Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Школы для инвалидов на грани выживания или Что такое «затратные дети»

17 сентября состоялась первая встреча родителей детей с ограниченными возможностями с главой департамента соцзащиты Владимиром Петросяном и главой департамента образования Москвы Исааком Калиной. Родители говорили о том, что образовательная реформа в Москве может оставить их детей без обучения того уровня, который был обеспечен им ранее. Диалог начат, но, как минимум, с запозданием, считают родители.

Эта встреча своего рода беспрецедентный случай, прорыв – инициативная группа родителей долго просила о встрече, и добивалась ее.

«Диалог с департаментом социальной защиты идет давно, надо отдать должное его главе Владимиру Петросяну, он демонстрирует желание сотрудничать, – рассказал корреспонденту «Милосердия.RU» один из представителей инициативной родительской группы, руководитель Центра «Наш солнечный мир» Игорь Шпицберг, – а с департаментом образования мы всегда упирались в стенку. Сегодняшняя встреча – первый шаг со стороны этого ведомства, сделанный нам, родителям, навстречу».

Что делать?

Вопросов к департаменту образования у родительского сообщества очень много. Как бы ни жонглировал словами департамент образования – на деле уничтожаются вариативные формы образования (например, лекотеки и службы ранней помощи), увольняются десятками и сотнями логопеды, дефектологи, психологи, урезается коррекционная и реабилитация работа, медицинская помощь оказывается детям в гораздо меньшем объеме, чем прежде, во многом помощь детям становится платной. И дело здесь не в «плохом менеджменте» директоров, а в том, что часть образовательных учреждений оказалась на грани выживания.

Летом в Москве была создана Московская городская ассоциация родителей детей-инвалидов, и ей удалось выйти на официальный уровень. Первая встреча властей с представителями ассоциации состоялась 13 августа.

«На этой встрече присутствовал Владимир Аршакович Петросян и замглавы департамента образования Татьяна Васильева, – рассказывает Елена Багарадникова, руководитель РОО помощи детям с аутическими расстройствами «Контакт», член московской городской ассоциации родителей детей-инвалидов. – Мы выдвинули предложение о создании постоянно действующей рабочей группы по координации межведомственного взаимодействия. Такая группа сейчас создается. В нее войдут заместители руководителей департаментов, представители родительской общественности и профессионального сообщества».

df0fdc09461a21efa8872c6f8d925410.jpg

Бить в колокола уже были серьезные причины. Ситуация в сфере коррекционного образования в г. Москве стала критической. Система коррекционного и специального образования для детей-инвалидов, которая создавалась долгие годы, погибает. А заявления о переходе к инклюзивному образованию до сих пор не подкрепляются созданием специальных условий для этого, – так говорят родители. Дети с ограниченными возможностями здоровья, не имеющие статуса инвалидности, при нынешней ситуации остаются без помощи вообще.

В итоге неделю назад родители написали письмо Ольге Голодец, вице-премьеру правительства РФ. Школы переведены на подушевое финансирование, и в итоге сокращаются и увольняются в первую очередь специалисты, занимающиеся коррекцией – логопеды, дефектологи, психологи, – жаловались родители. А коррекционные учреждения и вовсе неспособны существовать в таких «рыночных» условиях.

Еще в 2011 году на содержание одного ребенка в образовательном учреждении выделялась дифференцированная сумма, и она зависела от типа и вида учебного заведения (например, была разница в финансировании школы общеобразовательной и коррекционной, школы надомного обучения, гимназии и лицея – всего было выделено 15 типов учреждений). В этом году дифференцированный подход окончательно упразднен. А коррекционные и реабилитационные услуги, которые требуются для образования детей с инвалидностью, больше не оплачиваются. Они частично сохранились в некоторых школах благодаря неимоверным усилиям руководителей школ и родителей.

Возможен ли диалог с властью?

Встреча родителей с главой департамента образования Исааком Калиной длилась два с половиной часа. Родители снова и снова говорили о том, что их так тревожит. 

«Сегодня Калина нам сказал: “Ученик-стандарт-норматив – это язык московской системы образования”», – рассказывает Елена Багарадникова, – деньги идут за учеником, в какую школу он пришел, туда и деньги пришли. Но кто рассчитывал этот норматив? Почему именно он считается достаточным? И от количества детей, которым необходимы одинаковые специальные образовательные условия тоже многое зависит. Потому что, сколько не складывай полученные средства, – комплексной полноценной коррекционной и реабилитационной работы с детьми теперь вести не получается». 

Всему виной пилотный проект трехлетней давности: целью его было повышение зарплаты педагогов (удивительная риторика для департамента образования, утверждающего обыкновенно, что департамент думает «только о детях»). Тогда отрабатывали принудительный перевод системы образования на подушевое финансирование. Несмотря на то, что «пилот» давно закончился, с 1 сентября 2014 года выделяемое количество средств на ученика школы, входившей в «пилотную программу» и не вошедшей в него, разные: 63 тысячи – для детей, школы которых в «пилот» не вошли, и от 85 тысяч и выше – на ребенка, чья школа вошла в проект. «Это настоящая дискриминация, – говорит Елена, – школы таким способом заставляют примкнуть к пилотному проекту, обещая увеличение финансирования. Но, как показывает практика, при слияниях в комплексы уже на следующий же год “внутри комплекса” дети получить необходимую помощь не могут, а классы и группы радикально увеличиваются».

Как говорят родители, уже ясно, что система образования не вернется к бюджетному финансированию. Но можно и нужно пересмотреть базовые суммы подушевого финансирования: родителей уверяют, что финансирование не снижается – но реально сумма уменьшилась в несколько раз.

«Реабилитацию детей с ОВЗ тоже нужно оплачивать. И мы говорим не только о коррекционных школах, но и об инклюзивных тоже. Чиновники пытаются переложить все бремя ответственности и материальных затрат на плечи родителей, – говорит Елена Багарадникова, – в итоге сейчас все услуги становятся платными, включая продленку».

«На вопрос, почему не работает закон г. Москвы № 16 «Об образовании детей с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ)» ответа мы не получили. В то время как закон действующий, и позволяет учитывать всю специфику работы с разными категориями детей с ОВЗ», – рассказала Елена Багарадникова о результатах разговора с Калиной.

Зачем нужны повышающие коэффициенты? Зачем нужно сохранить специальные школы, а не все полностью переводить на инклюзивное образование? Вот только один пример, который приводится в письмах родителей к чиновникам: «Все наши дети с нарушениями слуха обладают особенностью, характерной для всех людей с нарушением слуха – это слухо-зрительное восприятие информации. Поэтому для 90 процентов таких учащихся понимание, а, следовательно, усвоение учебного материала возможно только при особенном подходе: четко артикулированная речь, педагог должен быть постоянно повернут к ученику лицом, небыстрый темп речи, небольшие размеры помещения (для хорошей акустики). Все это ребенок может получить только в спецклассе с педагогом, который будет соблюдать эти требования, что в массовом классе невозможно. Поэтому так важно сохранение индивидуального подхода к процессу обучения наших детей».

Поколение испытуемых

Родители школьников хотят действий и результатов – иначе нынешнее поколение детей превращается просто в испытуемых, на которых ставится эксперимент, и в итоге их образование будет иметь существенные изъяны. «Мы, родители, не отвергаем, а наоборот, всеми силами поддерживаем интеграцию наших детей в массы. Вырастить наших детей не обузой, а людьми, полезными обществу – наша мечта. Но без специального организованного подхода к процессу обучения общество получит не только людей с особенностями, а попросту полуграмотных необразованных болванов, пригодных только к выживанию на пенсию», – говорится в одном из писем родителей к Калине.

В общем – подытожили родители результаты беседы в разговоре с корреспондентом «Милосердия.RU», «как бы ни кроили эту кольчужку, все равно на всех не хватит», а под первый удар и попадают коррекционные школы. 

«Да, дети с инвалидностью – они затратны, – сетует Елена Багарадникова, – чтобы работала инклюзия, за которую ратуем и мы, родители, и, вроде бы ратует И.И. Калина, нужно подкреплять ее соответствующими реально созданными специальными условиями, из которых материальная база, вроде пандусов, лишь незначительная часть. Основное, что необходимо – это высококлассные специалисты, владеющие специальными технологиями. Двухнедельные курсы повышения квалификации не заменят специального образования, теперь в Москве отсутствующего, и позволявшего эффективно оказывать помощь и обучать детей с различными нарушениями».

Исаак Калина решил действовать радикальными методами – и попросил родителей дать список детей, которые не получают должного объема помощи и услуг. При такой постановке вопроса родители опасаются и за детей, и боятся подвести свои школы. «Мы говорим о системных нарушениях, а нам предлагают составить списки школ и детей, – говорит Елена Багарадникова, – но дело совсем не в этом. Мы принципиально не приводили ни одного конкретного примера, не называли на встрече никаких фамилий, никаких школ. Нужно что-то делать в комплексе, директоры не виноваты». 

12f10c2438602e54d00621d4e6abaecd.jpg

А вот дети от нынешней системы образования страдают. «Де факто дети с дефектами здоровья категорически ограничены в своих возможностях, – отмечает Игорь Шпицберг. – В школах уже нет логопедов, дефектологов. Нет специальных медицинских работников. Система съеживается. Но дети должны получать поддержку!»

Юлия Камал, председатель Московской городской ассоциации родителей детей-инвалидов, говорит так: «Следующая встреча по нерешенным вопросам запланирована на октябрь – и есть надежда, что такие встречи и обсуждения сложившейся ситуации станут регулярными – а за ними последуют адекватные действия, направленные на сохранение системы коррекционного образования в Москве и развитие не “механической”, а настоящей инклюзии».

Марина Лепина

Источник: Милосердие.RU

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ