровым. Но что делать, когда твою дочку, возможно единственную, покалечили при родах? Ответ на этот вопрос знает 26-летняя орловчанка Татьяна Дорофеева.

Эта история началась почти полтора года назад. Первая беременность Татьяны протекала довольно сложно. Постоянные консультации и наблюдения у врача утомительны для всех рожениц. А у нее кроме основных анализов два раза в месяц был дополнительный - проверка уровня содержания сахара в крови. У будущей матери - диабет.

Во имя здоровья малышки даже пару раз пришлось полежать в больнице на сохранении. Врач успокаивала разговорами о том, что все будет хорошо. Настраивалась на это и сама будущая мамочка. Особых причин для волнений не было. К тому же исследования показывали, что ребенок в чреве абсолютно здоров. Правда, плод крупноват, но это для сегодняшней-то медицины вообще проблемой не является.

Схватки начались вечером 2 сентября 2008 года. Татьяна поехала рожать по месту жительства, в больницу Боткина. Пациенток в родильном отделении было много. Во время схваток, которые стали усиливаться, Дорофеева ходила по палате и коридору. Создавалось мнимое ощущение притупления боли. А рядом не было даже акушерки. Дежурный врач спокойно прогуливалась по коридору, роды принимать отказывалась, ссылалась на конец смены. Но блокирующий укол, оттягивающий начало родов, роженице Дорофеевой поставили. Кстати, эта процедура едва не стоила Татьяне и ее дочурке жизни.
После, вспоминает орловчанка, все было как в плохой сказке: чем дальше, тем страшней:

- Невыносимая боль. Не знаю, чем бы все это закончилось, если б не вошла другая женщина-врач. Помню, как она крикнула коллеге Васильевой: "Ты же сейчас убьешь их обоих!" Не применяя никакого обезболивающего, она скальпелем раскрыла выход для ребенка. Позвала на помощь анестезиолога, и они втроем навалились на мой живот.

Новорожденную Полину, такое имя решили дать дочурке родители, маме показали спустя несколько дней. При утреннем обходе врачи сообщили: у ребенка перелом левой руки, еще и паралич правой. На девочку надели лангетку. Позже эксперты диагностировали: во время родов у малышки повредили шейные позвонки и теменную кость, а еще сломали левое плечо. Но на этом беды в семье Дорофеевых не закончились.

Из родильного отделения больницы Боткина маму и малышку перевели в детскую областную больницу. Тем не менее дома Татьяна с дочкой оказались не скоро, три месяца пролечились здесь. И тоже не без эксцессов. Каждый день к девочке приходил массажист, и однажды он сломал юной пациентке руку.

Только правовая инстанция, решила Т. Дорофеева, сможет поставить во всем этом безобразии жирную точку. Дело о причинении вреда здоровью новорожденного ребенка второй месяц слушается в Северном районном суде г. Орла. Но пока должностному лицу, выносящему приговор по данному делу, так и не удается принять никакого решения, кроме как запретить присутствие журналистов на процессе.

Возникает вопрос: для чего вся эта тайна? Ведь дело уже давно предано огласке. В январе девочке поставили группу инвалидности и назначили пенсию - три тысячи шестьсот рублей. Но разве хватит этих средств на хорошее обследование и диагностику, санаторий, в которых так нуждается девятимесячная Полина?

Татьяна пока держится молодцом, рядом есть близкие люди. К тому же женщина заручилась поддержкой не одной орловской мамочки. Ее примеру последовала Ирина Пронина, чей ребенок стал инвалидом при родах семь лет назад. Женщина недавно узнала, что срока давности для претензий в подобных случаях нет, а медицинские документы хранятся четверть века. И сейчас она тоже готовит иск.

Практика решения подобных дел свидетельствует о том, что число исков против врачей и больниц на Орловщине в последнее время увеличилось. Причем чаще в судах признается врачебная вина. Это позволяет делать выводы о качестве современной медицины. А может быть, халатное отношение врача еще никогда не было наказано по-настоящему? Только в этом году во Мценске рассматривалось дело о подмене детей русской и чеченской женщин. Судья постановила: невнимательное отношение медперсонала роддома оценить в сто тысяч рублей.

В прошлом году триста тысяч отсудили у больницы Колпнянского района супруги Волжины, потерявшие девятимесячную дочь Яну из-за неправильно поставленного диагноза. По двести тысяч рублей по решению суда взыскали с Орловской областной клинической больницы в пользу родных Татьяны Панюшкиной и Алексея Игнатьева. Оба умерли там в 2007 году. Суд подсчитал, что по вине медицинского персонала. Правда, выиграв гражданский процесс, родственники Панюшкиной и Игнатьева обратились в прокуратуру, но уголовные дела так и не были возбуждены. Удивительно, что в таких случаях виновникам не объявляют даже выговора - "в связи с истечением срока давности".

Поражает и позиция городского управления здравоохранения по данному вопросу: мол, от ошибок никто не застрахован, а по статистике качество медицинского обслуживания в Орле улучшается с каждым годом.

- У нас нет данных о том, чтобы кто-то отказался от родового сертификата или подписал его заранее, как это сделала Т. Дорофеева, - говорит главный специалист городского управления здравоохранения Любовь Дорофеева. - И нет жалоб на некачественное обслуживание.
Программа родовых сертификатов призвана повысить престиж медицинского учреждения. К тому же за счет нее приобретается оборудование.

Повышать престиж лечебного учреждения, в т. ч. и родильных домов необходимо. Только может быть для этих целей следует избрать какой-нибудь другой инструмент? Покалеченные человеческие жизни не могут быть показательными, они не повышают престиж медицинского учреждения, а, наоборот, роняют его, в буквальном смысле втаптывая в грязь.

Комментарий Любови Самойловой, правозащитника, специалиста по защите прав пациентов:

- Есть надежда на то, что такие гражданские суды заставят чиновников социальной защиты и здравоохранения обратить внимание на необходимость повышения качества медицинских услуг при рождении малышей. Молодые мамы должны заранее ознакомиться со своими правами и обязанностями врачей и чиновников. Нельзя заранее подписывать родовой сертификат и отдавать его медицинскому учреждению. Этот документ является благодарностью родильному дому за качественно оказанные услуги. Роженица даже может вообще его не отдавать, если недовольна качеством. К сожалению, редкие мамы об этом знают.

Виктория Юркова

Источник: orelsreda.ru

Фото: botkina-orel.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ