Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Перспективы на ощупь. Как 13 слабовидящих борются за карельский рынок упаковки из картона

Их картонную упаковку в Петрозаводске лучше всех заказывают пиццерии, ягодный завод и хлебокомбинат. Но не берут молокозавод, мясокомбинат и производители круп. Из-за этого предприятию «Онеготара», где работают инвалиды по зрению, пока не удается стать прибыльным. Как работает это предприятие сегодня, и почему испытывает проблемы с заказами, выяснял корреспондент «Русской планеты».

«Мутновато, но что-то видно»

Запах клея ПВА, напоминает о художественной школе, где мне приходилось сооружать бумажные макеты. Доносится он из цеха по производству картонной упаковки.

– Разрешите проехать, — толкает тележку со стопкой картонных заготовок грузчик Дмитрий Иванченко. Он инвалид по зрению, работает на «Онеготаре» уже 15 лет. На ходу сухо рассказывает, что коллектив слаженный и все хорошо.

– От работы я только удовольствие получаю. Трудностей никаких нет. Все в порядке. Надеюсь на перспективы развития.

Захожу в один из залов. Две женщины в очках с толстыми линзами складывают картонные листы. Знакомлюсь.

– Я здесь уже 31 год. Коробки клею, — робко отвечает мне Галина Деньгина. — На прессе высекаем коробки под пиццы, пироги, печенье. Зрение у меня — первая группа инвалидности, мутновато, но что-то видно.

Ее коллега картонажница Елена Тихомирова, тоже слабовидящая, зрение свое в работе почти не использует. Все делает на «автомате».

– Я смогу это сделать и с завязанным глазами, — шустро собирает рекламный пакет для одной из сотовых фирм. — Столько лет одно дело делаем, все уже наработано.

Начинает гудеть металлический ящик, стоящий рядом с Еленой.

– Пусть нагреется, — успокаивает картонажница. — Не пугайтесь. Это упаковочная машина. Сейчас буду склеивать большие листы гофрированного картона.

9a56678f41aaba7687a7c706620550cd.jpg

Елена встает, берет пачку, кисть, банку с клеем ПВА, ловко промазывает один из краев картона, складывает. Набирается стопка. Елена кладет ее на аппарат, обматывает пластиковой лентой и убирает в тележку. Все делает четко, словно, это не ручной, а машинный труд.

– Предприятие это открыли в 1946 году. Когда все начиналось, меня здесь, конечно, не было. Мы приехали в 1985 году. Тогда где-то 300 человек тут работали, а сейчас нас совсем мало осталось, потому что сокращения, такая рабочая сила уже не требуется, наверное, везде идет замена ручного труда на автоматы. Сейчас работы мало, на целый день не хватает.

Елена вспоминает, что в свое время, в 80-х, слабовидящие инвалиды собирали телевизоры, радиодетали. В разные периоды на предприятии делали стеганые одеяла, швейную продукцию, рыболовные сети и даже учебные циркули.

«Проще сдать в аренду»

– Да, делали и сетки. Тогда тесное сотрудничество с финнами было, — вспоминает генеральный директор Игорь Черкасов, который здесь руководит еще не больше года, но историю предприятия знает отлично. — С 1995 году предприятие специализируется на упаковке из картона и гофркартона. Сейчас мы не покрываем своих расходов.

Еще 5 лет назад «Онеготара» было на грани закрытия. Заказов не хватало. Тогда даже купили по целевой программе «Социальная поддержка инвалидов» новый картонорезательный станок. Но задействовали его лишь на 15 процентов. Он оказался не востребованным, как и ротационный станок, который купили до этого. А он способен выпускать 3 тысячи коробок в час. Сейчас с заказами лучше, но их все равно мало.

– Высокая себестоимость продукции, — акцентирует Игорь Черкасов. — Чтобы выжить, приходится сдавать в аренду пустующие помещения.

Дмитрий Лощинин

Источник: Русская Планета